Анна Семочкина – выпускница Мариинской гимназии, золотая медалистка. Кроме высшей оценки по любимой географии, она набрала 95 баллов по русскому языку, 92 – по обществознанию и 78 по математике. Девушка рассказала «Ульяновской правде», почему она считает ЕГЭ хорошей формой аттестации. И порассуждала о том, за что работодателям стоит любить отличников.
Когда пришло время выбирать предметы для сдачи единого госэкзамена, Ане не пришлось тыкать пальцем в небо или вычислять, что полегче. Географию она полюбила с седьмого класса благодаря своему учителю Татьяне Евгеньевне Черновой. Татьяна Евгеньевна настолько заразила девочку интересом к предмету, что той захотелось узнавать больше и больше, выходя за пределы уроков и домашних заданий. Аня стала участвовать в олимпиадах по географии: школьных, городских, областных, всероссийских. И побеждать в них.
– Подготовка к олимпиаде намного шире, чем подготовка к ЕГЭ, – говорит девушка. – Поэтому экзамены не отняли у меня так уж много сил и времени. Недели за две до ЕГЭ я просто решала задания по форме, чтобы привыкнуть к этой стилистике.
– То есть бессонных ночей за учебниками не было?
– Нет. Вообще, я позже 11 вечера не ложусь, такой режим. После десяти у меня совсем исчезает мозговая активность.
– Когда ЕГЭ стало обязательной формой аттестации, у него сразу появилось множество противников. А вы – сторонник или противник?
– Я думаю, что ЕГЭ – хорошая альтернатива традиционным устным экзаменам. Прежде всего потому, что он дает нам возможность подать документы сразу в несколько вузов и спокойно ждать результатов. Не нужно ездить по разным городам, сдавать каждый день одни и те же экзамены. Хотя я понимаю противников госэкзамена. Наверное, раньше школьники получали более широкие знания. А теперь мы учимся, скорее, не вширь, а вглубь. Выбираем любимые или нужные предметы и не тратим особо силы и время на остальные. По-моему, это не плохо.
– Как теперь ваши высокие баллы помогут вам в жизни?
– Я рассчитываю поступить на географический факультет МГУ или СПбГУ. А потом, скорее всего, стану заниматься экономической географией, стану аналитиком.
– В последнее время работодатели перестали любить отличников. Как думаете, почему?
– Думаю потому, что не хотят работать с занудами. Только не все отличники зануды. Я, например, открыта для общения, легко воспринимаю все новое, готова учиться и меняться и привыкла много работать.
– Высокие оценки – всегда ли они только помогают?
– Если честно, иногда мешают. Я знаю по себе, что такое так называемый «синдром отличника». Хочется все делать идеально, и чтобы все вокруг были идеальные. Начинаешь поправлять людей, учить их. В общении это мешает. Я работаю над тем, чтобы искоренить это в себе.
– Аня, а есть ли у вас свободное время?
– Мое свободное время – это занятие музыкой. Я играю на скрипке, учусь петь. Раньше играла в группе на барабанах. Музыка так хорошо разгружает голову после уроков, успокаивает.
– Теперь экзамены позади. Вы сдали их с блеском. Ощутили облегчение?
– Сначала да, выдохнула. Но теперь стала думать о том, что впереди. Появились планы всерьез заниматься наукой: по окончании бакалавриата поступать в магистратуру, потом в аспирантуру. Мне вечно надо учиться, по-другому не могу.
19290_small
Екатерина Нейфельд

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.