Дмитрий Ежов: Позволю себе небольшое вступление. Думаю, что вокруг темы накопилось слишком много искусственных эмоций и придуманных страстей. Ниже мы продолжаем экспертный разговор о стратегии развития ульяновской культуры. Сразу хочу подчеркнуть: мы его не инициировали. После всех конфликтов и многочисленных судов сразу по нескольким искам (мы все выиграли) нас сложно заподозрить в симпатиях к руководителю «Волга-Спорт-Арены» Эдуарду Шабалину. Однако текст, который он нам прислал, и с которого начался этот большой разговор, носил действительно глубокий и компетентный характер, и мы посчитали, что это хороший повод поговорить о стратегии развития всей региональной культуры. Пока такого разговора, увы, нигде полноценно не велось. Не хочу никого обидеть, но «Общественный совет» при министерстве работает сугубо в повестке самого министерства. И подобное отсутствие открытости и прямого диалога сказалось. Мы получили уже несколько писем и обращений, в которых продолжают обозначаться все новые проблемы. Мы опубликовали одно из них — директора Ундоровского палеонтологического музея Владимира Ефимова. Затем последовало продолжение разговора от председателя Общественного совета по культуре Анны Карвалейру, в котором она попробовала ответить на критику, однако параллельно обвинила того же Ефимова в неэффективности, а меня (уже позже в ходе переписки) в заказном характере публикаций. В том же письме она обозначила, что выходит из Совета. К слову, я как участник Совета тоже последовал ее примеру и взял самоотвод. Думаю, что подобный орган должен быть сугубо «гражданским», по крайней мере в бОльшей части состоять из людей, которые не имеют к бюджетной культуре никакого отношения и могут самостоятельно в прямом диалоге с интернетом (даже анонимным) определять свою повестку.

Сегодня Ефимов прислал свой ответ Карвалейру, который мы представляем ниже. Я еще раз подчеркну, что публикации не имеют цель повиять на кадровые решения по должности министра. Думаю, что текст Шабалина, который инициировал все обсуждение, действительно был попыткой влияния на кадровые решения губернатора. Но это не делает его хуже. А все дальнейшие публикации (причем, опубликовали мы еще не все) — скорее результат накопившихся вопросов и проблем в сфере культуры. И обсуждение этой, во-первых, касающихся всех, а во-вторых, обозначенной губернатором как стратегической, темы — не просто залог, но необходимое условие ее реального развития.

Очень надеюсь, что разговор все же будет поддержан и официальной культурой (Анна в своем письме выступила как общественник). Пока вся история только лишний раз демонстрирует, насколько эта сфера стала «вещью в себе» (шквал анонимных, но вполне компетентных комментов лишний раз это доказал — люди просто не могут высказаться открыто). Ну а пока на попытку получить какой-то текущий комменатрий Татьяна Александровна Ившина ответила нам буквально так: «мне неинтересно с вами разговаривать». Думаю, что подобный способ общения первого лица региональной культуры и главного (по крайней мере по посещаемости) информресурса области, мягко говоря, неадекватен.
Ниже — продолжение разговора от Владимира Ефимова.

1

«Если не хотите помогать, то не мешайте работать!»

Ответ В.М. Ефимова председателю Общественного совета при министерстве культуры Ульяновской области А. Карвалейру на её размышления о профессии.

Уважаемая Анна Карвалейру!

Меня так увлекли и заинтересовали Ваши размышления о профессии, что я просто не мог в очередной раз промолчать, прочитав всю эту, извините, околесицу.

Ну, прежде всего, не имел удовольствия с Вами общаться по профессиональным вопросам, поскольку единственный раз, когда Вы удостоили наш музей посещением вместе с С.И. Морозовым, Вы, кроме своей лучезарной улыбки, ничего не обронили. И сейчас, являясь председателем Общественного совета при министерстве культуры, не удосужились не только приехать к нам в Ундоры, разобраться в сути вопроса, но даже не пригласили меня в Ульяновск. И при этом Вы упорно повторяете версию министра культуры Т.А. Ившиной о моём «непрофессионализме, менеджерской несостоятельности». Хотелось бы получить ответ на следующий вопрос: «Как такая бездарность в административном руководстве, как я, мог создать и 25 лет руководить Ундоровским палеонтологическим музеем», при этом имея минимум государственного финансирования, выполняя госсзаказ и повышая доходы из года в год???».

