В Ульяновске три года существует stand-up-клуб. Его основал простой парень Никита Шабалов, который в критичный момент свой жизни решил, что шутить — это его. В самокритичном интервью он рассказал Улпрессе почему не стоит просить комика сразу пошутить, сколько процентов выступлений заканчиваются провалом (спойлер: много!) и насколько стендаперы адекватны.

— Никита, как и когда ты начал заниматься stand-up?

— В 2012 году я получил в УлГУ диплом политолога. Работать по этой специальности я не хотел, поэтому два года проработал в рекламе. Потом начал думать: «Кто я такой? Что мне нравится? Что делать дальше в жизни?». Я не знал, что делать и куда идти.

Мне нравилось смешить людей, креативить, творить и находиться в центре внимания. Для этого можно заняться stand-up комедией, пойти работать в сфере образования или основать секту.

Я смотрел много выступлений ведущих американских комиков: Джорджа Карлина, Дилана Морана, Била Хигса. Ещё как раз в тот год вышел первый сезон «Stand-up на ТНТ». Я понял, что stand-up в нашей стране начал развиваться и это хорошее поле, чтобы начать свою деятельность.

Я заказал пять книг по стенд-апу на английском. Начал переводить одну из них и когда дошел до половины, узнал, что уже есть перевод. Я её прочитал, написал семь шуток и в конце лета 2014 года поехал в Москву выступить на «Открытом микрофоне».

Выступил. Жестко провалился.

Сразу после Москвы поехал в Воронеж. В то время там работала «Альтернативная комедия Воронежа». Ею заправлял Александр Долгополов. Я у него выступил и пообщался с ребятами, которые мне дали кучу советов как организовать открытые микрофоны в Ульяновске.

Я вернулся, нашел двух человек, нашел бар «Нутрь» и мы начали там выступать.

— Что из себя представлял stand-up в Ульяновске три года назад и сейчас?

— Когда мы только начинали, ребята из КВН-тусовки организовывали в городе нерегулярные шоу. А нас было три человека, которые не умели шутить и держаться на сцене. Мы даже толком не понимали, что такое стенд-ап.

За три года мы добились маленьких высот. Во-первых, мы организовали более-менее постоянную площадку, на которой может выступить любой желающий. Это бар «Нутрь».

Мы сделали несколько годных отчетных концертов. Наши комики выступили, наверное, уже в десяти городах. Теперь там знают, что в Ульяновске есть stand-up и он довольно хорош.

В прошлом году мы выступали на разогреве у Стаса Старовойтова в «Губернаторском». Выступали я, Алина Гатина и Слава Баранов. Выступили хорошо. Ко мне до сих пор подходят незнакомые люди на улице и говорят, что мы молодцы.

Конечно, хотелось бы добиться за это время намного большего, но как-то не получается. Но мы стараемся.

Недавно мы взялись за организацию концерта Саши Долгополова. Это известный в stand-up среде комик, хороший импровизатор. Он шутит без мата и пошлости, умеет зажечь толпу. Хотим его привезти 19 ноября. Надеемся, что мы хотя бы выйдем в ноль этим концертом. Мы не хотим навариться. Наша цель — показать ульяновскому зрителю, что есть крутые стендаперы, которых не показывают на телевидении. Они есть, их много, и мы собираемся их привозить.

— Что за люди выступают в вашем клубе?

— На открытых микрофонах у нас регулярно выступают десять человек. Это обычные, самые разные люди. Конечно, больше молодежи от 18 до 25 лет. Но, например, у нас есть один мужчина, которому 30 с чем-то лет. Он работает в колонии. Приходит, выступает. Слушать его, конечно, интересно.

— Кто приходит на ваши выступления?

— Одна часть это постоянные посетители бара «Нутрь». Другая — наши постоянные зрители. За три года сформировался пул людей, которые ходят именно на нас. Иногда они расстраиваются и перестают ходить, а иногда им все нравится и они приводят своих друзей. Конечно, ещё ходят родные и знакомые самих стендаперов.

— Почему stand-up за последние несколько лет стал популярен?

— Мое мнение, что он набирает популярность в последнее время, во-первых из-за того, что это относительно простой жанр, чтобы начинать. Тебе не надо что-то заканчивать, получать специальные знания или открывать ИП. Ты просто понимаешь, что умеешь шутить, и идешь на открытый микрофон в своем городе. Один раз выступаешь, в большинстве случаев проваливаешься, понимаешь, что это не твое, и выступаешь дальше.

