АЛЁНА ДАМБАЕВА
О том, что беспокоит малый и средний бизнес, как с предпринимателями работают власти различного уровня и что вообще мешает развитию МСП – мы разговариваем сегодня с уполномоченным по защите прав предпринимателей в Ульяновской области Татьяной Скопцовой.

– Татьяна Николаевна, согласно статистике, в этом году впервые за долгое время Ульяновской области удалось переломить негативный тренд и выйти на чистый прирост числа всех субъектов предпринимательской деятельности…

– Статистика действительно положительная. Я когда услышала об этом, с одной стороны, порадовалась за то, что бизнес у нас развивается, а, с другой стороны, попыталась сопоставить с этими цифрами свое ощущение от общения с предпринимателями. Видимо, специфика моей работы такова, что в основном ко мне обращаются те, у кого проблемы в бизнесе. Лично у меня есть такое ощущение, что бизнес потихоньку сворачивается, особенно малый. Что касается крупного, тут инвестиции идут – спасибо губернатору, он в этом направлении очень активно работает. А вот что касается малого и микробизнеса, особенно в муниципалитетах, там достаточно тяжелая ситуация. Потребительский спрос падает, конкуренция, напротив, растет.

– Получается, больше всего от кризиса пострадала розничная торговля?

– Дело в том, что в этой отрасли у нас, как и в целом по России, занято порядка 50% малых предприятий. Конечно, на других направлениях кризис в экономике тоже сказывается, но хочу отметить, что у нас, на мой взгляд, неплохо приспособился к нынешним условиям малый бизнес в производственной сфере. Недавно в Ульяновской области прошел большой форум «Сделано в Ульяновске». Предприниматели представили на нем великолепную продукцию. Честно говоря, я хама, когда увидела то, что у нас производится, удивилась. Но у всех у них сейчас главный вопрос – это сбыт. Они бы рады производить больше, но продавать некому. К сожалению, 381-ФЗ о государственном регулировании оборота розничной торговли не помог им решить вопрос со входом в сети, через которые можно максимально распространить свою продукцию. Сейчас буквально в ручном режиме этих маленьких производителей региональные власти стараются «подружить» с нашими крупными продавцами.

– Помимо неблагоприятной экономической ситуации, что сдерживает развитие предпринимательства?

– Кроме экономических вопросов, очень негативно отражаются на самочувствии бизнеса ужесточения федерального законодательства. На региональном уровне власти нас слышат и всегда поддерживают любые внятные предложения. А на федеральном уровне, хотя и постоянно говорится о том, что нельзя повышать налоги и ужесточать требования к бизнесу, нужно снижать административный пресс и количество контрольных проверок, на практике происходит обратное. К примеру, с 1 января 2016 года все организации и индивидуальные предприниматели, осуществляющие розничную продажу алкогольной продукции, в том числе пива, должны фиксировать в системе ЕГАИС все факты ее закупки. Для этого им необходимо установить комплекс оборудования, получить электронную подпись. Когда предприниматели сели и посчитали, во что это им обойдется, некоторые сказали, что, наверное, придется закрыться, потому что выполнение закона потребует немалых затрат. Не говоря уже о тех неудобствах, которые создаст введение журнала продаж, в который вручную надо будет каждую проданную бутылку записывать.

– Как, по-вашему, реально ли отсрочить вступление в силу этого закона или внести в него какие-то поправки?

– Журналы продаж у нас в стране планировали ввести еще с 1 января 2015 года, но в силу того, что проект получил отрицательный отзыв в ходе проведения оценки регулирующего воздействия, его принятие удалось отсрочить, а в сам документ внести некоторые послабления. К сожалению, в настоящее время закон о ЕГАИС и положение о ведении журнала продаж уже приняты. Но еще можно внести изменения в законопроект о применении контрольно-кассовой техники. Сейчас предприниматели, которые работают по патенту или находятся на «вмененке», имеют право работать без кассы. По требованию потребителя они могут выдать товарный чек. В случае принятия изменений в федеральное законодательство на бизнес будет возложена обязанность не только выдать чек покупателю, но и направить его в налоговые органы в электронном виде, а также переслать покупателю по его требованию. Для этого нужен целый программный комплекс, который будет напрямую передавать информацию для налоговиков по каждой сделке. По нашим подсчетам только в Ульяновской области бизнесу придется потратить на это порядка миллиарда рублей. Это те деньги, которые можно было бы пустить на развитие. Но, повторюсь, в законопроект еще можно внести изменения. В этом направлении сейчас целенаправленно работают «Опора России» и другие общественные объединения предпринимателей.

