Спустя пять лет суд объявил умершим загадочно пропавшего весной 2011 года 47-летнего начальника отряда отдела по воспитательной работе с осужденными новоульяновской колонии строгого режима №2, майора внутренней службы Андрея Михайловича Пономарева. За минувшие годы так и не удалось выяснить, что с ним произошло.

Вечером 8 апреля 2011 года после работы майор в гражданской одежде ушел из дома и пропал. При себе у него были мобильник и висевшей на цепочке на шее личный номерной жетон военнослужащего. Наутро следующего дня с сотового офицера поступила пара непонятных СМС, и после этого он замолчал. Оснований скрываться у Андрея не было. На работе и в личной жизни у него было все нормально. Никаких конфликтов и долгов. Поэтому тогда же в апреле было возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного частью 1 статьи 105 УК РФ (убийство). Стали выяснять, кто и за что мог свести с опером счеты. Было допрошено большое количество свидетелей из числа родственников, сослуживцев, знакомых и лиц, ранее судимых и отбывавших наказание в «двойке». Были проверены их телефонные переговоры — никаких зацепок. Не помогли не объявления в прессе и Интернете, ни привлечение к розыску многочисленных волонтеров.

Дающими надежду оставались лишь два факта. Во-первых, нашелся свидетель, который утверждал, что видел Пономарева в мае 2011 года.

Во-вторых, на номер пропавшего мобильника майора кто-то продолжал класть деньги, и он продолжал считаться подключенным, хотя не отвечал. Иногда на него поступали входящие звонки. Но и у этих загадок нашлось объяснение. Первый свидетель позже признался, что перепутал даты, и отказался от первоначальных показаний. Что касается телефона, то оказалось, что его до сих пор продолжает оплачивать… мама Андрея Л.В. Курушина. Она же периодически пытается и дозвониться до него. Но телефон абонента постоянно остается недоступным.

Выступила она и категорически против удовлетворения недавно поданного в суд иска руководства колонии о признании их сотрудника умершим. С точки зрения закона они поступают правильно: если о человеке нет вестей 5 лет, его можно признать умершим. Колонии это необходимо для исключения Пономарева из списка сотрудников. Но мать тоже понять можно — она до конца своих дней будет продолжать ждать сыночка и надеяться…

А. Фаин