Второе. Это такой жанр, который максимально позволяет выразить свое отношение к вопросам, которые тебя волнуют, бесят. Вот и третья причина — stand-up позволяет решить эмоциональные, психологические проблемы. Ты говоришь со сцены о своих проблемах, и они понемногу уходят от тебя.

Stand-up это отлично решение в плане контента для телевизора или ютуба. Чтобы снять клип или написать песню нужно привлечь много специалистов. Сделать stand-up довольно-таки просто. На первый взгляд. Ты просто записываешь свои шутки, приходишь туда, где есть стойка с микрофоном, и начинаешь выступать.

— Ты выступил со своими шутками уже 123 раза. Расскажи про свой самый большой провал? Что ты чувствовал в тот момент?

— У меня процентов 80 всех выступлений провальные. И это нормальная статистика. Каждый раз приходя на открытый микрофон, ты пробуешь что-то новое. И это не всегда заходит. К этому надо привыкнуть. Процентов 15 — это средние, хорошие выступления. Оставшиеся пять процентов — это выступления, которые заходят прямо на ура. По мере того, как становишься более опытным, эти проценты меняются в лучшую сторону.

Мне кажется, что мое самое провальное выступление было в Самаре. Два года назад там проходил stand-up турнир. В первом туре я выступил хорошо, и меня взяли во второй тур. Я расслабился. «Ха! Я и без подготовки смогу выступить». Взял несколько своих шуток, но даже их не учил и поехал.

Это оказались очень плохие шутки. А ещё то, что я их не учил, сыграло злую шутку со мной. Все три минуты, которые я выступал, пятьсот человек, которые стояли в огромном торговом центре вокруг сцены, молчали. На последней шутке кто-то крикнул «Фу!». И тишина. Это было так унизительно, так больно! Мое эго было просто раздавлено. Его расстреляли и разбомбили из всех видов оружия. Но, провальные выступления это хорошо. Это дает волшебный пендель, после которого ты лучше пишешь, лучше шутишь, лучше выступаешь.

— Расскажи про свое участие в stand-up фестивалях.

— Я участвовал в трех фестивалях и все они сильно отличаются друг от друга.

Фестиваль, который организовывал ТНТ, был кастингом, на котором отбирали людей на программу «Открытый микрофон». За свое трехминутное выступление я получил два смешка, аплодисменты и подкол от ведущего. И меня не взяли. Теперь я понимаю почему так произошло. Надо было брать проверенные шутки, а не новый материал, который мне тогда казался гениальным.

Второе фест — это был фестиваль инди-комиков, который организовывал Кирилл Сиэтлов. Наверное, он организовал первый открытый микрофон в Москве, и вообще он один из пионеров stand-up в России. На этом фестивале можно было выступить, послушать лекции, даже удалось поболтать по скайпу с одним из американских комиком. Было интересно, круто.

Питерский фестиваль проводили на нескольких площадках в течение недели. За это время можно было выступить на нескольких площадках на открытых микрофонах или в сет-листах. Ещё можно было участвовать в внутряковых штуках для стенд-аперов.

Общаться со стенд-аперами крайне прикольно, потому что большинство из них адекватные ребята. С одной стороны они странные, потому что в stand-up нормальные люди не пойдут. Туда идут люди у которых проблемы с эго, которым необходимо что-то рассказывать, доносить свою точку зрения. С другой стороны, большинство из них адекватные, потому что stand-up учит тебя критически смотреть на жизнь и самого себя. Он учит признавать свои ошибки и исправлять их. Конечно, есть исключения — какие-то гики и фрики, от которых рвется мозг.

Стендаперы очень сплоченные и  дружные. Я ездил в несколько городов и везде меня встречали очень хорошо, все всегда рады слышать, что ты приехал выступит к ним из другого города. Они все тебе рассказывают, тебя кормят, поят, что-то с тобой обсуждают, спрашивают как ты пишешь материал, узнают твои секреты, а потом вытворяют нахрен из города. Шутка.

— Ты говоришь, что stand-up занимаются ненормальные люди. В чем твоя ненормальность?

— Я с детства мечтал как-то самоутвердиться, найти себя в чем-то. В детстве я был скромным пацаном и хотелось, чтобы меня слушали, чтобы мое мнение что-то значило. Это нашло выражение в моем занятии комедией, я думаю.

Ещё люди идут шутить из-за какой-то боли, из-за проблем, которые были в детстве или мучают их сейчас.

