Как ни странно, один из самых известных врачей нашего региона, экс-заведующий городского и областного отдела здравоохранения, главврач Ульяновской областной больницы, почетный гражданин Ульяновской области Петр Павлович Раков в юности о медицине и не думал. В планах у молодого человека из чувашской деревни Ивановка было совсем другое: он размышлял о возможности… стать нашим коллегой – податься в журналистику.
Кроме того, Петр писал стихи – еще в двенадцать лет сочинял эпиграммы на девчонок-одноклассниц. А став постарше, послал несколько уже серьезных стихотворений в журнал «Огонек».
– Самое удивительное, что мне ответили, – вспоминает Петр Павлович, – Написали, что нужно больше работать, читать классику: Пушкина, Есенина, Лермонтова. Ну, больше я свои опусы в солидные издания не предлагал, но стихи писать не перестал – это стало своеобразным хобби, и за мою жизнь накопилась более чем приличная подборка.
Нет, стихи писать я не бросил,
Только сделал в душе перерыв,
И в ней снова весна, а не осень
И по-прежнему радости взрыв.
«Петька, жми на врача!»
Но это, как говорится, лирика. А вот отец Петра Павловича был человеком более приземленным. Тем более что он пришел с войны с серьезными ранениями в крестец и ногу. И сказал сыну – все мечтаешь, мол… А кто мне поможет, со здоровьем у меня теперь, сам понимаешь, как. Давай, Петька, жми на врача! Домашние собрали, как Петр Павлович выразился, «котомку», и он отправился в Казань.
Характерно, что парнишка из небольшой чувашской деревеньки сразу поступил в один из престижных медицинских вузов страны. И потянулись студенческие будни. Специализацию Раков выбрал быстро – хирургия.
– У нас были дежурства в пятой клинике, вот я там сразу к хирургам прибился. Начинал, как водится, мальчиком на побегушках – кетгут стирал, инструменты дезинфицировал. Потом доверили держать крючки-расширители. Ну а на последних курсах я уже сам оперировал.
После окончания мединститута Петр Павлович выбрал для работы Ульяновскую область – это было недалеко от его малой родины, которая, кстати, до революции входила в состав Симбирской губернии, и его отец все время говорил сыну: «Мы – симбиряне!». Его направили в участковую больницу села Поповка Майнского района. Это называлось врач широкого профиля, что означало – единственный врач на всю больницу. Правда, там Раков проработал недолго, через два года его перевели в Майнскую районную больницу, которую он позже и возглавил. Работе в ней Петр Павлович отдал пятнадцать лет. Здесь он активно занимался хирургической деятельностью, и его усилиями районная больница, где до его прихода оперировали лишь аппендицит и осуществляли другие подобные несложные вмешательства, становится в один ряд с медучреждениями крупных городов региона. Раков внедрил гораздо более сложные виды операций, впервые ввел участковый принцип обслуживания жителей сел, добился организации второй бригады скорой помощи. Штат врачей увеличился, а уровень их подготовки вырос.
Авария на «Суворове»
Затем его пригласили возглавить горздравотдел. На этой должности Петру Павловичу уже волей-неволей пришлось столкнуться с сильными мира сего непосредственно.
– Однажды после одного нелицеприятного заявления о строительстве медицинского комплекса в Димитровграде меня вызвал к себе Колбин. «Пиши заявление!» – сказали мне «доброжелатели». А Колбин поинтересовался о международных московских курсах организаторов здравоохранения по линии ВОЗ, которые я окончил в 1975 году. Я сказал, что все так и диплом есть. В общем, в 1977 году я возглавил областной отдел здравоохранения.
За то время, пока Петр Павлович стоял у руля регионального здравоохранения, в Ульяновске были введены в строй терапевтический корпус МСЧ УАЗ, родильный дом в Новом городе, гинекологический корпус больницы скорой медицинской помощи.
В 1983 году случилась страшная авария на теплоходе «Александр Суворов». Напомним, что вечером 5 июня судно на полном ходу врезалось в волжский мост, перепутав пролеты.
