Запланированный на 1 января 2017 года переход на новую систему сбора твердых бытовых отходов (ТБО) и оплаты этой услуги наткнулся, вероятно, на какие-то проблемы либо на чьи-то интересы, а точнее, на проблемы, спровоцированные чьими-то интересами.

Пару недель назад прошло совещание на эту тему с участием представителей власти, заинтересованных структур и экспертов. В одном из прошлых номеров «СК» опубликовал отчет с этого совещания, на котором прозвучало немало нового и немало темного. Жителей волнует, прежде всего, вопрос, изменится ли их плата за ТБО, и если изменится, то в какую сторону. Словом, волнует тариф. Теперь он будет рассчитываться не с квадратного метра, как сейчас, а с человека, что, вообще говоря, логично, поскольку мусор производят люди. Когда начиналось обсуждение этой новой системы, назывался предварительно и тариф — около 60 рублей с человека в месяц. Если в квартире живет один-двое, еще терпимо, а если пятеро, то уже 300 рублей в месяц, и это много.

Однако на совещании был назван совсем другой тариф — порядка 150 рублей с человека, или 750 с семьи в пять человек. Привел эту цифру директор Областного департамента цен и тарифов Сергей Ципровский, заявив, что рассчитан норматив, по которому определяется и тариф, неправомерно. Для легитимного расчета необходим замер накопления отходов в течение не менее года, после чего и высчитывается окончательная цифра. Но кто выдал эти «скороспелые» 150 рублей с человека? На обсуждении активную роль играл некто Дмитрий Вавилин, занимающий должность исполняющего обязанности министра промышленности, строительства, ЖКХ и транспорта области. Вавилин рапортовал, что регион подготовился к переходу на новую систему работы с ТБО в рекордные сроки, опередив многие другие субъекты Российской Федерации. Вот на что у нас горазды, так это на рекорды, особенно зловредные.

«Подготовка» проведена, вероятно, в интересах неназванных операторов рынка ТБО, владеющих крупнейшими свалками, прежде всего Баратаевской, отмеченной в схеме Вавилина как основной полигон утилизации отходов для правобережной части области. Об абсурдности этого предложения — чуть ниже, а пока — о самом Дмитрии Вавилине. Мы попытались найти о нем какие-нибудь сведения: откуда родом, какого возраста, где работал до прихода в министерство и проч. Но не нашли ничего. Даже фотографии. То ли все подчищено, то ли человек не в меру скромный. Между тем подготовкой перехода и определением тарифа руководил, вероятно, именно он. Рынок же ТБО региона, по неофициальной информации, находится в основном в руках структур, близких к самарской группе СОК. Может, поэтому и подчищены данные о Вавилине — СОК не очень любит публичность. Но если и.о. министра старался с тарифом для коммерсантов из СОКа, это уже из ряда тех деяний, по подозрению в совершении которых сидят в СИЗО топ-менеджеры компании «Т Плюс» и чиновники Республики Коми. Иначе говоря, это то, что называется коррупцией. Ведь тариф наметили явно с «запасом». Так, если при действующей системе обращения с ТБО с населения Ульяновска собирается, по нашей оценке, 40-45 млн рублей в месяц, то после перехода на новую планируют иметь порядка 100 млн ежемесячно. Нехилое удвоение выручки производится простой закорючкой под новым нормативом-тарифом.

Ту же цель — увеличение выручки и прибыли мусорного бизнеса — преследует и декларируемый в схеме Вавилина принцип территориальной привязки к действующим свалкам, по которому, как выше уже говорилось, сельские районы правобережья планируют принудить везти ТБО на Баратаевский полигон. Присутствовавший на совещании глава Новоспасского района Александр Вражнов спросил: сколько же будет стоить новоспассцам доставка мусора (за 200 км) в Баратаевку? Цена вопроса — это одно. А второе: зачем мусор из села нужен жителям Баратаевки и других микрорайонов Засвияжского района Ульяновска? И вообще это, наверное, первый случай в мире, когда отходы из дальних районов собираются везти в столицу региона и тут складировать ли, сжигать ли. По-моему, чушь!

Совещание признало, что новая схема работы с ТБО сырая и к переходу на нее область не готова. Но то, что она сырая, еще мягко сказано. Она, как видим, и коррупциогенна, придумана не в целях повышения качества обслуживания потребителей и не в целях решения проблемы мусора. Цель просматривается всего одна — рост доходов занятых в этой сфере коммерческих фирм, таких, как СОК, под которых предполагается и заурядная монополизация рынка ТБО. Коррупциогенна не только эта схема, но и федеральный закон, по которому регионы заставляют вводить новый порядок на рынке отходов. Вышел закон, вероятно, из недр Министерства строительства и ЖКХ России и только поэтому вызывает уже подозрение. Из этих недр приличного и ради людей мало чего выходит.

Василий Мельник