Отвечая на Ваши многочисленные вопросы относительно моих обещаний, я бы посоветовал Вам для начала заглянуть в отдел новостей на сайте Ундоровского музея www.undor.ru. Ну, а если что-то будет непонятно, готов лично встретиться и подробно объяснить и по поводу научного центра и потока туристов, и по поводу зарубежных исследований. Одним словом, готов предоставить любую интересующую Вас информацию. Вы же даже не удосужились прочитать те документы, из-за которых поднялся весь сыр-бор!!!

Но ответьте, пожалуйста, и на другие мои вопросы. Например, как можно в наше время делать, как Вы считаете, «непрофессиональную» работу, если тебя постоянно прессуют. Могу также предоставить документы 4-летней переписки с министром Ившиной по поводу моей основной ставки, которая с 2012 года остается неизменной (7 тыс. руб,), при этом распоряжением губернатора зарплата бюджетникам поднималась за это время 4 раза. В итоге у директора музея, кандидата наук и т.д., и т.п, зарплата меньше, чем у смотрителя. Если не верите, посмотрите наше штатное расписание за 2013-2016 г.г. А, что касается надбавок, то уважаемая комиссия в составе Сидоровой, Михеевой и других членов министерства всегда найдет повод, чтобы уменьшить сумму баллов.

Я уже писал, относительная самостоятельность бюджетного учреждения оговорена в уставе и других документах. Поэтому, добиваясь её, сотрудники музея рассчитывали, что, если не государственное финансирование, так заработанные нами средства помогут существовать музею и выполнять намеченные планы. Будучи еще в составе областного краеведческого музея, я не раз поднимал вопрос об элементарном оборудовании рабочих мест сотрудников: в музее, как не было, так и нет стульев, компьютеров, принтеров и т.д., все это мы принесли из наших домов. Все попытки купить их на заработанные средства пресекаются министром. Я не говорю уже о ремонте помещения и его расширении. В 2014 году музею удалось использовать доходы на свои нужды, но с 2015 г. и по настоящие время наши доходы направляются на зарплату и коммунальные услуги, без каких-либо обещаний вернуть их коллективу. Что касается научной и туристической деятельности: все исследовательские экспедиции в прошлом и в этом году на Урал, в Белгород, Крым, Оренбург и по Среднему Поволжью осуществлялись за счет спонсоров и на личные деньги, а что касается туризма, то это нужно спросить у Вас и нашего губернского руководства, почему была провалена программа развития туризма Ульяновской области на 2005-2010 гг. Я вместе с С.И. Морозовым презентовал 17 мая 2006 г. в Москве проект «Ундория» и, казалось, что дело сдвинулось смертвой точки. Но … впоследствии появился «Колобок», и куда он укатился, Вы знаете.

Кстати, и Вы и областной министр нашего искусства лично растили это детище. Что касается многочисленных грантовых фондов!!! Пробовали мы стучаться в эти двери, но, как показывает опыт, не все чисто в самом механизме предоставления грантов. А, извиваться как уж на сковородке после какого-нибудь очередного гранта мне как-то не хочется. Заканчивая свой ответ уважаемому председателю Общественного совета, хочу сказать, что лично с Э. Шабалиным я не знаком и письмо губернатору направил до публикации в «Улпрессе» его статьи. А высказаться на «Улпрессе» меня побудила рассылка министерства по поводу данной статьи Эдуарда Шабалина.

По поводу гениальной и титанической работы министра Т.А. Ившиной ничего конкретного сказать не могу, анализом её работы не занимался. Могу судить только по нашему музею, для которого ничего полезного министр культуры не сделала. А вот о своей работе готов рассказать любой комиссии и дойти до В.В. Путина для решения проблем Ундоровского музея. Всем, кто заинтересуется, чем все это закончится, отсылаю к сайту музея www.undor.ru, где мы будем публиковать полученные документы и ответы.

С уважением, директор Ундоровского палеонтологического музея В.М. Ефимов