Накануне сотой годовщины Октябрьской революции разговор о наболевших проблемах нашей области и страны издатель «ШОКа» Сергей Шмелев вел с давним другом редакции — президентом «Горячев-фонда» — Олегом Юрьевичем Горячевым.

— Олег, мы давно с тобой не встречались. Последнее случившееся с тех пор важное событие — губернаторские выборы. Давай с их итогов и начнем. Морозов победил на выборах. Произошли ли какие-то изменения к лучшему в его политике и возможны ли они в принципе? 

— А кто ожидал, что должно что-то измениться? Нам всем уже за 50. Разве люди в таком возрасте меняются? Я понимаю, если бы на выборы шел новый человек. Я лично ничего нового не ожидал. Предполагал, что сохранится то хорошее, что было в его достижениях. Я имею в виду инвестиционную политику. Прежде я тоже относился к ней с недоверием. Но теперь признаю, что отдача от нее есть. Конечно, было бы лучше для региона, например, один автозавод сохранить и развивать, чем создавать это множество новых мелких заводиков в Заволжье. Но крушение автозавода, радиолампового, «Искры» и других было следствием политики руководства страны, и Морозов никак не мог на ситуацию повлиять. Но то, что новые предприятия дают хоть какие-то поступления в бюджет и помогают решать проблемы области — это факт. Конечно, это очень мало, но ведь другого ничего нет, и без этих заводов, возникших в рамках реализации инвестиционных проектов, ситуация была бы сейчас еще хуже. А так мы имеем уже довольно приличный бюджет области в нынешнем году.

И в то же время остаются все те минусы морозовской политики, которые были прежде. Чехарда и перестановки в правительстве. И то, что он сейчас опять разделил администрацию области и правительство во главе со Смекалиным, это опять явление временное. Все это уже было и не дало никакого эффекта. Пройдут год-два, и Морозов снова это правительство ликвидирует. Потому что в такой небольшой области без единоначалия строить управление невозможно. Все прекрасно понимают, что реально областью продолжает руководить Морозов, а не Смекалин.

Заканчивая ответ на свой вопрос, давай вспомним, почему у моего отца постоянно были такие проблемы и конфликты с руководством страны. Потому что у него были свои убеждения и он шел против системы. Он делал так, как считал правильным, и не важно, как относилась к этому Москва. Сейчас у нас нельзя работать не в системе. В стране жесткая вертикаль власти: не впишешься в нее — вылетишь! И революции делаются не в провинции, а в Москве.

ЧЕПУХИНУ Я БЫ И КОЛХОЗ НЕ ДОВЕРИЛ!
— Смекалину, на мой взгляд, уготована в будущем роль мальчика для битья в период подготовки к президентским выборам, когда Путину понадобятся новые показательные посадки региональных руководителей.

— Не соглашусь. У меня иногда появляется предположение, уж не готовят ли какие-то стоящие за Смекалиным люди его на роль кандидата в губернаторы на следующих выборах.

Вторая большая ошибка Морозова — слепое копирование того, что делается в Москве, и игра в так называемое «гражданское общество» — создание всевозможных областных палат (общественной, справедливости и других), которые то создаются, то реорганизуются. При этом из бюджета отвлекаются без какой-либо отдачи огромные деньги на их содержание.

— Согласен. Мне тоже было смешно, когда недавно во главе общественной палаты области поставили господина Чепухина. После всех связанных с ним и его министерством скандалов и уголовных дел. Пустили еще одного козла в огород. 

— Чепухин для меня тоже очень странная и одиозная фигура. Я бы лично ему даже колхоз не доверил, не то что областное министерство сельского хозяйства. Областную администрацию и правительство сейчас на 90% нужно вычищать. Но, с другой стороны, возникает проблема, что на их место некого предложить. Я иногда ловлю себя на мысли — если бы я стал губернатором, кого набрал в свою команду? В области сложился дефицит грамотных, толковых управленческих кадров. Уничтожили колхозы, совхозы и большинство предприятий и вместе с ними разрушили систему обучения и подготовки кадров хозяйственных руководителей. Соратники моего отца — уже люди пожилые. Они уходят, и достойной смены им нет.