– Мне позвонили со станции скорой помощи, сообщили о случившемся, – вспоминает Петр Павлович. – Я тут же приехал на берег для организации спасательных работ. Раненых доставляли на лодках и катерах. Их сразу же принимали врачи «неотложки», оказывали первую помощь и отправляли в больницу. Всего сняли шестьдесят четыре пострадавших, в основном с переломами, повреждениями внутренних органов, скальпированными травмами черепа. Для приема раненых была подготовлена областная больница – там широкие, удобные коридоры, где можно было осмотреть пострадавших и определить степень тяжести их повреждений. Как обычно, те, кто были «полегче», кричали, требовали внимания, а те, кому было совсем худо, лежали молча. Запасной «плацдарм» был развернут в БСМП, но он не понадобился. Другие больницы помогали нам медикаментами, инструментами, перевязочным материалом. В пять утра мы с тогдашним первым секретарем обкома КПСС Иваном Максимовичем Кузнецовым поплыли на корабль. Это было ужасно! Отовсюду свисали оторванные конечности, лежали расплющенные тела в лужах крови. Я врач с большим уже на то время стажем, и то мне было тяжело. А ведь эти трупы надо было убирать, причем быстро – лето. В итоге их загрузили в рефрижераторы.
4 000 операций
С декабря 1987 года Петр Раков возглавил Ульяновскую областную больницу. До сих пор в медицинском сообществе говорят, что подобного «главного» стены этого лечебного заведения не видели. За время его руководства были открыты двенадцать стационарных и семь параклинических отделений, а также гемодиализный центр, отделение магнитно-резонансной томографии, рентгеновской компьютерной томографии и ангиографии. В 1988 году было открыто отделение кардиохирургии с проведением операций на открытом сердце.
При этом все годы своей медицинской карьеры Петр Павлович не переставал оперировать. За все это время им выполнено более четырех тысяч(!) операций различной степени сложности.
– Да, я дежурил каждую неделю в хирургии,- говорит Раков. – Это был святой день. Я держался за хирургию прежде всего потому, что любил этим заниматься. Ну и в качестве страховки, что ли, чтобы иметь в руках дело, если тебя, простите, «сожрут». А на тех уровнях сие могло произойти в любой момент.
Бензопила на день рождения
20 апреля Петр Павлович отметил свой восьмидесятилетний юбилей. Впрочем, ему этот возраст ну никак не дашь. Скажите, много вы видели восьмидесятилетних мужчин, которым на день рождения друзья дарят… японскую бензопилу? Или тех, которые самозабвенно копаются в огороде, мотыжат картошку, гоняют в магазин на велосипеде? А главное, тех, кто до сих пор ходят на охоту – причем не на зайчиков или птичек, а на волков!
– На охоту я в первый раз пошел классе в шестом – с дядькой, отец это дело не любил. За столько лет, как вы понимаете, втянулся. И собаки у меня были – русские гончие. Сейчас-то уж не держу – тяжеловато. Но у нас есть своя бригада, и мы в сезон выходим поохотиться. Вот этого волка – показывает на шкуру – я подстрелил уже этой зимой в Тагайском лесу. А своего последнего секача уложил два года назад.
Кстати, еще одно хобби Павла Петровича – плотницкие и столярные работы. Дом в селе Загоскине Майнского района, в котором они с женой Валентиной Васильевной живут с апреля по октябрь, он (с помощью сына, конечно) выстроил собственными руками. Там даже есть настоящий камин, который зажигают, когда семья Павла Петровича собирается вместе. А семья немаленькая – сын Сергей и дочь Елена, которые, кстати, пошли по стопам родителей и стали медиками, внук и внучка, а также четырехлетняя правнучка Полина. И, конечно, женщина, с которой Петр Павлович познакомился пятьдесят пять лет назад в казанском мединституте – его жена Валентина Васильевна. С тех пор они все время вместе. Так что быть бриллиантовой свадьбе…
– Пятьдесят пять лет крест несу! – улыбается Петр Павлович.
В свои 80 лет Петр Раков ездит на велосипеде и ходит на волка.
Анна Никс

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.