– Сколько обращений от предпринимателей к вам поступило в этом году? С чем в основном они связаны?

– В этом году в адрес уполномоченного по защите прав предпринимателей поступило уже около 500 обращений. Некоторые звонят, чтобы донести какие-то свои предложения. Мне очень нравятся такие обращения, когда люди не просто просят помочь, а предлагают что-то для изменения ситуации в лучшую сторону. Тем не менее жалоб тоже достаточно много. Не всегда они обоснованы. К сожалению, бизнес до сих пор не знает своих прав и обязанностей, поэтому часто приходится им их разъяснять: «Мы рады бы вам помочь, но, к сожалению, в данной ситуации вы были не правы». В прошлом году основная масса жалоб была связана с нарушением сроков при оформлении земельно-правовых документов. Как правило, жалобы поступали от предпринимателей Ульяновска. Поднимались вопросы продления договоров аренды земельных участков под некапитальными объектами, замены киосков на павильоны, получения земли в собственность, вопросы необоснованных отказов администрации в предоставлении участков. В этом году большая часть жалоб – на работу контрольно-надзорных органов. В основном по федеральным структурам. Предприниматели жалуются на то, что они часто выходят за пределы своих проверок. То есть приходят под одним предлогом, а в итоге начинают проверять все подряд. Хотелось бы сказать контрольно-надзорным органам: если вы требуете добуквенно исполнения законодательства бизнесом, то будьте добры и сами соблюдать его при проведении проверок. Другой вопрос – штрафные санкции. Нарушение часто не соразмерно наказанию. Мы вынуждены через суд доказывать, что даже если нарушение было, можно было обойтись предупреждением. Ну подскажите вы человеку, как исправить нарушение. Не успевают предприниматели за изменениями в законодательстве. Если это не подействует, в следующий раз уже можно накладывать штраф – учить через кошелек.

– 6 октября 2015 года антимонопольная служба признала действия администрации города Ульяновска нарушением антимонопольного законодательства. Речь идет о незаконном отказе в покупке земельного участка под торговым павильоном. Обращались ли к вам представители бизнеса с подобными жалобами?

– Да, этому случаю предшествовал еще один. Там была немного нестандартная ситуация. Изначально земельный участок был отдан предпринимателю под индивидуальное жилищное строительство. Он отмежевал часть его и передал городу, чтобы поставить там киоск. А когда ему необходимо стало этот киоск изменить на павильон, выяснилось, что он на этой земле уже не может этого сделать. Он попросил обратно эту землю присоединить к его основному участку, чтобы уже им распоряжаться как собственнику. Мы тогда долго разбирались с этим вопросом, но убедили все-таки город, что есть
законные основания для продажи участка. Другой предприниматель, который пошел по его стопам и попросил продать ему землю под нестационарным объектом, получил отказ.

Он не согласился с ним и подал в суд. Суд признал, что отказ был неправомерным и обязал администрацию рассмотреть это заявление в рамках законодательства. Тем временем наступило 1 марта 2015 года С этой даты у нас вступили в силу изменения в земельное законодательство, поэтому мэрия ответила, что отказ обоснован новой редакцией Земельного кодекса. Тогда предприниматель обратился в ФАС, чтобы доказать, что было нарушено его право, потому что одному предпринимателю землю продали, другому – нет. ФАС признала, что право его нарушено. Сейчас мы пытаемся разобраться с подобными делами, потому что, к сожалению, это не один предприниматель, у которого в силу волокиты и нерасторопности разных администраций муниципальных образований зависли дела и до 1 марта не были оформлены документы. Мы изучаем арбитражную практику в других регионах, выясняем, можно ли понудить администрации муниципальных образований оформить документы в рамках старого законодательства, если заявление поступило до 1 марта.

