Свидетельства очевидца и участника боевых действий в ДНР. Доброволец из Ульяновска, с позывным именем “Симбир”, вернулся из ДНР в Ульяновск. О том, как там обстоят дела: что ели, где жили, чем занималась миссия ОБСЕ и другое вы узнаете прямо сейчас. Благодарим за предоставленные фотографии. Прятать лицо “Симбир” не захотел сам.

zsX6vf95A_M.jpg

Фото: Донецк, 2014 год.

Как только он приехал на фронт,то получил позывной “Симбир”. Совсем недавно узнала, что “Симбир” возвращается из ДНР. Сразу же договорилась встретиться и пообщаться. Задала самые простые вопросы. Итак, не буду затягивать со вступлением, перейдём сразу к ответам.

RbMmYf4vQrM.jpg

Арина: как ты принял решение поехать в ДНР? Встречал ли ты других ульяновцев-добровольцев?

“Симбир”: решение не было спонтанным, я перед этим хорошо подумал. Просто не смог остаться в стороне.  Здесь уже, в Ульяновске, когда приезжал в отпуск в марте, встречал мужичка одного, который был под Луганском. Был до меня ещё паренёк из Самары.

 

Арина: какую должность ты получил?

“Симбир”: последняя – зам. командира взвода. Был в 4-м мотострелковом батальоне.

mlpq3J-vnNM.jpg

Арина: если не секрет, как ты туда добрался? Почему именно в ДНР, а не в ЛНР?

“Симбир”: здесь секрета особого нет. Когда это началось, – стали организовываться люди. Потихоньку начали собирать помощь. К одному из организаторов я обратился. Сказал, что интересно мне самому поехать. Он всё узнал, как действовать мне объяснил. Добрался до Донецка, а тогда действовала масса контрабандных троп, пограничного перехода ещё не было. Если честно – я не загадывал, куда именно приеду, куда попаду. Только когда начали двигаться от границы мне объяснили, что повезут в “Восток”, на 5 базу. С тех пор не менял ни подразделение, ни взвод.

uE-buNfnQUI.jpg

Фото: детская площадка. Пригород Донецка.

Арина: я слышала, что новых людей там проверяют, это так?

“Симбир”: проверка с особистом была, но буквально 5 минут. Я же приехал тогда в начале августа. Там ситуация была критическая: пустынный город, машин нет, ничего нет. Особист спросил войсковую специальность, а потом вперёд в строй. Познакомился с подразделением, буквально 5 дней, затем вышел на первые боевые действия.

8UiDdBzxFlI.jpg

Фото: разбитая Ясиноватая. Пригород Донецка.

Арина: то есть ты почти год пробыл там?

“Симбир”:  практически да, 11 месяцев, за минусом отпусков. Получается, что в начале августа 2014 прибыл туда, а  4 июля 2015 я вернулся в Ульяновск.

 

Арина: как в ДНР дела обстоят с питанием?

“Симбир”: зависит от того, где ты находишься. Если на базе в Донецке, так называемая база “Востока”, в своё время было училище – там действует столовая. Завтрак, обед и ужин были. А если мы стоим на фронте, уже на передовой, как правило, нам привозят сухпаёк или продукты. Мы сами готовим. Питание, скажем так, не ресторанное, но вполне достаточное. Мы стояли в дачном посёлке, там есть черешня, абрикосы. Плюс попадалась местная дичь и кабаны.

 

Арина: какое оружие используют ополченцы, а какое пускает в ход ВСУ? У вас есть установка “Град”?

“Симбир”: с точки зрения оружия, то оно примерно одинаковое с обеих сторон. Это советское оружие образца, наверное, 70-80 гг. “Грады” у нас есть, только с нашей стороны они не работают. А вообще, полно всяких опасных систем с красивыми названиями, типа “Акация” или “Василёк”. Бывали и такие моменты, когда шли в наступление, хоть и не много раз, но от украинских военных наживались боекомплектами. Потому что, допустим, у нас гранаты ручные в дефиците были, а там прямо ящиками брали оставленное. Есть у нас трофейные радиостанции. Сама Украинская армия не снабжает практически свои вооруженные силы. Помогают им иностранцы. Дают им хорошие шлемы, бронежилеты. У меня лично был трофейный шлем и бронежилет.

4wBoq9Jdd84.jpg

Арина: выполняет ли свою миссию наблюдатели ОБСЕ?

“Симбир”: они в лучшем случае – бесполезны. Они даже не то, что мешают… скорее пособничают, скажем так, другой стороне вести боевые действия. Масса случаев, когда приезжает миссия ОБСЕ, а потом прицельно прилетает полный “пакет града”. Есть разного рода предположения об оставленных на постах маяках.

Azep3mBJtI8.jpg

Арина: ДНР финансово как то поддерживает добровольцев, есть какие-то выплаты, довольствие? Мне рассказывали о ставках 16-18 тысяч рублей в месяц военным ДНР. Причем так: один батальон в штате, три не в штате. Получается, что все деньги, которые приходили на штатный батальон, распределяют на всё подразделение. То есть профессиональные военные делятся своей зарплатой с теми, кто пришли служить добровольцами в режиме довольствия. В итоге довольствие что то в районе 7 тыс рублей. Это так?

“Симбир”:  Когда уезжал в отпуск — там давали по 2000 гривен. Приехал из отпуска — людям заплатили по 100 долларов. Просто тогда было наступление, мы взяли поселок. Все слухи о том, что там бешеные деньги дают — не правда. Я пришел в августе — регулярно каких то денег вообще не получал.

Арина: есть какая-то система сообщений между ВСУ и ДНР?

