Брошенные и забытые властью, не имеющие никаких средств к существованию, не работающие и уже не желающие трудиться сельчане всю больше люмпенизируются, превращаясь в откровенных уголовников и предпочитая добывать хлеб насущный самым простым путем — грабежом.

Жившая прежде в райцентре, а теперь у сожителя в глухой вешкаимской деревне нигде не работающая вдова со средним образованием Наталья Викторовна Казанцева хорошо известна местной полиции. Сидела за пьянку под административным арестом. За ее плечами уже несколько судимостей (последнюю она пробрела в июле прошлого года за кражу сотового телефона у односельчанки Н. Требушниковой), а недавно она приобрела еще одну. 2 августа прошлого года безработная баба обнаружила, что в ее доме больше нечего жрать. Выпила для храбрости и пошла взламывать расположенную неподалеку избу, которую использовали под дачу приезжие из Ульяновска. До этого они «были там 26 июля, собирались приехать не скоро, и воровке нечего было опасаться. Через незапертые ворота она прошла во двор, выбила в сенях окно и через него залезла внутрь. Дверь из сеней в дом была заперта на большой навесной замок, и злоумышленнице пришлось долго повозиться, пока она расшатала и выдернула пробой.

Обнаружив в доме большие запасы продуктов, она тут же с голодухи открыла и умяла три банки говяжьей тушенки. Остальное и ценные вещи свалила в большие пластиковые мешки и поволокла их по улице домой. Нести было тяжело, и баба, схоронив добычу, сбегала позвать на помощь сожителя и его брата, чтобы помогли донести поклажу. Услышав, что она залезла в чужой дом, мужики напугались и пособлять ей наотрез отказались.

Но когда она в одиночку приволокла мешки домой и наварила краденых макарон, охотно сели за стол их лопать. Голод-то — не тетка!

Дачники в очередной раз приехали на свою фазенду 22 августа и тут же подали в полицию заявление о краже. А поскольку Наталья тащила мешки у всех на виду, односельчане ее тут же сдали. Сожитель с братом тоже дали против нее показания.

Пострадавшие оценили украденное в 7700 рублей. Большую часть вещей и продуктов (на 5 с половиной тысяч) Казанцева им вернула и обещала после суда возместить стоимость остального. Поэтому наказание за серьезное преступление — хищение с проникновением в жилище — ей вынесли чисто символическое: всего 8 месяцев лишения свободы условно.

А. Чумаков