ОКСАНА МОИСЕЕВА
Что ульяновская гимназия № 33 – это знак качества в сфере образования, известно очень давно. В прошлом году это учебное заведение отметило шестидесятилетний юбилей. И ровно половину этого срока ее возглавляет Николай Прокофьев, заслуженный учитель России и… выпускник этой школы.
«Не хотел бы учиться у мамы…»
– Мало того что я учился в этой школе, я еще учился у своей мамы, правда, это было еще не в Ульяновске. Она была учительницей начальных классов и, когда мы сюда переехали, отработала в школе № 33 ровно тридцать три года – вот такое совпадение. Но скажу вам честно, я бы не захотел снова оказаться в учениках у мамы. Да это вам почти любой человек, оказавшийся в подобной ситуации, скажет – педагоги чаще всего относятся к своим детям гораздо требовательнее и строже, чем ко всем остальным. Кому-то провинности и шалости могли сойти с рук, но мне всегда доставалось по полной программе. И иногда даже не за свои проступки.
Позже Николаю Михайловичу довелось побывать в учениках и у своей тети, маминой сестры, тоже учительницы. Да и дома все разговоры обычно крутились вокруг школы, педагогики, учеников и так далее… В свете этого выбор молодым человеком высшего учебного заведения неудивителен – он поступил на исторический факультет Ульяновского педагогического института. Сейчас у Николая Прокофьева – полвека педагогического стажа.
– Николай Михайлович, за последние два десятка лет новейшая история – пожалуй, самый сложный предмет для преподавания. Одних учебников существует несколько десятков. Сейчас много говорят о создании единого учебника истории, причем есть мнение, что это, в принципе, невозможно. Что вы об этом думаете?
– Начиная с 90-х хорошего, адекватного учебника по новейшей истории вообще не существует в природе. Изменения в обществе, переоценка ценностей привели к очень серьезной политической конъюнктуре, и единая концепция исторического процесса в России на сегодня только начинает складываться. Соответственно, и создание единого учебника истории – это еще очень и очень долгий процесс. Что касается меня как преподавателя, то признаюсь: уже лет десять я преподаю только историю XIX века. Там все относительно стабильно. Это связано не со сложностью темы, а, прежде всего, с тем, что директор учебного заведения должен исполнять массу других обязанностей.
По словам Николая Михайловича, для создания единого учебника истории требуется еще и принятие единого государственного стандарта в сфере истории и обществознания. Причем учебник через определенное время может стать электронным – у этого есть как очевидные плюсы, так и минусы:
– Попробуйте взвесить портфель современного первоклассника, я уже не говорю про более старшие классы. Понятно, что электронная версия учебников в этом случае выигрывает. Но есть один и очень серьезный минус – влияние на зрение. Наши ученики и так далеко не зоркие соколы. Наше поколение проводило свободное время на улице – футбол, волейбол, баскетбол. Куда сейчас бежит ребенок, если у него появилась свободная минутка?
– Правильно, к компьютеру. Так сказать, издержки технического прогресса.
– Еще одна «горячая точка» современного образования – трудовое воспитание. По современным канонам учитель сейчас не имеет права даже попросить ученика стереть с доски. Как эта проблема решается в вашей гимназии?
– Да, действительно, это большая проблема. Я являюсь сопредседателем нашего регионального движения «За советскую школу!» и полагаю, что за два года нам удалось достичь многого. В отношении трудового воспитания сложность в следующем – если дети у меня ухаживают за цветочками или убирают класс, я обязан получить письменное разрешение каждого родителя. Они, кстати, относятся к этому совершенно нормально и совсем не против, чтобы их чадо немного потрудилось на пользу школы. Так что у нас сохраняются и дежурства, и работа на пришкольном участке. Другое дело, что раньше трудовое воспитание включало в себя намного больше. Были трудовые десанты, трудовые объединения, помощь в уборке урожая – знаменитое «на картошку». Согласитесь, протереть парты в классе и поработать на настоящем предприятии – это разные вещи. Причем подросток лет в пятнадцать-шестнадцать мог заработать на этом реальные, пусть и небольшие деньги, а ведь это тоже надо почувствовать. Но для возвращения этой практики нужно вносить изменения не только в региональное, но и в федеральное законодательство, а это, как говорится, долгая песня.
