Ведущий Клуба – Жан Миндубаев.
От ведущего.

 Как-то так сложилось, что произведения ульяновских литераторов (выражусь так) «…пролетают над регионом, как фанера над Череповцом…».

 НАВСКИДКУ СКАЖУ КОЕ-ЧТО. Вот публиковали мы в «Глаголе» великолепную, до колик смешную стихотворную поэму Николая Марянина под веселым названием «Шумодырская бодяга». Ну, просто сама просится на театральную или киношную сцену!

 И зритель будет, и касса пополнится… И вроде театров у нас почти три целых штуки. Почему бы не повеселить публику – тем более на местном сюжете?

 Но – тишина…

 Немало и поэтических произведений, которые тоже сами просятся к музыкантам, желают перевоплотиться в вальсы, романсы, популярные шлягеры. И вроде музыканты в регионе имеются, могли бы соорудить нечто популярное, в народе принятое, звучащее и со сцены, и по радио, и в «телике»…И могло бы это «нечто» стать (как ныне «по-русски “калякуют”) неким “брендом” нашей губернии..

 Но в ответ-опять  ни звука..

В чем тут дело? Ведь есть же и всякого рода «культучреждения», ансамбли, певцы и гитаристы.. И региональное радио как бы существует..Отчего  же «звука нет»?

  Хотелось бы , конечно, услышать на сей счет хоть какие-то соображения местного Минкульта.

А вот и случай очередной подвернулся. Прислал известный и профессионально крепкий писатель и поэт Николай Полотнянко свое новое творение. И любопытное предисловие к нему…

 Почитайте-ка!

И что ответит госпожа министерша культуры  на сей счет?

 Итак…

Жан Миндубаев.

 

*****

 

Творческое предложение министру искусств и культурной политики УО от писателя Николая Полотнянко в связи с 370-летием Симбирска-Ульяновска

 

Уважаемая Ольга Николаевна! У нас сложилась парадоксальная ситуация: много разговоров о развитии культуры, а самих произведений культуры создаётся очень и очень мало. В 2018 году исполняется 370 лет с основания  Симбирска-Ульяновска. Возможно, вам известно, что я написал роман о Богдане Хитрово, он есть во всех библиотеках нашего города, но до сих пор его не используют в историческом воспитании молодёжи, как и три других моих роман, поэзию и пьесы.

Причина подобной холодности не во мне, а в том, что ваши культурные кадры не в состоянии оценить и творчески использовать мои произведения в том же праздновании юбилея.

Предлагаю им в помощь небольшую постановку(пьесу), для юбилея, из которой можно сделать мобильный спектакль, и показывать его по всему городу и области в любых помещениях.

 

                                     ***

 

Слово о начале града славного и похвального СИНБИРСКА

 

 

Стихи и проза Николай Полотнянко.

Постановка

 

Действующие лица:

Царь Алексей Михайлович

Богдан Хитрово – окольничий, Синбирский воевода.

 

 

 

 

Поэтическое вступление:

 

                         ххх

Пусть прошлое туманно и не близко,

Печаль о нём торжественно светла.

На площадях и улицах Симбирска,

(начинают звучать колокола)

Прислушайся, – звонят колокола.

 

Прислушайся! Восходит звон из глуби.

Что ни удар, то отзовётся год.

И от волненья пересохнут губы.

И память горькой скорбью обожжёт.

 

Мы часто на решенья были скоры,

Беспамятны… Но ты нас не кори,

Былой Симбирск. Звонят твои соборы,

И тенями встают монастыри.

 

И кладбища, что скрыты под бетоном

Дорог и зданий, явственно видны.

Симбирск! К твоим истокам и иконам,

Настанет час, и припадут сыны.

 

Московский Кремль. Комната царя.    Алексей Михайлович сидит в кресле и пальцами правой руки постукивает по столу.

 

Ц а р ь: Нет, рано нам начинать войну с поляками из-за Смоленска. Надо сначала сделать неприступной Степную границу. Без нее Русь похожа на избу, у которой всего три стены, а четвертой стены, обращенной на Дикое поле, нет, и через него постоянно вторгаются крымцы и ногаи, уволакивая людей в рабство.  А тут еще новая напасть – калмыки. Постоянно нападают на русские поселения. Сейчас с башкирами сцепились, воюют друг друга. Черта нам поможет отгородиться от них. Хоть  она безмерно дорога и людей много забирает, но без нее невозможно начать заселение Поволжья…

 

( входит Хитрово, опускается на колени и касается лбом в пола)

 

Х и т р о в о:   Желаю здравствовать, великий государь!

Ц а р ь: Поднимись, Богдан. Я рад тебя видеть. Подойди ближе.

 

(Хитрово поднялся с колен, сделал шаг вперёд и остановился.)

