Ульяновский театр-студия «Enfant-terrible» на престижном Международном театральном фестивале современной драматургии «Коляда-Plays» в Екатеринбурге получил за спектакль «Зимовье зверей» награду в одной из главных номинаций — «Лучший спектакль для детей».

Это прекрасный подарок к собственному 10-летнему юбилею, который театр отмечает в этом году. За это время коллектив пережил и преодолел многое: переезды с одной площадки на другую, аренда подвальных, не приспособленных для театра помещений, репетиции на улице, в квартирах, актовых залах школ, а затем долгожданный, но такой тяжелый процесс ремонта уже собственного помещения своими руками. Как признается руководитель театра-студии, режиссер Дмитрий Аксенов, «благодаря всем трудностям» театр живет, развивается и ставит спектакли на самофинансировании. Сейчас «Enfant-terrible» — это известное место, которое часто собирает полные залы и восторженные отклики от расчувствовавшихся зрителей.

Нам стало интересно, кто же этот человек — режиссер-постановщик театра «Enfant-terrible» Дмитрий Аксенов. Как ему удается ставить такие беспроигрышные спектакли, которые удивляют даже самых искушенных зрителей и строгих критиков? И как устроена «театральная кухня» «Enfant-terrible»? Чтобы узнать ответы на эти и другие вопросы, наш корреспондент отправилась в театр к Дмитрию Аксенову.

— Дмитрий, когда Вы решили, что театр — эта та сфера, которой Вы хотите посвятить свою жизнь?

— Мне было 13 лет. Повлияли родители. Они «заталкивали» меня с 5-6 лет в разнообразные кружки, связанные с изобразительным искусством. Когда мне было 11 лет, я поступил в Пензенскую художественную школу. В 13 лет я уже точно знал, что буду заниматься изобразительным искусством.

— А кем по профессии были Ваши родители?

— Инженеры.

— Были ли у Вас в детстве кумиры?

— Если сейчас подросток хочет походить на какого-нибудь Джека Воробья, то у нас все было иначе. Кумирами были мушкетеры, Чапаев, Павел Корчагин, молодогвардейцы, Тарас Бульба, Котовский, Натаниэль Бампо из романов Фенимора Купера, Дон Кихот, Сирано де Бержерак… Когда в кинотеатрах проходил фильм «Александр Невский», то мы играли на его сюжеты. Потом уже возникали какие-то пристрастия, связанные с профессиональной деятельностью. Такие театральные художники, как Даниил Лидер, Давид Боровский, — их подход к сценографии мне был особенно близок. Это были важные вещи в становлении характера.

— Для актеров «Enfant-terrible» — это единственное место работы?

— Из-за того, что у нас затруднения в материальной стороне нашего производственного бытия, большей части наших артистов приходится еще где-то подрабатывать. Они работают и в других театрах.

— Какими качествами, с Вашей точки зрения, должен в идеале обладать режиссер-постановщик?

— Быть художником в большом смысле этого слова. А это, прежде всего, — максимальная придирчивость и требовательность к себе. У режиссера должен быть безупречный вкус, слух, глаз на изобразительность и визуальную культуру. Ему необходимо быть хорошим психологом, уметь видеть человека насквозь. Нужно блистательно знать литературу и историю искусства. Нужно уметь общаться с людьми и быть организатором.

— Как Вы готовитесь к постановкам?

— Поначалу, когда начинаешь работать с пьесами, очень трудно разобраться с материалом, но потом общая сумма знаний позволяет увидеть целое через призму своей профессии. Живописец смотрит на все, как на картину, кинорежиссер видит какой-то движущийся объект и представляет, как это будет выглядеть на пленке. Вот примерно так же… Необходимо досконально изучить эпоху, в которой происходит действие: нравы, обычаи, искусство того времени, политическую обстановку, место, где разворачиваются события. Иначе нельзя будет понять, что имел в виду автор.

— Какая должна быть пьеса, чтобы Вы ее выбрали?

— Интересная, но главная ее отличительная черта — в пьесе должно быть созидательное начало.

— Как долго ставится спектакль?

— По-разному. Один — за месяц, другой — за три-четыре.

— В своих постановках Вы используете разнообразные жанры. Например, был спектакль, где актеры не произнесли ни одного слова, в другом было много динамичных танцев. В каких еще жанрах хотите ставить?

— Нет привязанности к каким-то определенным жанрам. В то же время мы не чужды никакой жанровой природе, будь это высокая комедия, трагедия, драма, психодрама или литературный театр. В отношении последнего говорят: «Болтовня болтовней». А ты попробуй удержать внимание зрителя! Вот есть у нас спектакль «Неизвестный цветок», где действие полтора часа происходит за столом. И актеры без всяких прыжков и ужимок «держат» зрителя и добиваются того, чтобы его еще и «проткнуло» в финале. У нас есть и кукольный спектакль, есть ряд моноспектаклей, дуэты.

— Ваша творческая мечта?

— Который год подряд мы работаем над спектаклем «Пинежский Пушкин». Идея родилась в 1999 году, уже эскизы были нарисованы, и только сейчас мы начинаем потихоньку делать куклы, выходим на репетиции. Это тяжело, когда нет финансирования, актеры заняты то тут, то там, это вносит некоторые сложности.

— В каждый спектакль вкладывается определенный смысл. Какой, например?

— Он один: Любовь. Потому что ничего больше в этом мире нет. Ни-че-го! Все, что вы видите, слышите, чувствуете, — это Любовь.

— Театр не должен стоять на месте, всегда должен быть актуален?

— Он должен утолять хорошую человеческую жажду — жажду Любви. Человек на самом деле хочет лишь одного этого в разных видах. И театр должен на это работать. Искать это во всех проявлениях жизни.

— Вы ожидали, что Ваш спектакль «Зимовье зверей» будет таким успешным на фестивале в Екатеринбурге?

— Мы прочитали пьесу, потом отложили: каждая книга должна вовремя прийти к человеку. И эта пьеса начала воплощаться именно в тот момент, когда театр в наибольшей степени был готов для этого. Автор пьесы Елена Киселькова после просмотра спектакля сказала: «Дмитрий Михайлович, вы там так переменили финал. Но я благодарна Вам за
это. А можно я перепишу свою пьесу так, как Вы поставили ее?».

— Творческие разногласия в коллективе бывают?

— Конечно, до мордобития! Не буквального, конечно. Творческий спор — это совершено другое, нежели пустопорожняя перебранка.

— Ваше кредо?

— Делай, что должно, и будь, что будет!

Беседовала Алия Утигенова