Зампред регионального правительства Олег Асмус, отчитываясь перед членами местной Общественной палаты, отметил: «Актуальными остаются несколько серьезных проблем: снижение за два последних года реальных доходов населения, низкий уровень роста заработной платы, значительный разрыв в доходах 10 процентов наиболее богатых и 10 процентов самых бедных ульяновцев». По словам чиновника, показатель увеличения средней заработной платы должен, как минимум, на 1,5 процента превысить уровень инфляции. Средняя зарплата в регионе на конец 2016 года составляла 24368,6 рубля.

Однако это явление характерно для Россия в целом. Страна остается одним из мировых лидеров по уровню неравенства зарплат в экономике. Об этом написан доклад двух лабораторий Высшей школы экономики (ВШЭ), подготовленный для Центра стратегических разработок (ЦСР). Выводы доклада в значительной степени противоречат общепринятым точкам зрения, отмечает «КоммерсантЪ».

Зарплатное неравенство в РФ в определенном смысле унаследовано со времен позднего СССР, когда соотношение высоких и низких зарплат соответствовало уровням неравенства стран Европы с либеральной экономической моделью, считают авторы доклада.

Скачок неравенства 1992-1993 годов многократно усилил тенденцию, а изменилась она лишь с начала 2000-х годов, когда началось медленное снижение уровня неравенства зарплат. Оно ускорялось в периоды бурного роста ВВП и замедлилось после кризиса 2008-2009 годов, но не прекратилось.

Сейчас уровень зарплатного неравенств» в России сопоставим с США и Южной Кореей, выше он в странах Латинской Америки, в Европе он существенно ниже – ближайшим аналогом России в «старой» части ЕС по этому параметру являются Португалия и Ирландия.

Кроме того, по крайней мере в последнее десятилетие неравенство сокращалось в значительной степени за счет роста оплаты труда в госсекторе, причем все успехи в этом процессе сохраняют «штраф» для работников госсектора (разницу в оплате труда с частным сектором для сопоставимых рабочих мест) примерно на уровне 30 процентов, говорится в докладе.

Госсектор является работодателем для 21 процента работающего населения и имеет ту же долю в общероссийском фонде оплаты труда, при этом в ВШЭ сомневаются, что «штраф» полностью компенсируется нематериальными льготами. Опирается неравенство зарплат и на большую переменную долю зарплат – премии, характерные для России также с конца 1980-х годов.

Эксперты ВШЭ также пишут, что сокращение неравенства сопровождалось снижением межрегиональной дифференциации зарплат. В 2000-2016 годах снижение неравенства было предсказуемо вызвано и политикой увеличения МРОТ, и сокращением финансовых ограничений на мобильность. В докладе приводятся данные о 5-6 млн человек в год, меняющих регион работы, из которых 3-3,5 млн человек – долговременные внутрироссийские трудовые мигранты.

Наконец, отмечено в докладе, неравенство снижает и сокращение «премии за высшее образование» на рынке.

Однако, замечают составители доклада из ВШЭ, эти процессы объясняют не более 40 процентов зарплатного неравенства. Большая часть неравенства наблюдается «даже внутри узких групп работников с одинаковыми производительными характеристиками и проживающих в одних и тех же регионах и населенных пунктах».

Доклад отвергает как причину «необъясненной» остаточной части неравенства занятость в неформальном секторе и характеристики самих рабочих мест. Основные предположения – неравенство вызывается низкой конкуренцией (как и невысоким желанием работодателей конкурировать за трудовые ресурсы) и гибкостью рынка труда.

Маргарита Диденко

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.