– Вы сказали, что большинство жалоб по земельным вопросам в прошлом году поступили от ульяновских предпринимателей. Почему?

– В Ульяновске сосредоточено, по-моему, более 70% от общего количества субъектов предпринимательской деятельности. Поэтому, конечно, и жалоб, и обращений отсюда больше. Что касается проблематики вопросов, наверное, нужно вернуться на два года назад, когда у нас главой города Мариной Павловной Беспаловой было принято решение о том, что Ульяновск нужно очистить от нестационарных объектов. Киоскерам просто перестали продлевать договоры аренды, намекая на то, что им нужно демонтировать свои точки. Бизнес очень резко на это отреагировал. Жалобы дошли до губернатора, и главе региона пришлось буквально в ручном режиме решать эту проблему. Дело сдвинулось с мертвой точки. Город начал заключать договоры, но выборочно. Снова пошли жалобы. Мы и на заседании Палаты справедливости разбирали обращения предпринимателей, и УФАС занималась очень жестко этой темой, признав, что в данном случае нарушается антимонопольное законодательство. Снова губернатору пришлось в ручном режиме решать этот вопрос. На заседании правительственной комиссии было принято достаточно много решений по работникам мэрии. Были и увольнения, и дисциплинарные взыскания. Только после этого начались изменения в лучшую сторону. Получается, город тогда работал только после хорошего пинка. Как только губернатор грозно посмотрит в сторону города, что-то там сдвигается. Очень хотелось бы, чтобы новая власть, которая придет у нас после выборов сити-менеджера, не наступила на те же грабли.

– У вашего предшественника Анатолия Саги не сложились отношения с главой города Мариной Беспаловой. Дело дошло до открытого конфликта. Удалось ли вам найти контакт с ней и как вы оцениваете ее работу с бизнесом?

– Я зацепила уже, наверное, хвост этих конфликтов. Анатолий Георгиевич достаточно жестко стоял в оппозиции к руководству города. Когда я пришла на пост уполномоченного по защите прав предпринимателей, надо отдать должное, Марина Павловна Беспалова сразу же пригласила меня к себе. Мы обсудили проблемные вопросы. Казалось, все должно измениться. Тем не менее еще полгода или чуть больше город трясло. Потом постепенно работой с бизнесом начал заниматься глава администрации Сергей Сергеевич Панчин. Появился координационный совет по предпринимательству, который он возглавил. В него вошли все общественные объединения города Ульяновска. Отмечу, что Сергей Сергеевич не пропускал ни одного заседания совета. К сожалению, Марина Павловна появилась на них один или два раза. Очень надеюсь, что на посту главы города Сергей Панчин продолжит также внимательно относиться к проблемам предпринимательства и поможет найти контакт с бизнес-сообществом новому руководителю администрации города.

– С 26 октября по 1 ноября в Ульяновской области прошла третья в этом году неделя региональной предпринимательской инициативы. В этот период у вас в отделе работала «горячая линия» по приему предложений. Какие интересные идеи были в этот раз?

– Идей было достаточно много. Я думаю, на подведении итогов НПИ, которое состоится у нас на деловом форуме в начале декабря, они будут озвучены. Многие из них просто висят в воздухе. Например, бизнес просит вернуться к единому социальному нало1у Большое количество предложений связано с законопроектом о ККТ. Я уже говорила, что предприниматели очень боятся его принятия. Много вопросов – снова возвращаемся к торговле – по поводу лицензионного сбора за алкоголь. Мало того, что он подорожал с 40 до 65 тысяч, так еще и у предпринимателей нет понимания, почему одна маленькая точка должна заплатить за лицензию столько же, сколько платит крупный ритейлер за все свои торговые точки в регионе. Мы уже не первый раз, кстати, выходим с предложением сделать некую дифференциацию. Нужно продолжать добиваться своего. У нас уже есть примеры, когда мы добивались принятия нужных изменений на федеральном уровне. Не с первого раза, но добивались.