13 ноября 2009 года около 16-00 на территории заволжского арсенала ВМФ, что на Верхней Террасе (ФГУП «31 Арсенал») при разборке в цеху сдетонировал снаряд, что привело к взрыву боеприпасов и гибели людей. Причем пострадали не только сотрудники арсенала, моряки и пожарные, но и люди, казалось бы, не имеющие никакого отношения к случившемуся. Справедливость в отношении одного из них была восстановлена лишь недавно, спустя семь лет.

Неподалеку от арсенала, на улице Академика Павлова, располагается исправительная колония №4. Взрывная волна выбила в ней окна, и разлетевшимися осколками был порезан отбывающий там срок с 2006 года С.В. Прудников. На носилках его доставили в медицинскую часть, где перевязали и решили отправить в областную больницу для заключенных при другой заволжской колонии — №9. Но взрывы продолжались, и под осколками «санитарку» отправлять в рейс не рискнули. Но кровотечение не останавливалось, и в полночь 14 ноября, воспользовавшись затишьем, пострадавшего довезли до «девятки». Там он попал в руки незадолго до того принятого на работу в хирургическое отделение Андрея Тимофеева. Оперировав пациента, он зашил ему раны, допустив грубейшую небрежность — не заметил, что один из сосудов — подколенная артерия на правой ноге — порезан и кровоточит. После этого Прудникова перевели в палату для выздоравливающих, в которой вместо поправки он 24 ноября скоропостижно скончался от геморрагического шока. Как оказалось, к нему привели обильное внутреннее кровотечение и наступившее заражение. Вместо того чтобы в ноябре 2010 года выйти на свободу, он встретил в зоне свой конец.

Прямая вина в этом Тимофеева была очевидна. Областной суд обязал колонию №9 выплатить родным погибшего заключенного компенсацию морального вреда суммарно в размере 572 тысяч рублей. Однако сам хирург, помимо его увольнения с работы, не понес никакого наказания. 27 декабря 2009 года следователь по городу Ульяновску следственного комитета при прокуратуре вынес отказ в возбуждении против него уголовного дела в связи с отсутствием в его действиях состава преступления. Это постановление позволило Тимофееву избежать и материальной ответственности за головотяпство, когда в феврале 2012 года «девятка» попыталась взыскать с него деньги, выплаченные близким Прудникова. Суд тогда истцу отказал, сославшись на то, что вина ответчика и прямая связь между его действиями и смертью зэка юридически не доказаны.

Тем временем прокуратура продолжала попытки довести это дело до конца. По ее настоянию 19 января 2011 года следователем следственного отдела по Заволжскому району наконец-то против Тимофеева было заведено уголовное дело по части 2 статьи 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей). Но первая попытка в том же году осудить его не удалась — дело вернули на доработку. И только в конце октября нынешнего года эта затянувшаяся история завершилась вынесением приговора. Тимофеева признали виновным и назначили ему наказание в виде года ограничения свободы. Можно сказать, он легко отделался. Если не принимать в расчет, что теперь у колонии №9 появятся основания выставить ему свой иск о взыскании более полумиллиона рублей. А это уже серьезно…

М. Радаева

А в это время: В Старомайнском районе вынесен приговор 27-летнему врачу-хирургу Ивану Угарину и 42-летнему заведующему отделением ЦРБ Темурхону Азалову. Их также признали виновными в причинении смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей. 20 и 21 сентября прошлого года они оказали неквалифицированную медицинскую помощь госпитализированному в медучреждение 56-летнему жителю райцентра Н. Адамову с улицы К. Маркса. Недостатки, допущенные врачами при оказании медицинской помощи, не позволили своевременно диагностировать у него внутренние повреждения и выполнить оперативное вмешательство. В результате мужчина скончался. Приговором суда Азалову назначено наказание в виде двух, а Угарину — полутора лет ограничения свободы.