Глава области Сергей Морозов опубликовал заявление, в котором сообщает, что обратился в правоохранительные органы с просьбой отреагировать «на клевету в адрес региона», а также в его адрес и в адрес его семьи. Никакие СМИ при этом не называются.

Заявление короткое, и его суть сводится к тому, что информационная война, «развязанная в СМИ, направлена во вред деловой и политической репутации Ульяновской области». Губернатор пишет, что регион является лидером в области инвестиционной политики и одним из самых политически стабильных в России и что «некоторые политические игроки не чураются ни откровенной лжи, ни подлога». О чем конкретно речь и чем вызваны столь резкие слова, из текста, в общем-то, не очень понятно. Наблюдатели же считают, что последней каплей стало письмо о ситуации в Ульяновской области, направленное председателем ЦК КПРФ Геннадием Зюгановым главе администрации президента РФ Сергею Иванову, о котором сообщил ряд местных порталов.

Самое безобидное из того, в чем Зюганов обвиняет ульяновское руководство, это конфликт интересов. Упоминает лидер КПРФ, в частности, супругу Сергея Морозова Елену Морозову, владеющую сегодня большим бизнесом в разных сферах, обладателем которого она стала, как считает Зюганов, не по заслугам. Ну и так далее. Председатель ЦК КПРФ просит главу президентской администрации иметь изложенные факты в виду при решении вопросов управления нашей областью.

Соратники губернатора расценили обращение Зюганова как досрочный старт предвыборной кампании. Но эта оценка мне лично кажется слишком поверхностной. Если взглянуть глубже, то можно предположить, что и заявление Сергея Морозова, и письмо Геннадия Зюганова — это следствие одного и того же. А именно — грубых ошибок, провала губернаторской команды, допустившей, в частности, целую серию публичных внутриобластных скандалов, знаковыми из которых были ничем, на мой взгляд, не мотивированные склоки с экс-главой города Мариной Беспаловой и первым секретарем обкома КПРФ Алексеем Куринным. С обоими это было предельно грубо, с использованием запрещенных приемов, из которых откровенная ложь была средством далеко не самым радикальным. Из этой же серии были и выпады против члена Совета Федерации Сергея Рябухина, заподозренного по каким-то доносам вдруг во враждебных кознях.

Между тем известно, что Москва очень подобных вещей не любит, о чем чиновники почему-то сочли возможным забыть. Вспомнили же только сейчас и, вспомнив, бросились спасать ситуацию, но опять невпопад. По стилю заявление главы области принадлежит не столько ему самому, сколько, видимо, его советникам, которые в этом тексте явно противоречат реальности. Так, недавно на коллегии Управления МВД на самом высоком уровне прозвучало предупреждение о взрывоопасной обстановке в регионе — до того что 50 процентов ульяновцев готовы якобы выйти на массовые акции протеста. В заявлении же говорится о том, что область является одной «из самых политически стабильных» в стране. И что в таком случае думать Москве, если в одном из самых стабильных регионов до 50 процентов населения готовы бунтовать? Что тогда в остальных-то творится?

В другом месте один из высокопоставленных помощников Морозова, говоря о «смехотворности зюгановских обвинений», заявляет, что область признана лидером по привлечению инвестиций, и даже глава правительства Дмитрий Медведев это, дескать, отмечал. Помощникам надо бы, по-моему, спуститься с небес на землю. Само слово «инвестиции» для большинства ульяновцев — понятие настолько отвлеченное, что превратилось в пустой звук. Будь то девять миллиардов рублей в год, или 90, или хоть все 900. Их волнует своя «рубашка», такая, например, как беспредел в ЖКХ, где с одними ОДН только народу истрепали всю душу. Не понимают люди, что такое инвестиции и с чем их едят, и не поймут, да это им и не нужно.

Не стал бы губернатор писать и следующую нелепость: «Президент Владимир Путин сказал однажды: не надо со своим сопливым носом лезть в мою семью…» В смысле, не надо лезть и на уровне нашей области, но, уважаемые советники, написавшие этот текст, доходы-то и собственность супруги и несовершеннолетних детей входят в зону государственного, а, следовательно, и общественного контроля, и к нашему случаю слова президента явно не относятся.

То есть, на мой взгляд, главная проблема в регионе — это проблема кадров. Они недостаточно компетентны, малопрофессиональны и, боюсь, не очень умны. Чего стоит, к примеру, реплика первого заместителя главы области Светланы Опенышевой, комментирующей в своем микроблоге последние события. «Как замучила разная чернуха, — пишет замученная Светлана Владимировна. — Как хочется некоторым власти, что столько лжи выливают на губернатора и его членов семьи. За 11 лет работы Морозова С.И. о регионе говорят как развивающемся с хорошими экономическими показателями. Так и хочется сказать: «Пошли вон из нашего региона, гниды!». Что это? Это уровень областного руководителя или какого-нибудь деградировавшего субъекта?

И кого она, кстати, имеет в виду под гнидами — Беспалову? Рябухина? Куринного? Или, может быть, Зюганова — если он к нам заедет?

Да и потом — не Опенышеву, а правоохранительные органы Сергей Морозов просит разобраться, клеветой или же обычной критикой является то, с чем он столкнулся, и хамит она, как минимум, рано.

Как будет развиваться обстановка дальше, никто пока не знает, но очевидно, что зашло все очень далеко. И не факт, что Москва согласится на тягомотину и станет этот узел распутывать, а не предпочтет его одним махом разрубить.

Юрий Кашинский