Как стариковские байки помогли молодому писателю получить Гончаровскую премию.
Литературная премия имени Гончарова, учрежденная в Ульяновске, с недавних пор стала международной. Правительство области награждает немалыми деньгами писателей и литературоведов за их вклад в развитие отечественной культуры. В этом году организаторы конкурса особенно отметили одного из трех победителей – Андрея Антипина из Иркутской области. За свой роман «Житийная история» он получил триста тысяч рублей и новых поклонников.
«Сначала я не поверила, что автору всего тридцать лет, – говорит председатель Ульяновского регионального отделения Союза писателей России Ольга Шейпак. – Когда читала его книгу, удивлялась, насколько этот писатель знает жизнь. Я нашла в его героях и свою родню, и знакомых из детства. Речь, психология его героев, их дух – это все настоящее, живое. Я будто погрузилась в мир людей, которых хорошо знаю».
«Житийная история» – о судьбе стариков. Настоящая и прошлая жизнь супругов Колымеевых состоит из больших и маленьких драм, к которым, впрочем, они часто относятся с юмором и иронией. Природа сибирского поселка при гипсовом руднике, сельский быт, общение между соседями – все это описано сочным народным языком.
Перед вручением премии мы пообщались с Андреем Антипиным. Он оказался похож на свою книгу: немногословный, но содержательный, серьезный, но с чувством юмора, очень народный, без капли снобизма. Антипин родился и живет до сих пор в селе Подымахино Усть-Кутского района Иркутской области.
– Знаете, Андрей, мне всегда казалось, что северные, сибирские края – это идеальные места для писателя. Даже просто по атмосфере…
– Ну да. Плохие писатели там сразу замерзают, – улыбается Андрей. – У нас, правда, очень холодно. Наш поселок уже считается территорией Крайнего Севера.
– Вот читатели удивляются, насколько в тридцать лет вы знаете жизнь. Это суровый климат заставляет быстрее взрослеть, в этом секрет?
– Во-первых, я писал этот текст не в тридцать лет, а в двадцать два, в 2007 году, просто издали его позже. Никакого особого секрета нет, просто я жил среди этих людей, да и все. Записывал то, что вижу и слышу.
– А как появился замысел превратить отдельные записи в роман?
– Не люблю я говорить о таких вещах, как появился замысел… Вообще не люблю все эти литературные разговоры. Роман получился сам собой. Просто были события, которые хотелось описать. Сначала начал писать рассказ. Потом рассказ превратился в повесть. Потом из повести три получилось, и я наглым образом назвал это романом. Его напечатали в журнале «Сибирь» нашем иркутском, никто меня не поправил, роман так роман.
– То есть в основе романа реальные жизненные истории?
– Да. Когда мне восемнадцать лет исполнилось, я некоторое время жил у бабушки, потому что она одна осталась. Каждый день разговоры были про старину, про смерть, и я всего этого наслушался. Подружки к ней приходили, о своем рассказывали. И все это легло потом, как говорится, в основу текста.
Это мой первый и единственный роман. Есть еще у меня повести всякие, рассказы.
– Вы считаете писательство своей профессией?
– Я окончил Иркутский госуниверситет, факультет филологии и журналистики. Отделение филологии. До того как стал писать роман, журналистикой не занимался, хотя сейчас работаю в иркутской городской газете.
– Не все филологи становятся писателями.
– Но все, наверное, пробуют. Хотя я поступал совсем не для того, чтобы становиться писателем. Я вообще сначала поступал на факультет биологии и охотоведения Иркутской сельскохозяйственной академии. Хотел быть охотоинспектором. Проучился там полгода, факультет меня разочаровал своей коррумпированностью. Невозможно было там учиться. Забрал документы. Вспомнил, что, кроме биологии, мне еще литература в школе нравилась. Думаю, надо попробовать. По пути завернул на филфак. С деканом разговорились, спросил у него, что вообще это такое – филология. Он мне показал брошюрку и говорит: «Вот, наш факультет окончили Александр Вампилов и Валентин Распутин». Я говорю: «О, мне точно сюда надо значит».
– Считаете их своими учителями или вдохновителями?
– Дело не в том, что я считаю, мне все говорят, что Распутин – мой учитель. В Иркутске все пишут: «Он близок Валентину Распутину». Об этом у нас говорят слишком настойчиво. Я же могу других учителей назвать из классиков. Прежде всего, Ивана Бунина. Это единственная литературная величина, которая никак не меняется в моей жизни. Не становится он меньше. Я могу по-разному относиться ко всем, к тому же Гончарову. А Бунин для меня – это писатель, при взгляде на которого спадает шапка, потому что слишком высоко он стоит. У Бунина есть такое выражение – «ледяной бритвой по сердцу». Бунинский стиль для меня – это такая ледяная бритва, такое действие производит на меня его проза.
– Все же вы победили в номинации «Ученики Гончарова». Говорите, что относитесь к нашему писателю неоднозначно. Но все-таки вы сами можете себя назвать учеником Гончарова?
– Сразу хочу вас поправить. Вы сказали «наш писатель». Почему же он ваш? Гончаров – общий.
Когда мне предложили участвовать в конкурсе, а тем более в такой номинации, я был удивлен. Подумал, неужели я могу считаться учеником Гончарова? Посмотрел свои тексты и решил, что только один, вот этот самый роман «Житийная история» можно отнести как-то к творчеству Гончарова, потому что другие тексты совсем не близки его художественному миру. Кстати, когда мне сказали, что я победил в этом конкурсе, я подумал: «О, еще и название похоже на «Обыкновенную историю». Будут теперь говорить, что из-за названия победил. Подумают специально».
– Планируете выигранные деньги вкладывать в издание своих книг?
– Точно нет. Есть много приятных вещей, куда можно их потратить. Издание книг на свои деньги к приятным вещам я не отношу.
– Кроме того, что выигрываете премии, вам удается как-то еще зарабатывать именно с помощью литературного труда? Сценарии, например, пишете?
– Связывались со мной с «Первого канала», просили писать сценарии к сериалам на деревенскую тему. Я попросил образцы, как нужно писать. Мне отправили два текста, и я сразу отказался. Помню, один назывался «Бабки-Ежки», то есть уже из названия было понятно, что дрянь предлагают писать. Требования современного кино ставят пишущего человека в тупик. А ведь если преследуешь цель заработать денег, ты должен этим условиям соответствовать. То есть мне бы пришлось писать откровенно дрянные сценарии. Я этого делать не хочу.
Справка «Ульяновской правды»
В 2015 году на премию имени Гончарова было подано 26 заявок из разных городов страны, а также Кыргызстана и США. Конкурсная комиссия присудила премию в номинации «Мастер литературного слова» автору романа «Беллона» нижегородской писательнице Елене Крюковой.
В номинации «Ученики Гончарова» отмечен Андрей Антипин из Иркутской области за роман «Житийная история». В категории «Наследие И.А. Гончарова: исследования и просветительство» награду получила филолог из Санкт-Петербурга Людмила Гейро. Размер премии составил от 300 до 500 тысяч рублей.
19287_middle
Екатерина Нейфельд

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.