М.Г. Бочаров живет в Ленинском районе Ульяновска и стоит у врачей на учете с хроническим алкоголизмом второй стадии. До сих пор он доводил мужика только до административных правонарушений, но в конце прошлого года он угодил и под уголовное дело.
Синяк пил, не просыхая, три дня, и ему с похмелья стало плохо с сердцем. Испугавшись, он тут же вызвал неотложку. Приехали молодые парень с девушкой — фельдшер и медсестра. Бочаров впустил их в квартиру. Сам сел на диван, а медику предложил кресло. Его спутница рядом заполняла карту вызова. Фельдшер стал интересоваться, на что пациент жалуется. К тому времени боль у алкаша уже прошла и его больше беспокоило лицо гостя, которое ему чем-то очень не понравилось. Он так ему открыто в глаза с матюгами и сказал. Эскулап, видимо, не впервые сталкивавшийся с неадекватными больными, потому что пропустил эту реплику мимо ушей и попросил собеседника избегать ненормативной лексики. Это окончательно вывело мужика из себя. Он внезапно подошел к опустившему голову фельдшеру (тот что-то записывал в блокнот) и сильно хлопнул его ладонями по ушам. От боли и неожиданности медик вскрикнул и пригрозил вызвать полицию. Когда он взял сотовый и стал набирать номер, хозяин квартиры пнул его ногой по кисти правой руки, размозжив один из пальцев. Приехавшие стражи порядка задержали дебошира, а медику самому пришлось обращаться за помощью в травмпункт. Его отстранили от работы и отправили на больничный. На суде Бочаров начал косить под действовавшего в состоянии аффекта от белой горячки и ссылался на провалы в памяти. Дескать, он вообще не помнит, что происходило после приезда к нему «скорой помощи». Но эта уловка ему не помогла. За нанесение телесных повреждений его приговорили к полутора годам лишения свободы условно, обязали пройти курс лечения от алкогольной зависимости и выплатить избитому фельдшеру компенсацию морального вреда в 75 тысяч рублей.

• • •

А вот другой сотрудник «скорой» — шофер Ульяновской районной больницы Александр Алексеевич Кузнецов — пострадал на работе при иных обстоятельствах. 3 января прошлого года он с бригадой медиков вез пациентку из Ишеевки в бывшую БСМП в Ульяновск. Ехал с сиреной и проблесковыми огнями. Когда проезжал на красный свет перекресток улиц Орлова и Островского, его автомобиль протаранила в бок ехавшая на высокой скорости «Мазда». От удара «уазик-буханка» вылетел на тротуар и врезался в дом. Водители не случайно не любят эти микроавтобусы, называя их гробами на колесах. В них перед ногами шофера нет никакой защиты, лишь один лист металла, и при лобовом или боковом ударе он легко сминается, ломая зажатому в тесном салоне водителю конечности. Вот и Кузнецова пришлось извлекать из кабины приехавшим спасателям при помощи ломкратов. Он получил закрытые оскольчатые переломы правой большеберцовой кости и голени со смещением.

Даже после выхода с больничного Александр не смог сразу сесть за руль, и его вынужденно временно перевели в больничные сторожа. Обещав сохранить среднюю заработную плату. Но, как у нас водится, обманули и стали платить только ставку сторожа. Набежавшую разницу в оплате труда в 12 с половиной тысяч рублей ему пришлось выбивать из начальства через районный суд.

А. Краснов