В начале ноября в ЗСО прошло заседание комитета по жилищной политике, жилищно-коммунальному хозяйству и энергетике, на котором обсуждалась готовность региона к работе с твердыми коммунальными отходами по новой схеме. Напомним, что Ульяновская область вошла в число субъектов, которые утвердили  территориальные схемы обращения с отходами и предоставили их на согласование в Росприроднадзор. Областная схема  состоит из трех зон: правобережье Ульяновской области, левобережье, а также город Димитровград с Мелекесским и Новомалыклинским районами. По итогам конкурса на рынок по предоставлению услуг по вывозу и утилизации ТКО должен прийти региональный оператор.

Тему обращения с ТКО 22 ноября на форуме ОНФ затронул президент Владимир Путин. Он отметил её как перезревшую и добавил, «что к счастью или к сожалению, но Правительством РФ принято решение об отсрочке принятия нового закона об отходах на 2019 год». Президент также отметил необходимость обоснованности вводимых тарифов на услугу вывоза и утилизацию мусора. Наконец, Путин сказал, что жители должны не только знать о процессе формирования тарифа, но и иметь возможность влиять на этот процесс.

На вопросы о том, поменяется ли стоимость услуги для населения с введением изменений в ФЗ и возможной монополизации сферы мы поговорили с председателем комитета по жилищной политике, жилищно-коммунальному хозяйству и энергетике Геннадием Антонцевым.

— С 1 января 2017 года в платёжках для населения должна появиться новая коммунальная услуга по обращению с ТКО и исключена строчка «Сбор и вывоз ТБО». При этом население становится плательщиком сбора за негативное воздействие. Что при этом меняется для населения кроме очевидного роста стоимости за услугу?

-Мы сейчас должны получить тариф, иметь норматив накопления, разработать документацию на выбор оператора и заключить договор. Только после этого по закону наступает обязанность по оплате услуг по обращению с ТКО. До конца года это сделать нереально, к 1 января мы не разработаем всю нормативную базу, чтобы услуга появилась в платежках. Указ УФАС о расчете тарифов был подписан только 21 ноября. У нас есть проблемы с определением нормы накопления. Хотя по утверждению Ципровского (директор Департамента по регулированию цен  тарифов министерства развития конкуренции и экономики Ульяновской области, — прим.ред.), если будет единый тариф, то можно рассчитывать услугу в рамках сегодняшнего нормативного накопления, размер которого он сам не помнит.

Есть определенная процедура для проведения конкурса по выбору подрядчика, которая по регламенту занимает от месяца и больше. Уверен, что поскольку не рассчитан и не опубликован норматив, за оставшийся месяц это сделать невозможно.

Не все потенциальные игроки нового бизнеса получили возможность, скажем так, откусить от пирога. Такую возможность получили только трое, четвертый оказался не у дел и как раз сейчас проявляет недовольство. Он был намерен построить полигон для шести сельских районах. Оказалось, что все эти шесть районов полностью вошли в правую зону, которую планируется отдать одному из претендентов на роль оператора, а у него ничего не осталось. Поэтому столь активны были другие товарищи, которые представляют потенциальных операторов, но которые на этапе предварительных переговоров получили вотум недоверия. Причины есть разные, я могу о них только догадываться.

Кстати, коллега из Кирова докладывал ситуацию по ТКО и сказал, что почти во всех регионах до проведения конкурсов у субъектов уже была достигнута договоренность с потенциальными операторами. C одной стороны, это демонстрация подтверждения того, что по-другому у нас быть и не может. Субъект должен быть уверен в операторе: договор заключается на 10 лет, ответственность субъектов очень серьезная. Он должен получить гарантии о надежности бизнеса, насколько он открыт, перспективен, насколько оператор готов вкладываться в новые технологии, насколько хорошо оснащен контейнерными площадками, техникой, которая не течет и не капает. По этим признакам и отбирались потенциальные участники.

Честно говоря,  стоимость услуги никто не считал, поскольку будет другая организационно-правовая база: «упрощёнка» здесь уже не пройдет, и только за счет НДС услуга подорожает, это естественно. Второе — почти все эксперты говорят о том, что новая услуга не может быть дешевле старой. Хотя я не сторонник подобных утверждений, и как раз на вопросе о том, как считать, наши мнения ко комитете разошлись. В той же самой Самаре суммарной объем накопления — где-то 2,3 куба, для Ульяновска это пока 3 куба. Норма накопления измеряется по определенной методике, утвержденной Правительством РФ. У нас пока такие замеры в области не проводились. Три куба взяты из территориальный схемы, которую начали готовить в прошлом году и завершили в этом. Разработчики схемы утверждают, что провели не все нужные размеры. Получилось, что для села норматив гораздо больше, хотя люди, которые в этой сфере работают, говорят, что на селе объем накопления меньше, чем у горожан.

