После стрельбы на переулке Ватутина пыл по инциденту у «Аквамолла» вроде как поубавился. И с одной стороны это хорошо. Потому что иногда складывается ощущение, что у нас народ сам хочет в какой-то жопе жить, чтобы ходить было опаснее, чтобы поговорить было о чем. Друг рассказывает, как уже взрослые мужики потирают руки и в сладкой истоме говорят: «У, 90-ые возвращаются. Наконец-то». Люди спокойно жить не хотят.

Мне кажется, что у нас люди — мазохисты. Они сами хотят себя убедить в том, что 90-ые вернулись, что ОПГ вновь захватили город. И, что скрывать — многие СМИ кормят людей тем, что тебе готовы слопать. Хотя уровень подростковой преступности у нас такой же как и пять лет назад.

У меня у одного глаза болели от «среди бела дня», «шокирующий инцидент», «потрошитель с Аблукова», «вопиющего преступления»? Люди не тупые. Они и так понимают, что поножовщина в людном месте города шокирует уже по факту. Зачем открывать словарь синонимом русского языка?

Почитал вчера комментарии экспертов на 73 онлайн. Вот депутат ЗСО Ростислав Эдвардс говорит следующее: «…реформа МВД, которая привела к значительному сокращению количества полицейских, очень сильно повлияла на разгул преступности, в том числе, и подростковой. Накануне в парламенте мы обсуждали инцидент на ул Аблукова и пришли к выводу, что нужно увеличить финансирование программ, которые способствуют оздоровлению криминогенной ситуации в Ульяновске». И смешно и плакать хочется. Господин Эдвардс состоит в партии, которая 13 лет руководит страной так, что в ней сокращают число полицейских некому людей защищать. Комментаторы всех рангов говорят, что куда смотрит полиция, куда смотрит молодежная политика, куда смотрит министерство образования? А кто выбирал ту власть, которая так руководит страной, что в ней нельзя чувствовать себя в безопасности?

Вот опять. Во всем виноваты молодежная политика, минобр, полиция, школа, семья, говорят эксперты и интернет-комментаторы. А если разобраться, то что получается. Вот если верить тому, что 73 онлайн писал, то получается, что в оживленном месте города трое гопов докопались до парня и он сам решил свою проблему. И пишут, что такое регулярно происходит. То есть у нас регулярно видят, что какие-то отморозки до…ваются до кого-то и проходят мимо. Вот сколько они могли разговаривать, те трое и этот паренек? Три минуты. пять? И, наверняка, кто-то из проходящих мимо понимал, что происходит — не о Кафке же они там говорят, и не подошел и не помог. Ни взрослые мужики, которые все это в свое время проходили, ни эти качки-зожники, ни тетеньки, которые потом охают от таких новостей. Всем по…й.

Вот это преступления уже сравнивали с убийством в парке Матросова. Знаете, что у них действительно общего? Наше безразличие. Вспомнил свою заметку, которую я в прошлом году писал, после того как пообщался с одноклассниками убитого. Знаете, что они хотели написать на асфальте? «Он умер из-за вас, мрази». Потом передумали. Знаете, кто мрази? мы с вами. те, кто не пресек тогда, когда видел погибшего и убийцу на остановке, видел как один ударил другого, видел, как раненный подросток шел в парк. Не вызвал сразу полицию или скорую.

Не ОПГ правит этим городом, а наше с вами безразличие. Никто не решит, кроме нас проблем. Ни полиция, ни минобр, никто отвечает за досуг. Никто не решит, пока нам будет по…й. А не по…й нам только в один момент. Когда что-то касается нас любимых.