Около двух лет назад в Ульяновске прошла серия пикетов родственников осужденных за наркопреступления, требующих пересмотра сфабрикованных, по их мнению, уголовных дел. В наркоконтроле (УФСКН) тогда факт подлога категорически отрицали. Но вот прошло время, ушел в прошлое расформированный УФСКН и начали всплывать наружу его неблаговидные дела. Оказалось, что там в действительности некоторые дела шили белыми нитками.

Показательным оказался недавний процесс над бывшей старшей следовательницей по особо важным ульяновского наркоконтроля Ириной Анатольевной Колдаковой. Выпускница юрфака Ульяновского государственного университета, она считалась одним из лучших сотрудников комитета: прекрасная характеристика, награждена почетными грамотами и медалью «За отличие в службе в органах наркоконтроля» третьей степени. В ее распоряжение передали сводное уголовное дело, в котором фигурировал молодой человек, задержанный с крупной партией наркотиков. А следовательница не хотела тратить на это время и для скорейшей передачи дела на утверждение прокурору и в суд сочинила сама протокол допроса мнимого свидетеля, который видел у задержанного наркотики. В качестве этого важнейшего свидетеля выступал обычный понятой — случайный прохожий, присутствовавший при задержании. Колдакова знала только его имя и фамилию. Она придумала ему адрес проживания и сама расписалась за него в протоколе. Уверенная в том, что никто проверкой подлинности фальшивки заниматься не будет, а наркоману никто не поверит.

Так и вышло. Суд на основании липового протокола дал осужденному за сбыт наркотиков в крупном размере 4 с половиной года лишения свободы в колонии строгого режима. Из них он отсидел два, когда всплыла история с подделкой. Протокол был признан недопустимым доказательством. Разразился скандал наказание смягчено ровно вдвое — до двух лет трех месяцев лишения свободы.

Следствие против самой Колдаковой велось очень дотошно. Мнимый свидетель дал показания, что она его никогда не допрашивала. Коллеги следовательницы никогда его на допрос к ней не доставляли и пропуск на него в здание УФСКН не выписывался. А главное, был изъят рабочий компьютер Колдаковой и на нем восстановлен уже уничтоженный черновик протокола допроса. Документ был создан намного позже той даты, которая была на нем указана.

Вина бывшей следовательницы была полностью доказана, и недавно ее приговорили к двум годам лишения свободы условно. Но поскольку преступление было ею совершено до принятия Госдумой постановления об амнистии к юбилею Победы, Колдакова под нее попала и была полностью освобождена от назначенного ей наказания со снятием судимости. Сейчас она проживает в Петербурге.

Г. Горин