Две медали по цене одной
Движение «За советскую школу!» существует в нашей области два года, но первые весомые результаты уже есть. Как рассказал Николай Прокофьев, прежде всего, уже на законодательном уровне в школы вернулась форма. Гимназия № 33 три года сотрудничает с «Элегантом», но никакого «крепостного права», по выражению ее директора, здесь нет, родители могут купи и, школьную одежку хоть на рынке, лишь бы она соответствовала установленному образцу. Только желающих не особенно много, потому что комплекты, которые заказываются оптом, обходятся дешевле. Кроме того, не без влияния движения «За советскую школу!» был возрожден традиционный в нашем регионе для прошлых лет Пост № 1. А с медалями, которые раньше выдавались отличникам, в конце прошлого учебного года сложилась просто анекдотическая ситуация:
– Ситуация с отменой медалей за успехи в учебе, я думаю, хорошо известна, она вызвала широкий резонанс и не менее обширную волну протеста. В 2013 году Министерство образования РФ отдало решение о награждении этими медалями на откуп региональным властям. А в следующем, 2014-м вернуло федеральные награды. В итоге в конце прошлого учебного года наши ребята стали дважды медалистами, получив и региональные, и федеральные медали.
– Николай Михайлович, известно, что наша система образования была лучшей в мире. И вот пришли времена ЕГЭ. Как вы думаете, вернутся ли в образование традиционные экзамены? Ведь уже ясно, что ЕГЭ может сдать – “натисканный”, но не обладающий особыми знаниями ученик. И, наоборот, наличие знаний не дает гарантий, что подросток благополучно сдаст ЕГЭ.
– На мой взгляд, у ЕГЭ есть одно преимущество – талантливый подросток из глубинки может поступить в самое престижное заведение страны на основании довольно простой процедуры, которая и называется ЕГЭ. Но заметьте, сейчас мы постепенно начали возвращаться опять же к прежнему опыту российской – советской – школы. Вернули сочинение – не просто так, стало быть, поняли, что вариант тестов, когда надо ответить на вопрос, как звали невесту Ленского, причем выбрать из четырех вариантов – Фекла, Клава, Ольга или Татьяна, неприемлем. Над этим не зря еще Задорнов издевался. Я считаю, что довольно скоро устная форма сдачи экзаменов вернется – особенно по гуманитарным предметам, ведь ребята, в конце концов, должны уметь говорить и излагать свои мысли на бумаге, а не просто варианты ответов кружочком обводить. Думаю, что ЕГЭ в итоге станет просто частью экзаменов как таковых.
Юристы: количество и качество
– С сентября этого года в вашей гимназии открывается новый профильный юридический класс. Не секрет, что по части юристов, экономистов и менеджеров рынок труда сейчас переполнен. Вы не боитесь, что ваши ученики не будут востребованы?
– Безусловно, юристов выпускают много, а вот количество юристов с качественным образованием, поверьте, от этой цифры уменьшается в разы. Здесь ведь вопрос качества, а не вала. В нашей гимназии четыре профильных класса – гуманитарный, который со следующего учебного года будет юридическим, информационно-технологический, социально-экономический и естественнонаучный. У нас давно налажено сотрудничество с Ульяновским государственным университетом, его преподаватели ведут в школе уроки и, конечно, присматриваются к ученикам как к возможным студентам. Честно говоря, поступление в вузы наших выпускников по итоТам прошлого года примерно на уровне девяноста восьми-девяноста девяти процентов.
– Сейчас даже сложно перечислить все достижения вашей гимназии. Совсем недавно ваш преподаватель русского языка и литературы Ирина Малышева стала победителем областного конкурса – «Учитель года». Мы помним нынешнего министра образования области Екатерину Убу, которая привезла после такой же победы из Москвы «Серебряного Пеликана»…
– Честно говоря, подобные достижения – штучный товар, это касается и учеников, и педагогов. Как и победы наших ребят на разного уровня олимпиадах. Для этого ученик и учитель должны общаться на каком-то глубинном уровне, и у наших педагогов это получается. Ведь не только они учатся у нас, мы тоже учимся у них. И так всю жизнь.