На протяжении четырех лет заместитель директора филиала компании «Т Плюс» («ВоТГК») Игорь Журавлев водил за нос фирму, предоставившую его приятелю под его поручительство кредит, и вот уже два года он выделывает перед кредитором и правосудием пируэты на пару со своей женой.

Кредитным историям сегодня несть числа, но по своей наглости эта вне всякого сомнения из ряда вон, почему «СК» о ней и пишет. В 2010 году Игорь Журавлев, работавший в то время федеральным инспектором в Ульяновской области, то есть являвшийся высокопоставленным сотрудником аппарата полпреда президента в ПФО, позвонил директору ООО «ИВЛА-ОПТ» Исааку Гринбергу и сказал, что его хорошему знакомому нужны деньги на развитие бизнеса и не сможет ли Гринберг дать ему заем. Под его, Журавлева, поручительство. И особо акцентировал, что все будет оформлено официально и честно.

«ИВЛА-ОПТ» копила в тот период деньги на выкуп по президентскому закону муниципальных площадей и имела возможность временный заем выдать. Журавлев приехал в офис «ИВЛА» с этим своим приятелем — неким Евгением Кисленковым, были оформлены договоры займа на общую сумму 2,6 млн рублей и отдельно договоры поручительства с Журавлевым, задокументирован факт передачи денег Кисленкову. Под всеми документами заемщик и его поручитель поставили личные подписи. И почти с самого первого дня со стороны заемщиков начались проволочки с выплатой долга. Журавлев раз за разом звонил директору «ИВЛА» и просил заключить дополнительные соглашения о погашении займа. Документы подписывались, но основной долг фактически не выплачивался. В 2014 году по истечении всех сроков «ИВЛА-ОПТ» в письменной форме потребовала вернуть заем.

Реакции не было, и кредитор обратился в суд с исковым заявлением, в котором просил обязать Журавлева и Кисленкова погасить долг. Уже в этом первом процессе пара пустилась запутывать следы: Кисленков заявил суду, что деньги не получал и подписи под бумагами не его. Журавлев, занявший тогда уже должность зам директора филиала «ВоТГК», приятеля поддержал. Истцу пришлось ходатайствовать перед судом о назначении почерковедческой экспертизы, которая подтвердила, что документы подписаны рукой Кисленкова. Журавлев от своей подписи не отказывался — она у него до такой степени забористая, что подделке, видимо, просто не поддается. В общем, Засвияжский районный суд признал факт долга в сумме без малого пяти миллионов рублей (основной заем плюс проценты за 2010-2014 годы) и обязал Журавлева с Кисленковым его выплатить. Ответчики оспорили решение в Областном суде, который оставил его без изменения, и оно вступило в силу.

Игорь Журавлев известен как хороший танцор (такое у него хобби) и с этого момента они с супругой Жанной Аркадьевной завели, условно говоря, совместную и, похоже, бесконечную кадриль по бегству от закона. В апреле прошлого года, после решения суда, Жанна Журавлева, педагог по профессии, срочно продает принадлежавший ей японский автомобиль «Субару». Покупателем стала, как скоро выяснилось, мать Жанны Аркадьевны и теща Игоря Александровича Журавлева. Не нужно быть детективом, чтобы понять, что сделка эта мнимая — с целью уйти от обязательств супруга по исполнению судебного решения об уплате займа. «ИВЛА-ОПТ» обращается в суд с иском о признании продажи машины притворной и недействительной. Суд иск удовлетворяет, но удержать «Субару» в конкурсной, так сказать, массе Журавлевых не удалось: теща Игоря Александровича оказалась старушкой весьма проворной и быстро перепродала иномарку третьему лицу, которое по действующим правилам считается добросовестным покупателем и освобождается от какой-либо ответственности за журавлевские схемы.