Отсюда и неразбериха в кадровой политике. Приведу последний пример – подбор кандидата на пост областного министра спорта. Почему на это место выдвигаются такие странные личности? Потому что там идет постоянная война и разные спортивные федерации, а проще говоря, распальцованные спортсмены пытаются посадить на это место своих ставленников. Но министром должен быть не спортсмен, а хороший и грамотный функционер от спорта. Это не тренировка, а управление отраслью. Иначе будет происходить то же, что и на федеральном уровне. Во главе федераций ставят бывших именитых спортсменов, а потом сажают их за хищение денег. Такая же ситуация с кандидатом на пост областного министра культуры.

МЫ СТОИТ РАКОМ МЕЖДУ СОЦИАЛИЗМОМ И КАПИТАЛИЗМОМ
— Нельзя обойти сегодня и тему годовщины революции и перспектив социализма. Твое отношение к ним. 

— Мое мнение, что та модель общества, которую мы называли социалистической, для России объективно подходила больше, чем то, что мы пытаемся построить теперь. И в этом наша беда. За последние лет 20 мы так и не определились с главной целью — какое общество хотим построить, и возникает неизбежный конфликт нарождающегося дикого капитализма и многих черт социализма, от которых немалая часть общества не готова и не хочет отказываться. Я считаю, что нам было бы лучше оставаться там, где мы были. Я называю это не социализмом, а плановой системой управления хозяйством России с ее спецификой — и природной, и менталитетом, без учета которых не обойтись. И западная модель демократии большинству наших граждан чужда исторически. России всегда нужен был добрый царь-батюшка, и неважно как он назывался — император, генсек ЦК КПСС или президент. Я иногда так образно говорю, наша страна раком стоит между социализмом и капитализмом. И никак не можем определиться, нам вперед продолжать идти или назад вернуться.

— А когда стоишь в такой позе, тебя имеют все, кому не лень?

— Вот именно! Пора уже определяться, вставать на ноги и двигаться в каком-то направлении.

МОРОЗОВ — ЧЕЛОВЕК СИСТЕМЫ
— Когда недавно по стране прокатилась волна отставок, ты не ожидал, что могут снять и Морозова? 

— Конечно, нет! Он прочно сидит, и это будет неизбежная реальность, с которой нам придется мириться ближайшие 4 года. А вот дальше уже возникают вопросы, поскольку больше выдвигаться в губернаторы он не сможет. И то я уверен, что он не уйдет на пенсию и будет в каких-то федеральных структурах работать. Морозов — человек нынешней системы, он ей подходит. И убрать его могут, только если он где-то крупно проколется. Что касается прочности его положения, есть ведь внешние признаки. Во время недавнего визита в Китай Путин захватил с собой всего трех-четырех губернаторов, в том числе и Морозова. А на заседании Госсовета в Ульяновске он был даже докладчиком.

— А как ты относишься к тому, что губернатор продвигает во власть и бизнес своих сыновей и супругу, фактически создавая в области семейную олигархическую клановую структуру? У вас хорошие отношения. Почему ты не можешь сказать ему чисто по-дружески, что он свой имидж этим портит? 

— Я считаю это некорректным и делать не буду. Вспомни, что писал обо мне в том числе «ШОК», когда мой отец был губернатором, а я работал в АО «Продовольствие»? Ситуация была такая же…

— Не соглашусь. Она была принципиально иной. Как показало время, Горячевы работали именно на интересы области и людей, а не на свой карман. Юрий Фролович ушел в мир иной, и сам ничего не нажив, и сыновья его в сравнении с нынешними ульяновскими бизнесменами живут очень скромно. 