У меня полно проблем. Я постоянно конфликтую сам с собой, поэтому у меня есть такая необходимость выговариваться, говорить о своем отношении к чему-то.

— С чего начать знакомство со stand-up в Ульяновске и этим жанром комедии вообще?

— Можно просто прийти на наши открытые микрофоны. У нас есть группа, где мы вывешиваем анонсы мероприятий. Посмотреть и узнать, что такое настоящий stand-up в сыром виде. Можно прийти на уже наше шоу. Там все шутки прописанные, материал обкатанный. Там стопроцентов будет смешно. Но я считаю, что обязательно нужно начинать с открытых микрофонов. Там приходит понимание того, что все люди готовы лажать и все люди готовы смешить в какой-то степени. Кто-нибудь, глядя на нас, скажет: «Да я точно так же могу», и придет к нам выступить.

Если говорить про stand-up в принципе, то нужно начинать с классиков — Джорджа Карлина, Билла Хигса, Дилана Морана, Марка Мерона и прочих западных комиков. Потом посмотреть наших тнтшных комиков. Потом смотреть в каких-то группах стенд-апа того или города, их отчетники. Тогда сложится понимание, что происходит на Западе и к чему мы все стремимся, как сейчас у нас пока что и как дело обстоит в городах с андерграундом.

— Как реагируют люди, когда узнают, что ты занимаешься stand-up? Просят ли сразу пошутить?

— Любой человек, когда узнает, что ты стендапер, просит пошутить. И это сильно бесит, потому что очень сложно преодолеть в сознании тот стереотип, что если ты из stand-up, то ты такой классный шутник. Только глаза утром открыл и сразу выдал шутку. Потом пошел чистить зубы и ещё три шутки выдал. И вообще ты разговариваешь шутками. На самом деле нет. Большинство комиков это депрессивные люди, которые находят свое спасение в комедии. Поэтому не стоит просить их шутить. Если ты хочешь увидеть как шутит тот или иной стенд-апер, то просто спроси у него, когда он будет выступать и приходи посмотреть.

Чтобы рассмеяться от хорошего stand-up нужно прийти на stand-up. Сесть в зал и дать комику проникнуть в твою голову со всем его мироощущением.

— На какие темы у тебя получается лучше шутить? Точнее, какие темы тебя затрагиваешь в своих выступлениях?

— Я шутил на разные темы, но как и любой комик начинал с темы отношений. Потом начал шутить о том, что окружает меня в повседневной жизни. И только сейчас я пришел к тому, что нужно шутить о том, что трогает тебя эмоционально. В-первую очередь о своих страхах, несказанных чувствах и так далее.

У меня нет определенной темы, на которую я лучше всего шучу. Иногда я пишу хорошие шутки о гирях, которые пылятся у меня дома. Иногда о том, как отец меня воспитывал. У меня нет темы, которая стопроцентов бы заходила.

И я не считаю, что хорошо шучу. Такой вот самокритичный. Глядя на все, что я написал за это время, 98 процентов всего хочется сжечь и забыть об этом. С каждым разом хочется писать лучше и интереснее, но не всегда это получается.

— Чем ты занимаешься помимо stand-up?

— У меня есть основное место работы, связанное с рекламой в соцсетях. Рисую, фотографирую. За три года, пока я занимаюсь stand-up, я сменил шесть мест работы. Работал в частном кукольном театре, на радио, продажником на «холодных» звонках. Что только не делал.

— Cколько ты заработал юмором?

— За одно выступление мне заплатили полторы тысячи рублей. Конечно, я больше потратил денег на stand-up. Это были траты на актерские курсы, курсы радиоведущих, оборудование для выступлений.

— Что у тебя в планах? Пробиться в телик, написать какой-либо сценарий?

— Сейчас я на перепутье. Не знаю, что я дальше хочу в stand-up. Мне разонравился телек. Раньше я хотел туда пробиться, но услышав несколько инсайдов, пообщавшись с ребятами о том, как они шутят, работают, я понял, что мне будет сложно смириться с этими ограничениями.

Этим летом я попробовал себя в сценарной работе — помогал ребятам из Москвы с одним проектом. Получилось неплохо, и скоро они будут его снимать. Пока я не могу говорить, что это за проект.

Я буду стараться писать и выступать смешнее, но куда идти дальше, ещё до конца не решил. Что будет получаться лучше всего — туда я и пойду.