Дальше — больше. В апреле все того же 2015 года Журавлевы заключают соглашение, по которому Игорь Александрович обязуется выплачивать Жанне Аркадьевне алименты на воспитание их дочери в размере 70 процентов от всех видов доходов. При этом супруги не разведены, находятся в прекрасных отношениях, проживают вместе и ведут совместное хозяйство. Соглашение заверили у нотариуса и переправили в службу судебных приставов с тем, чтобы она удерживала эти 70 процентов с доходов Журавлева. А доходы разные. В пределах 100 тысяч рублей в месяц он официально имеет за работу заместителя директора филиала «Т Плюс», еще является участником в частном бизнесе и получает как офицер в отставке офицерскую пенсию. Всего, берем по минимуму, 300-400 тысяч рублей в месяц. Есть, в общем, с чего гасить долг перед «ИВЛА-ОПТ».

Кредитор подает в суд заявление о признании соглашения об алиментах также мнимым и притворным, не предполагающим каких-либо юридических последствий. Суд с этим соглашается и признает соглашение недействительным. Журавлевы обжалуют решение в Областном суде, который оставляет вердикт районного суда без изменения и он вступает в силу. Но в декабре 2015-го Журавлевы заключают новое соглашение об алиментах — на сей раз супруг обязуется выплачивать супруге 65 процентов от всех видов доходов. Снова нотариус и служба судебных приставов, которая начинает удерживать доходы Журавлева в пользу его жены. Кредитор оспаривает и это соглашение, суды иск удовлетворяют и решение вступает в силу. Однако в мае 2016 года Журавлевы заключают очередное соглашение о выплате алиментов уже в размере 63 процентов.

Круг повторяется, но «ИВЛА-ОПТ», обратив внимание суда за злостное уклонение Журавлева от исполнения судебного решения о возврате займа, просит теперь не только признать соглашение о 63 процентах мнимой и недействительной сделкой, но и принять меры по обеспечению иска — в виде приостановления действий судебных приставов по исполнению жульнического по сути соглашения. Засвияжский районный суд, однако, признав притворность соглашения, в обеспечительных мерах отказал, чем сполна воспользовались Журавлевы. Прокрутив, затягивая время, судебный процесс через привычный уже круг, с вовлечением облсуда, они заключили 12 августа новое соглашение об алиментах — в размере 62 процентов от всех доходов любящего супруга и отца, и служба судебных приставов, уводя деньги Журавлева от его кредитора, вновь перекачивает их напрямую ушлой Жанне Аркадьевне.

Иначе говоря, Журавлевы откровенно глумятся. Над фирмой-кредитором и ее директором Исааком Гринбергом, человеком уже в возрасте, надеясь, вероятно, замотать его, подорвать здоровье и угробить. Но в неменьшей степени они глумятся над законом, судами, их решениями, над правосудием в целом. Так, разбором их притворных, по Ожегову — ложных, а предпринимаемых с корыстной целью — мошеннических, пируэтов занят, кажется, уже весь состав судей Засвияжского районного суда. В разное время дела по уходу Журавлева от ответственности рассматривали судьи Елена Саенко, Ольга Сергеева, Александр Дементьев, Светлана Иванова, Ольга Бойкова. На этих процессах убиваются огромные суммы федеральных бюджетных средств, масса рабочего времени судей, секретарей и помощников, многие килограммы бумаги, сотни часов работы компьютеров и другой оргтехники и проч.

Не слишком ли дорого государству обходятся эти журавлевские забавы, ведь отмотав один цикл, они подписывают следующее липовое соглашение, и судебная машина запускается вновь. Глумятся они и над службой судебных приставов, превратив ее по сути в девочку на посылках и соучастника своих схем. И делают это все при поддержке руководства «Т Плюс», чьи юристы обеспечивают документальное уклонение Журавлева от требований права и судов. И конца всему этому не видно, хотя кредитор пытается найти решение проблемы в рамках действующего законодательства. Отказ районного суда в принятии обеспечительных мер против журавлевских финтов он обжаловал в Облсуд, а в иске по факту недействительности соглашения о 62 процентах, поданном в райсуд 31 октября, кроме признания ложности сделки, просит установить еще и порядок обращения взыскания с доходов Журавлева, определив в нем долю каждого требования в процентах.

Что больше всего поражает в этой истории, так это то, что Игорь Александрович Журавлев — бывший офицер Российской армии и бывший сотрудник администрации президента России. А Жанна Аркадьевна Журавлева, как выше уже говорилось, педагог, воспитывающая школьников в идеалах добра и чести. Без комментариев, что называется.

Андрей Семенов