— И все же я отношусь нормально к родителям, которые помогают своим детям. Так и должно быть. Поэтому семью Сергея Ивановича я обсуждать не буду. Мой старший сын сейчас тоже работает главой аппарата администрации города Ульяновска. Но он от политики далек и принципиально в нее не лезет.
С другой стороны, соглашусь с тобой. То, что в руководстве совхоза «Тепличный» в последние годы работали неспециалисты, тот же Шемет и другие, я считаю совершенно неправильным. И Морозову это говорил открыто. Вот сейчас вынашивается классная идея создать новый областной агрохолдинг на базе теплиц в Старомайнском районе, бывшего совхоза «Тепличный» и засвияжского агропромпарка. По сути это будет возрождение городского агропромышленного объединения (ГАПО), которое существовало в Ульяновске и возглавлял которое Пашин. Его шамановцы первым делом разрушили, придя к власти. Скажу больше, Сергей Иванович предлагал мне возглавить этот новый агрохолдинг. Но я отказался.

— Почему? 

— Я не хочу быть наемным гендиректором, работать непонятно на кого в ситуации, когда меня могут так же, как в свое время при Шаманове, выгнать и оставить на черном хлебе. А быть независимым и вкладывать свои инвестиции в это проект я не имею финансовой возможности. Лучше буду честно заниматься своим небольшим бизнесом. Если бы этот агрохолдинг был в областной собственности, тогда другое дело, я бы согласился в нем работать.

НАШЕ ОБЩЕСТВО ИМЕЕТ ТО, ЧТО ОНО ЗАСЛУЖИВАЕТ
— Ты много лет был депутатом Законодательного собрания Ульяновской области. Как оцениваешь нынешний его состав? 

— Для меня нынешнее ЗСО — темная лошадка. Непонятно, кто и как туда попал. В наше время депутаты были узнаваемыми в области фигурами. Даже Шаманов не смог этот представительный орган под себя подмять. А сейчас «Единая Россия» делегировала туда списком непонятно кого. Но это сейчас — система и на местах, и в Госдуме. Наше нынешнее общество имеет то, что оно заслуживает. Вон посмотри, что происходит на Западе. Рабочим копейку урежут в зарплате или стипендию студентам, и тут же сотни тысяч выходят на демонстрации на улицы. А у нас народ катастрофически нищает и все продолжает терпеть.

ХАРЛОВ ПУСТИЛ ГОРЯЧЕВА ПО МИРУ
— Кстати, Олег, тебе уже 56, не думаешь, на что будешь жить на пенсии? 

— У меня будет минимальная пенсия, потому что в ЗСО депутатом я был на общественных началах, бесплатно. А те, кто работал там на постоянной основе, имеют пенсию по 70 тысяч рублей. Жена у меня сейчас оформляется на пенсию, она у нее будет всего около 11 тысяч рублей. Хотя она экономист с высшим образованием и трудовым стажем свыше 30 лет. Тема эта для нашей семьи является больной еще по одной причине. В свое время мы с супругой вступили в негосударственный пенсионный фонд «Поволжский», вложив в него по 100 тысяч рублей своих сбережений. Но потом его скупил Харлов. Затем пришел зять бывшего ректора УлГПУ Полянскова, и все — фонд прогорел и мы все потеряли. Я всегда говорю, там, где Харлов, там простым людям не на что надеяться. Я это ему и в лицо говорил.

— И как он отреагировал?

— Никак. Молчит. Кстати, согласие Морозова на назначение Харлова сенатором от Ульяновской области я тоже считаю очень большой ошибкой. Но все это — иммунитет, предоставленный ему за предательство «Справедливой России» в Госдуме и другие делишки.

ГОРЯЧЕВЫ НИКОГДА НЕ ПРОДАВАЛИСЬ
— Выборы следующего года в ЗСО тебя не интересуют? 

— Сегодня нет. Потому что выборов как таковых уже нет. На честных выборах я бы мог соревноваться. А на нынешних не вижу в этом никакого смысла. Ведь мне не раз предлагали вступить в «Единую Россию» и под ее флагом гарантированно пройти в депутаты. Но Горячевы никогда не продавались. Поэтому я ни в какую партию больше и не вступал. У меня как лежал партбилет КПСС, так и хранится до сих пор.