Один из ульяновских инвалидов первой группы Егор Озерцов еще в начале осени опубликовал петицию с требованием сделать Чемпионат мира по хоккею к мячом более доступным. Желающие ее подписать, переходите по ссылке https://goo.gl/aJfyw7. Она набрала уже более 105 292 подписей.
По этой теме уже было немало публикаций в СМИ, а Егор отправил на имя чиновников не одно письмо с требование объяснить и подтвердить свои действия.
На своей страничке в социальных сетях молодой человек разместил очередной пост “о стандартно-циничной реакции ульяновских чиновников на петицию”:

В предыдущей публикации я написал об обращении в Министерство спорта Ульяновской области с просьбой выслать мне предусмотренные законом перечни мероприятий по обеспечению доступа инвалидов к спортивным объектам, принимающим Чемпионат мира, и странном ответе министра спорта области Кузьмина С.С. В ответе, напомню, сообщается, что спортивные арены соответствуют понятию Доступная среда, так, например, ледовый дворец “Волга-Спорт-Арена” прошел ряд проверок, в которых принимала участие фокус-группа инвалидов-колясочников на соответствие требованиям для людей с ограниченными возможностями здоровья. Про соответствие нормативам и перечни мероприятий в ответе ни слова.

Для того, чтобы добиться-таки получения перечней мероприятий по обеспечению доступа инвалидов к объектам (для того, чтобы самому объективно оценить доступность объекта для инвалидов), я повторно обратился к министру Кузьмину С.С. Написал, что министерство имеет право проводить проверки на соответствие ледового дворца любым конкурсам, имеет право определять степень креативности и культурности ледового дворца, но я просил предоставить обязательные документы, предусмотренные законом, а именно Градостроительным кодексом.

Если первое мое обращение рассматривалось в министерстве всего лишь 5 часов, а ответ был на 4-х страницах, то повторное мое обращение не было рассмотрено и в течении 2 суток. Позвонив в министерство, мне сообщили, что они зарегистрировали мое обращение и предоставят ответ через 30 дней (максимально установленный законом срок рассмотрения обращения).

Первое, что приходит в голову, когда чиновники пишут в ответе то, что они хотят в нем видеть, времени это занимает не много. Но когда заявитель просит ответить на конкретный вопрос и настаивает на этом, чиновники теряются, расстраиваются и тянут с рассмотрением.

Второе, это нежелание чиновников, даже когда дело касается редких и от того очень важных международных соревнований, идти на сотрудничество с инвалидным сообществом. Открытая власть, о которой говорил депутат Гвоздев В.А. 5 лет назад и о которой он говорил 8 октября 2015 года на круглом столе “Доступная среда для инвалидов”, работает очень избирательно. Если перед чиновником стоит незначительный вопрос – он открыт, но если задать действительно важный и злободневный вопрос – открытость сразу пропадает.

Как еще можно назвать рассмотрение моего повторного обращения в максимально установленные сроки, при том, что первое обращение рассматривали 5 часов, кроме как волокитой и затягиванием дела?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.