ОКСАНА МОИСЕЕВА
Более 20 лет назад, 20 июля 1993 года, была создана Золотая книга почета Ульяновской области. Решение принималось в трудное для страны и региона время, многие называют его переломным. В этих условиях и появилась Золотая книга, сыгравшая большую роль в обеспечении сохранности и передачи памяти о лучших людях, сбережении их имен и достижений, традиций труда, порядочности, высокой нравственности, преемственности передового опыта и поколений.
За прошедшие два десятилетия уже 218 человек удостоены звания «Почетный гражданин Ульяновской области» и занесены в Золотую книгу почета. Среди имен, составляющих поистине золотой фонд региона и всей страны, – люди самых разных профессий и достижений.
Мышка и клей из варенья
Артист Ульяновского драматического театра Алексей Дуров первый раз вышел на сцену в возрасте восьми лет в роли Мышки в сказке «Репка». Он вспоминает, как его мама отпорола какой-то меховой воротник от старой шубейки и пришила его к белой рубашечке – это был хвост. Как сейчас признается Алексей Данилович, особого влияния на его мотивацию участие в этом спектакле не оказало, в театр с малого детства он не рвался – Алексей, как и многие его ровесники в то время, бредил небом.
– Я занимался в кружке авиамоделирования и до сих пор помню восторг, который охватывал меня, когда сделанная мною модель поднималась в воздух. А воздушные змеи! Современным ребятам, наверное, этого не понять. Знаете, чем мы клеили их? Вареньем! Клей тогда был в большом дефиците, а варенье, причем загустевшее, засахарившееся, отлично годилось для этих целей.
Алексей Дуров родился в городе Серпухове Московской области. Про свои ранние годы говорит сейчас: «Да, послевоенное детство. Голодно, холодно, как говорится, крапива – лебеда. И недоедали, и вещей многих не хватало, но в те времена почти у всех было так».
Зачем мне орден, я согласен на медаль
При клубе авиамоделирования был драматический кружок. И Алексей Дуров туда записался. Занятия там его настолько затянули, что он забросил моделирование. А чуть позже подал заявление в знаменитое Щепкинское училище. И тут в его жизни произошел один из тех случаев, которые на первый взгляд кажутся трагикомическими. Алексей Дуров любил играть в футбол. И как раз накануне экзаменов упал во время очередного броска так «удачно», что бутса его противника рассекла весь подбородок.
– Да у меня язык в эту рану пролезал, прямо вниз, кто видел – чуть ли не в обморок падал, довольно неприятное было зрелище, – смеется Алексей Данилович. – И говорить я мог только одной стороной рта. Наверное, это было смешно. В общем, прослушивание мое накрылось, как говорится, медным тазом. И в итоге поехал я вместо театра в армию.
Служил Алексей Данилович в Прибалтике, в авиационных войсках. Там, правда, сразу попал в самодеятельность – пел, танцевал, читал стихи. Одним из самых любимых был отрывок из «Василия Теркина» Твардовского «О награде» – «Я скажу, зачем мне орден, я согласен на медаль».
– Честно говоря, это, видимо, стихотворение, которое мне суждено читать всю свою жизнь. Уже пятьдесят пять лет, как я его читаю, юбилей можно отмечать. Я читал его на приемных экзаменах в ГИТИСе, и комиссия выслушала меня, не прерывая, до последней строчки, хотя обычно они останавливали абитуриентов.
Кстати, можно сказать, что путевку в театральную жизнь ему выписала знаменитая в свое время актриса Наталья Фатеева. Эта синеглазая красавица приехала в часть, где служил Дуров, и услышала, как он читает со сцены все того же «Василия Теркина».
– Вам надо обязательно поступать в театральный, – сказала Наталья Фатеева молодому солдату, – И вы поступите, это точно.
Алексей Данилович вспомнил в тот момент, как мать накануне его отъезда веером выкинула шесть карт на застланный платком стол – она иногда гадала на картах и предсказывала будущее всегда верно. И сказала практически то же самое: «Ты поступишь, сынок».
– Хотя мама вообще-то хотела, чтобы я поступил в строительный техникум, – вспоминает Алексей Дуров. – Говорила, зарплата стабильная, трудоустройство после техникума, ну и рядом с домом. Но получилось так, что я поступал в театральный институт два раза в военной форме. Мне даже во второй раз сказали: надень штатский костюм, что ты все в военном ходишь. А у меня его просто не было. Но, несмотря на это, я все-таки поступил. В ГИТИС. Видимо, это все-таки предназначение.
Педагоги, по словам Алексея Даниловича, у них были великолепные – он вспоминает Ольгу Пыжову и Бориса Бибикова, которые воспитали многих известных киноартистов.
– Они нам всегда говорили, что театр – это прежде всего дисциплина. Я до сих пор не могу прийти сюда за пять минут до репетиции или за двадцать минут до начала спектакля, чем нынче страдает наша молодежь. Даже если на сцену выхожу только во втором акте, все равно стараюсь появиться в театре задолго до начала первого акта.
Все родное, все свое
Алексей Данилович считает, что его творческая жизнь сложилась достаточно счастливо. Он даже не может ответить на вопрос, какие его роли дороги ему больше или меньше. Да, в принципе, он и прав – ну что выбрать: князя Шуйского из «Монархов»? Ферапонта из «Трех сестер»? Капулетти из «Ромео и Джульетты»? Выбор, действительно, труден, поскольку в каждую свою роль Алексей Данилович вкладывает частичку своей души – и это не расхожий штамп.
– Все родное, все свое, – говорит Алексей Данилович.
– Изгоев нет. Я люблю каждую свою роль. И думаю, что каждая моя роль была нужна именно в то время, в которое я ее играл. Я не помню, чтобы мучился этими творческими проблемами – хочу сыграть Гамлета или короля Лира Я играл те роли, в которых театр нуждался в данный момент. И ни за одну из них мне не стыдно.
Кстати, был в творческой биографии нашего героя эпизод, когда он играл нашего самого главного земляка – в то время это было очень почетно. Правда, Алексей Данилович скромничает, говорит, что он был лишь дублером нашего «главного Ленина» – Анатолия Устюжанинова, но тем не менее в спектакле «Во имя жизни» в роли вождя пролетариата он выступил.
– Грим мне делали во МХАТе, и оказалось, что я действительно довольно похож на Владимира Ильича
– в гриме, конечно, Я поехал домой на поезде, повез с собой подобранные гениальным МХАТовским гримером парик, бородку и усы.
Кстати, эта история была гораздо раньше времени выхода известного спектакля, Это было в конце шестидесятых, тогда Алексея Даниловича пригласили играть Ленина в постановке на телевидении. Но именно тогда погиб космонавт Владимир Комаров, и передачу долго не пускали в прямой эфир.
– Меня в этом гриме тогда увидел Олег Ефремов и просто чуть не упал. Закричал: «Вы посмотрите какое сходство!» А «ленинскую экипировку» мы собирали, что называется, с бору по сосенке. Рубашка у меня была своя, галстук мы сняли с гримера, жилетку одолжил еще один человек, а «ленинское пальтишко» – оно у меня именно так и называется, до сих пор висит у меня на даче, я в нем раньше работами по хозяйству занимался.
Алексей Дуров считает себя воспитанником старой МХАТовской школы. И он прав – именно от него тянется цепочка, связывающая времена и людей. Его педагог Ольга Пыжова выступала на сцене с легендой русского классического театра Михаилом Чеховым, училась у самого Станиславского. Как осознать, какие это фигуры! Жаль, что наши дети сейчас вряд ли смогут оценить этот факт. Мы пока еще можем.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.