На мой взгляд, возникает много проблем с перерасчетом услуги. Коммунальную услугу легко посчитать с помощью приборов учета, и в случае нашего отсутствия она не учитывается. Но вот представьте: лето, два дня в неделю человек на даче, в это время он мусор не производит. А это 2/7 из недели. И как ты докажешь, что тебе нужно пересчитать эту стоимость? На мой взгляд, это большая проблема.

С другой стороны, мы говорим о ТКО как части нового законопроекта об обращении отходов. Это совершенно новая схема, которая, в том числе, должна помочь избавиться от несанкционированных свалок, потому что оператор будет нести ответственность за каждую брошенную на его территории бумажку.

— На заседании комитета говорилось о недостатках территориальной схемы, которая была утверждена правительством Ульяновской области. Даже среди членов рабочей группы по координации деятельности в сфере обращения с отходами, в том числе с твёрдыми коммунальными отходами в Ульяновской области, а в ней собрались действующие профессионалы этого рынка, нет единства в этом вопросе. Почему в Заволжье на 4 района — два региональных оператора, а в Правобережье на 17 районов  — всего один? 

-Это вопрос, который обсуждался за закрытыми шторами. Там что-то свое. Это может быть даже не экономика.

-Не приведёт ли это к тому, что большое транспортное плечо сделает недоступным тариф для населения удалённых районов (Павловка, Радищево, Старая Кулатка и тд) или к субсидированию горожанами тарифа для жителей удалённых районов? Не приведёт ли система «регионального операторства» к монополизации в этой сфере и резкому повышению тарифа? Опять же, по мнению Путина полигонов должно быть больше, ибо от того где расположен полигон зависит стоимость услуги по утилизации мусора.

Транспортное плечо — не единственный аргумент, который характеризует стоимость услуги. Когда я разговаривал с потенциальными операторами, они пытались доказать, что транспортная составляющая не самая главная даже в случае удаленности. Потому что если они применяют современные мусоровозы с высокой степенью уплотнения, то можно себе представить, что стоимость перевозки той же горы мусора «КАМАЗами» будет дороже, чем импортными автомобилями. Думаю, что аргументировать только лишь транспортным плечом будет неправильно, хотя эта вещь очевидная для правого берега. Вести мусор на баратаевскую свалку из Ульяновска или из Павловки — вещи разные.

Резкое повышение тарифа вряд ли кто допустит. Но насколько будет соответствовать норма накопления материальным затратам — пока сказать не могу, это расчеты департамента цен и тарифов.

Сложилось впечатление, что и в Правительстве области нет единства по вопросу готовности. Вавилин на совещании говорит о готовности региона к реформе, а Ципровский говорит, что в силу отсутствия нормативной базы не может установить тариф. После того, как федеральное правительство приостановило вступление в силу закона, не целесообразнее ли, чтобы не получилось как с ОДН и капремонтом, доработать нормативную базу, обсудить вопрос с населением, изучить опыт соседних регионов и только после этого принимать окончательное решение?

— Вавилин всё-таки чиновник, он не может позволить себе высказывать частное мнение. Он командный человек. Команда работает на жесткое исполнение требований федерального законодательства и федеральных чиновников, которые не появляются на всеобщем обозрении. Поэтому он так и говорит. В целом, думаю, регион на самом деле готов, но лично меня качество подготовки меня не устраивает. На опыте работы регионального оператора по капремонту убедились в том, что нормативно-правовую базу нужно создавать изначально. Об отсутствии порядка внесения изменений в схему говорил Сергей Живайкин — противник скорого перехода на ТКО, и он совершенно прав: если сегодня возникает необходимость схему поправить, нужно расписать, кто на это имеет право, по какому механизму документ должен пойти и тд. Схема — это живая штука, она не может не меняться в течение 10 лет.

Я сторонник того, чтобы полностью отработать нормативно-правовую базу и потом всё запускать. Не обязательно для этого изучать опыт других регионов, если она хорошо проработана. Наши специалисты постоянно находятся в связи с соседними регионами, у них есть свои профессиональные связи, просто они не видны. Знаю, что Самара и Ульяновск тесно общаются и в природе, и в расчете нормативов ОДН, нормативов накопления и тд. Лучше всего сначала всё вычитать до последней бумажки, не идти на попятную и все доработать.

— Спасибо. Напрашивается очевидный вывод о необходимости доработки нормативной базы, детальной переработки принятой территориальной схемы с отражением в ней всех работающих полигонов, и с широким ее обсуждением среди населения. И только после этого механизм можно будет внедрять на территории области. Тем более, что федеральное правительство предоставило для этого хорошую возможность в виде отсрочки до 2019 года.