“Симбир”: сейчас нет. Я за свой участок фронта говорю. Сейчас просто никакого сообщения, только обстрелы. А до этого, после первых “Минских соглашений”, когда мы стояли в посёлке “Красный партизан”, там даже передача вышла о том, как мы общаемся с ними.

FdcvWHGwFMo.jpg

Арина: тебе доводилось общаться с другой стороной? О чем говорили?

“Симбир”: в период перемирия только. Выходил разговаривать с командиром их подразделения. Там тоже интересный мужик, ему 56. Он сам учитель истории из Запорожья. Говорили о жизни: что им тут надо, что нам тут надо… Война им не нужна, нам не нужна. Тем не менее воюем…

XdIviDWhuyQ.jpg

Арина: известны ли тебе какие-либо факты зверства ВСУ?

“Симбир”: у нас они достаточно мирные стояли, особо ничего не вытворяли. Но на других участках – да. Наслышан, опять же, сам руками не трогал не видел. Вот история: мы стояли в поселке Красный партизан, практически всё местное население знали, как родных. И вот история одного мужика, у него шестеро детей. После обстрелов они уехали куда-то в Красноармейск. Он сам немножко дома посидел, а потом пошел служить в “Восток”. В боях не участвовал. Только в комендатуре 3 месяца побыл, но служба как-то не пошла. Решил поехать к семье. На блокпосту его арестовали и там же повесили.

 

Арина: говорят, что в действиях участвует батальон Кадырова?

“Симбир”: чеченцы были, они ещё по осени стояли в одном городишке. Но конкретно Кадыровских не знаю. Сам Кадыров народ не отправлял. То есть туда приезжали чеченцы по собственной инициативе. Их разоружили сейчас. А так я разговаривал с женщиной в Ростове уже. Она беженка. Когда их выводили оттуда, то накрыли “градами” три автобуса с женщинами и детьми. Так вот чеченцы их оттуда доставали. Народ погрузили, а один автобус БТРом вытащили.

 

Арина: какой интернациональный состав был у вас? Были ли документы?

“Симбир”: у нас в бригаде осетин очень много. Пара казахов была. Когда я пришел только, в августе, были два испанских антифашиста. Француз был, плюс американец один. Ещё были двое темнокожих. Но у испанцев была печальная судьба, когда они поехали на Родину. Там их арестовали, все сидят сейчас. Да. было удостоверение.

Yf_BbQNzWAk.jpg

 

Арина: какая техника, в каком состоянии? Если начнется “прессинг”, какие шансы у ополчения?

“Симбир”: у нас техника, в основном, старая. Большинство – трофейная. Я считаю, что у нас нормально с оборонительным вооружением. Любой наступательный порыв мы, в любом случае, купируем. Но вот для наступления нужен определённый резерв по людям и техника, конечно.

tGJn7HB2ixQ.jpg

Арина: помогает ли населению кто-то, кроме России? Казахстан, Белоруссия? Работают ли школы, детсады, угольные шахты?

“Симбир”: возможно кто-то есть. Но я точно знаю только о помощи со стороны России. Всё что может работать – работает. То есть у нас пост находился около железной дороги. Там постоянно идут составы с углем, трубами. В Донецке до сих пор очень чистые улицы. Там каждое утро выходят дворники. Четко работает общественный транспорт. Школы работают и детские сады тоже.

 

Арина: слышал ли ты о каких-то злоупотреблениях гуманитарной помощью? Есть факты перепродажи продовольствия из России?

“Симбир”: я проще скажу. Раньше вот тушенка из белых КАМАЗов была просто “Тушенка высшего качества”. Сейчас она вся обклеена “не для продажи”. Это сделано специально в тех целях, чтобы она не попадала ни на рынки, ни в магазины. Со злоупотреблениям власть борется, слышал, что кого-то арестовали.

 

Арина: какой боевой настрой у народа? Как выполняются “Минские соглашения”?

“Симбир”: на самом деле люди устали от войны. А по “минским” закреплена линия обороны. В момент заключения мы эту линию подвинули, с тех пор эта линия соприкосновения не нарушается. Ведутся постоянные провокации. А отвод тяжелого вооружения не выполнялся. То есть сначала Киевская сторона не выполнила условия, соответственно, мы на каком основании должны отводить технику. Но сейчас нет широкомасштабных действий. Вялотякущая война пока.

 

Арина: расскажи какую-нибудь интересную историю?

“Симбир”: на самом деле без юмора жить нельзя. Я приехал в конце декабря. Мне говорят, что двое моих ребят на гауптвахте. Позывные ребят “Слоник” и “Чичен”. Оказалось, что вовремя перемирия они вышли на “укропский” блокпост с предложением откинуть всё оружие и драться на кулаках в поле. Да так, чтобы пятеро на пятеро. Те вызвали своего командира, как раз того учителя истории. В общем, весело было.

lGfncWvtt1k.jpg

Фото: на взятых позициях. “Слоник” с трофейным “Утёсом”.

Арина: ты говорил, что у вас там медведь жил, расскажи про него?

“Симбир”: да, Степаном зовут. Его ещё медвежонком привезли и оставили. Мы ему ванну поставили, кормили, заботились. Так вот, когда обстрелы начинаются, он прыгает в ванну, закрывает голову лапами и начинает реветь. Сейчас Стёпу, вроде, вывезли оттуда.

C0BDK2-xe24.jpg

rQnFRlilpjU.jpg

Вот такая у нас состоялась краткая беседа. Возможно, у кого-то есть свои вопросы к “Симбиру”? Давайте обсудим.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.