Страну охватила волна самоубийств среди подростков, называемая чуть ли не эпидемией. Главный виновник назван – социальные сети, очередной законопроект «от Яровой» готов – о борьбе с «группами смерти» в интернете и наказанием не только за доведение до самоубийства, но и за склонение к нему.
Параллельно с работой «думского принтера» предпринимаются и попытки понять причины, по которым дети кончают с собой, и сети тут не на первом месте. В суицидах они, на верное, тоже оставляют свой след, но при всех прочих равных условиях заставить подростка лишить себя жизни вряд ли способны. Даже с учетом того, что в этом возрасте дети не вполне осознают, что такое смерть и каковы ее последствия. И основной вопрос: почему они все-таки перестают хотеть жить?

В версиях недостатка нет. Среди приоритетных – скука и отсутствие смысла в жизни, вернее, ненахождение этого смысла. Одиночество, в том числе в семьях. Равнодушие и формализм в школе. Жестокость на улице.

И тому подобное.

Я же назову то, что считаю, возможно, самым главным. Это атмосфера смерти в стране и, что даже страшнее, ее культ. Началось не сегодня. Еще несколько десятилетий назад родилась традиция ставить оградки, кресты, памятники вдоль дорог на месте гибели людей в автоавариях или на месте убийств. Своеобразное увековечение смерти, ведь под этими крестами и памятниками никого нет, ими просто свидетельствуется факт ухода кого-то из жизни. Мемориальные доски на жилых домах, которых все больше и которые делают дома похожими на колумбарии для хранения праха усопших. Сейчас я не о том, хорошо это или плохо, а о знаках небытия в мире живых.

Их много. Это и так называемые бессмертные полки, то есть шествия с портретами мертвых. И прославление сразу же, как только человек ушел в мир иной. Два десятка лет Виталий Чуркин был полпредом России при ООН, ничем особым не отличаясь. Но вот скоропостижно умер, и жене – орден Мужества за мужа, на гражденного посмертно. Не при жизни, хотя Чуркину было уже 65 и прошло пять лет, как он перешагнул пенсионный возраст. Что это, как не чествование смерти? Или погиб летчик на Ближнем Востоке – его сбили, – и тут же ему звание Героя России посмертно, и получается, что его заслугой было только то, что он погиб, иначе говоря, заслугой стала смерть. В этом же ряду – героизация ополченцев Донбасса, конкретно – тех, кто приехал туда из России и погиб. Как только кого-то из них взорвут или застрелят, по всем телеканалам – фильмы о новом герое. Но герой здесь – снова смерть.

Добавляют мрачности в эту кучу и недоумки типа писателя Прилепина, который объявляет, что сформировал отряд и идет воевать на Донбасс. Это означает, что он идет сеять опять же смерть. Как украинцев, так и части членов его отряда, которые найдут там свою могилу. Притом что для Прилепина это всего лишь рекламная акция по распространению его книги о войне, которая издана и расходится, видимо, плохо, о чем публично, однако, не сообщается. В телесериалах убивают, кажется, уже каждую секунду и на каждом шагу, и телезритель видит, как это легко: выстрел – и ты картинно падаешь замертво. Тут и гнилые прибауточки типа «Мы же не Европа, нам на миру и смерть красна». Убийства, война и ненависть заполонили собой все пространство, объединившись в одном этом слове – «смерть», и никакой другой перспективы, ничего, обещающего жизнь, не видят сегодня в России ни взрослые, ни дети. Чтобы жить в такой атмосфере, требуются психологическая устойчивость и опыт, но их-то у подростков как раз пока и мало.

Я не знаю, кому и зачем в нашей стране все это нужно, можно ведь и иначе. Приведу один пример. В Англии, в графстве Дербишир, есть городок Эшборн – с населением, кажется, тысяч 20. Уже 350 лет в нем проходят матчи по «королевскому футболу», как они это весело называют. Суть игры в следующем. Население Эшборна делится на две части, на окраинах городка устанавливаются футбольные ворота. В матче участвуют все желающие от мала до велика – в одной из двух команд, северян или южан. Задача – донести мяч до ворот противника и забить гол. Твоя команда несет мяч на ту сторону, а та старается его отобрать и принести на твою. Футбольное поле – все улицы и переулки города. Матч длится несколько часов, иногда с утра до вечера. И все это в веселой и дружелюбной атмосфере и при участии подростков, их отцов, дедов, сестер. И можно представить, каким запоминающимся остается в памяти каждое такое событие, сколько эмоций оно дает и как объединяет городское общество. В этом году победу со счетом 1:0 одержали северяне. Гол забил человек по имени Курт Смит. Это все, что известно о герое очередного матча.

У нас нет ничего подобного. Вместо этого – фальшивый патриотизм, юнармия, «зарницы», макет Рейхстага для тренировок и подготовка к войне, а значит, к смерти. Подросткам в их жизни зацепиться тут не за что, и они уходят в сеть. Но важно не куда, а от чего они уходят. В этом, на мой взгляд, корень нынешней беды.

Юрий КАШИНСКИЙ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.