«Я не знаю, что такое актерская песня. Пой от души, и у тебя все получится», – говорит актер, сценарист, поэт и композитор Сергей Маховиков. И поет «С чего начинается Родина» так, что не нужно больше никаких слов о патриотизме…
Зритель лучше знает, какого героя не хватает, какой сегодня нужен. Такой, как герои Маховикова. Простые, обыкновенные, очень мужественные. Настоящие мужики. Защитники.
– Я на самом деле никакой не герой, – говорит Сергей. – Я комедийный артист. С удовольствием играл бы в комедиях, посмеивался бы, сидел бы у камина, потягивал бы коньячок. А все время приходится с автоматом бегать. Устал, не могу! Конфликт в Таджикистане – об этом моя картина «Тихая застава», первая и вторая чеченские войны, кавказские конфликты. Лет 20 не отпускает меня война. А сейчас еще и Донбасс… Я ведь пытался получить военное образование, стать офицером, проучился недолго. Но ощущение – никто, кроме нас, – осталось на всю жизнь. Может, потому и пошел сниматься в военные картины.
– На встрече со зрителями вы и лирику поете, особенно мне понравилась «У черного моря»…
– Недавно ушел из жизни мой друг – Сергей Козлов, поэт, сказочник. Помните? «Ежик в тумане», «Как львенок и черепаха пели песню». Как-то сидим, пьем чай. Пою ему свои песни. Он и говорит: «Серега, а спой какую-нибудь мою». Судорожно стал вспоминать его мультики. И спел «Облака, белогривые лошадки». А он сидит – седой, бородатый, красивый и… плачет: «Да… В твоем исполнении даже детские песни становятся военными».
– Кроме призов за актерские работы у вас множество патриотических наград…
– Государственных наград у меня нет ни одной. Все ведомственные – от ФСБ, МВД, МЧС, Министерства обороны. И очень уважаемые общественные награды, среди которых медаль «Боевого братства» «За ратную доблесть». Получал ее в Чечне. Но не носил, стеснялся. Я же ездил как артист. Когда мы подружились с Сергеем Говорухиным, стали ездить с ним на боевые действия, выходить на боевые задачи. За что меня и наградили медалью Минобороны Абхазии «За боевое содружество». Говорю Сергею: «Вот такой у меня нет». «А у тебя что, есть медали? Почему не носишь?». – «Да неудобно». – «В следующий раз на 9 Мая можешь без наград не приходить». Не бывает больших и маленьких наград. Мы «спецназ» другого эшелона. Я ведь поначалу уехал туда, не будучи известным актером. И то был нужен. А когда стал известным, то еще вопрос кому это было важнее. Видели бы вы глаза этих мальчишек, офицеров. Там я нужнее, чем где-то. Однажды улетали с Аргунского ущелья. А я тогда камуфляж не надевал, ездил в джинсах. Давайте, говорю, на вертолетной площадке выступим. Солдаты встали на расстоянии вытянутой руки. Спрашиваю: «Че так близко-то? Дайте ящики, я встану». – «Не, на земле стой». Спел. А потом мне говорят: «Там снайпера работают». Эти мальчики так встали, чтобы закрыть от снайперского выстрела идиота в джинсах. Такие вещи не забываются.
– Вы не раз бывали в Донбассе?
– То, что показывают наши военкоры, – это правда, но только часть ужаса, который там творится. Очень им хочется наказать русских таким откровенным унижением – бомбя города. Меня бесит их наглость. Но в то же время хороший человек на войне становится еще лучше, а плохой – еще хуже. Сгусток героизма, добра, счастья жизни – с одной стороны и злобы, гадости, непотребного поведения – с другой. Ветераны Великой Отечественной войны еще в 2012 году писали мне из Киева: «Мы находимся на переднем краю борьбы с фашизмом». У меня много друзей в ополчении. Если бы вы видели убитых детей – не дай бог, конечно, вообще бы закончились все разговоры, кто прав, кто виноват…
– Что для вас самое важное в актерской профессии?
– Актерская и человеческая совесть. Она есть – и все будет получаться и в комедии, и в трагедии, и в военном кино.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.