 

Ты слышал, наверно, про весть от воеводы пограничного Путивля, что запорожские  казаки у Жёлтых Вод, сложась вместе с татары, всех ляхов побили, а и иных и в полон поймали, а гетманского сына Потоцкого взяли в полон жива… Все наши беды от поляков, терзавших Русь во времена смуты. От их козней и нестроение на Руси началось. Слава Богу, мы сейчас не те, что были тридцать лет назад. Казацкий бунтишка на Украине – это знак того, что пришла  ляхам пора рассчитаться за смуту, за издевательства над православной верой.

(пауза)

Бояре советуют собрать Земский собор, как это бывало при моём родителе великом государе Михаиле Федоровиче, и взять воинских людей и деньги со всей земли. Как мыслишь, воевода?

Х и т р о в о:   Не надо торопиться, государь. Мы станем воевать Смоленск, а хан из Крыма ударит нам в спину. Если воевать с ляхами, то на черте должна стоять рать, способная дать отпор татарам. Нужно помедлить, выждать. Казачишки сегодня с ляхами воюют, а завтра, куда их занесёт?.. Киевский староста Иеремия Вишневецкий бывалый воин. Казакам супротив него не устоять. Прошлым летом Кураш-мурза набежал на Белгород, отбили его с великим для татар уроном, потому что там Большой полк стоял и стоит. А если он будет под Смоленском? Что тогда?.. Татары прорвут черту и через день будут на Оке.

(пауза)

Ц а р ь: До такой беды дело не дойдет. Зачем же тогда мы построили десять новых городов и возобновили город Орёл, разрушенный в Смуту ляхами и их подручниками казаками?.. На Белгородской границе построили ещё восемнадцать городов и завершили строительство Белгородской черты от реки Ворсклы до Тамбова на Цне, а теперь замыслили продолжить её дальше на восток – до Симбирска. Тебе сие ведомо лучше, чем мне, как пограничному воеводе. Говори.

Х и т р о в о:   Тебе ведомо, великий государь, что прошлым летом твои люди поставили град Карсун и разметили черту для начала работ вплоть  до Симбирска. Это будет гораздо более мощная, чем прежде, засечная черта: валы, рвы, надолбы, острожки и города составят уже сплошную линию обороны. Укреплённую границу надо заселить свободными от податей   крестьянами, которые станут отличными солдатами и драгунами создаваемых полков иноземного строя.

Ц а р ь: Ты всегда дельно мыслишь, Богдан. Я уже не раз пожалел, что отпустил тебя на границу. Мысль у меня была поставить тебя на приказ здесь, в Москве. Но мне насоветовали другое – как де он проявит себя на службе на границе.

Х и т р о в о:   Я весь в твоей воле, великий государь…

Ц а р ь: Мне край как нужны грамотеи и книжники. А ты, Богдан и латынь, и польский языки ведаешь…

(пауза)

Мыслю я учредить школу, в которой бы наши братья, учёные монахи из Киева, обучали языкам, греческому, наукам словесным до риторики и философии. Наши епископы, не говорю о простых попах, плохо образованы. А Русь в настоящее время – последний оплот православия, наши угнетенные турками братья с надеждой взирают на Москву, ожидая, если не скорого освобождения от ига, то духовной поддержки.

(пауза)

Однако нашему единству с славянскими братьями крепко мешает то, что в нашем богослужении имеются серьёзные расхождения с тем, как понимают православие греки, сербы, болгары. Все это необходимо устранить, а для этой работы нужны образованные правщики книг, просвещённые иерархи, способные проводить политику Москвы в зарубежье. Открываю тебе свои замыслы и Ближней думы, в коей тебе самое место.

Х и т р о в о:   Я не достоин такой чести, великий государь. Я всего лишь полковой воевода со Степной границы.

Ц а р ь: (усмехаясь, подает ему свиток) Прочти вслух, и я за одним послушаю, что утвердил, не читая. Вдруг дьяк Волюшанинов  что-нибудь наврал. Читай, читай…

Х и т р о в о:    (читает крепнущим голосом) Божьей милостью Царь и Великий Князь, Алексей Михайлович, всея России Самодержец, Владимирский, Московский, Новгородский, Царь Казанский, Царь Астраханский, Государь Псковский и Великий Князь Смоленский, Тверской, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский и иных, Государь и Великий Князь Новагорода Низовския земли, Черниговский, Рязанский, Полоцкий, Ростовский, Ярославский, Белозерский, Лифляндский, Удорский, Обдорский, Кондинский и Государь и Обладатель повелел за многия труды, за Керенскую службу, за городовое и засечное строительство, да за Карсунскую службу и засечное строительство пожаловать полкового воеводу и стольника Богдана Матвеевича Хитрово в окольничие и дать ему восемьдесят рублей и триста четей земли в каждом поле в Царевом Сенчурске!

(совершает земной поклон)

Читать полностью

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.