В новом городе стая собак напала на спасенного два года назад пса Лаки, выброшенного хозяином с пятого этажа. Произошедшее еще раз вскрыло проблему с бездомными собаками, которую уже много лет не могут решить власти и которую усугубляют некоторые жители, подкармливая собак вместо того, чтобы стерилизовать их и искать хозяев. Между тем, на отлов собак городские власти в прошлом году выделили более 3-х миллионов рублей, на них было отловлено и умерщвлено почти 7 тысяч собак. Владелица Лаки поставила вопрос создания некоммерческой организации, которая бы занималась этими вопросами.

Два года назад пса Лаки нашли уже почти умирающим, но выходили, сейчас у него есть хозяйка Елена, которая обратилась к нам с письмом:

«Помните Лаки? Того самого, уже почти умершего страшной долгой смертью, на спасение которого пару лет назад, рыдая, скинулся весь город? Тогда спасли, он выжил и даже получил свою заслуженную кармическую награду – попал в чудесную семью, где его любят и балуют. У него есть собственный диванчик, порции вкусной еды «как для алабая», косточки, общение и долгие прогулки по берегу Волги с любимыми хозяевами. Большое собачье счастье случилось в его жизни.

А ещё гуляет Лаки почти всегда в наморднике. Просто потому, что так – цивилизованно. Он большой, прыгучий, активный и общительный, и без намордника он нечаянно пугает прохожих. Собака должна быть в наморднике, если рядом есть люди, которые могут напугаться. Просто из уважения к окружающим. Так лучше.

И вчера мой интеллигентный и прекрасный Лаки бежал мимо стройки, на которой – без привязи и цепей – обитает стая из четырёх злобных и откормленных псов. Кто-то из «добрых людей», желающих спасти от голодной смерти всё, что движется, безмозгло их кормит, не отвечая за обеспечение прививок, стерилизации, за безвредность для окружающих людей и животных. Зачем, объясните мне, вы их кормите?

Почему в нашем городе «спасение животных» – это чаще всего удовлетворение собственного комплекса ненужности отдельными жителями? Ну и? Откормили вы этих тварей, а они чуть не загрызли того, кого вы со слезами спасали несколько лет назад. Вам их жалко? А Лаки теперь, видимо, не жалко. Хотите послушать, как страшно он плачет на все девять этажей, когда мы обрабатываем раны? Ему очень больно.

Активисты, откармливающие всё подряд, может быть вам пора повзрослеть?

Объединиться уже, создать НКО, научиться работать с грантами, научиться взаимодействовать с администрациями разных уровней, с бизнесами, которые готовы финансово поддерживать, но не отдельных фанатиков, а сильных людей-лидеров, которые решают вопросы системно – строят приюты, развивают благотворительность. Всё это реально и в других городах происходит. Но у нас пока большинство “активистов” способны только из жалости бегать с овсянкой по стройкам, где, конечно, псы им рады, да и тихой сапой подписывать петиции против отстрела. И удовлетворять своё эго: «я молодец, я спас». Все остальные – плохие, а я – хороший.

Нет, не молодец. По-другому происходят процессы изменения общества. Не из жалости. Хочешь прикармливать – тогда забирай домой и неси полную ответственность за живое существо и за его безопасность для окружающих».

Сейчас собака скулит, рана еще болит, псу делают уколы. Пока отёк не появляется, есть шанс, что обойдётся без операции, говорит Елена.

Отловили почти 7 тысяч собак

В начале марта в Общественной палате обсуждалась проблема безнадзорных животных. Тогда сообщалось, что в 2017 году в Ульяновске на отлов животных было выделено 3 миллиона 100 тысяч рублей. 99 процентов средств были использованы. Было заключено два контракта с ООО «Волга Профи» и ИП Сальниковым. За 2017 год в Ульяновске было отловлено 6920 голов животных – это на 10 процентов выше уровня 2016 года (было 6200). Отлову подлежат агрессивные животные, с клиническими признаками особо опасных заболеваний. По городу в 2017 году было зарегистрировано около 1600 случаев укусов животными. Существует схема взаимодействия по реагированию на случаи укусов животными: обо всех случаях укусов лечебные учреждения оповещают Симбирский центр ветеринарии. Центр немедленно доводит информацию до комитета по благоустройству города Ульяновска, который заключил контракт на отлов животных, и бригада по отлову осуществляет отлов в тех местах, где произошли случаи укуса. За 2017 год произошло 811 случаев укусов безнадзорными животными, 750 случаев – домашними. По сравнению с 2016 годом количество укушенных людей уменьшилось на 80 случаев.

В Центре отмечают, что животные осматриваются, агрессивные животные подлежат умерщвлению. 6920 животных были направлены на умерщвление и утилизированы (отправляются в Чувашию, в Димитровград).

Вместе с тем, в Центре говорят, что статистики по количеству безнадзорных животных нет. Нет и нормативного документа, который бы устанавливал ответственность человека, который выбрасывает животное на улицу.

Члены общественной палаты с сомнением отнеслись к представленным цифрам и приняли решение их проверить. С марта в общественной палате было получено еще несколько обращений от жителей на эту тему. Соответствующее обращение палата направлиа в горадминистрацию, однако, как Улграду уточнили в общественной палате, на данный момент ответов пока не поступало. В палате также отметили, что если будет поступать много обращений от жителей, они снова вернутся к этой проблеме.

Важно донести до людей, что животных нужно стерилизовать и пристраивать

«Проблема большая, – рассказала Улграду администратор группы «Помощь бездомным собакам Ульяновска» Наталья Топоркова. – На данный момент у нас всего один приют – «Лапа помощи». Передержки все стихийные, либо дома у волонтеров. Кроме того, нет социальной рекламы среди владельцев домашних собак о стерилизации и выгуле. Очень много выкинутых и оставленных именно домашних щенков и собак».

«Нужна социальная реклама, люди не знают, что можно взять из пункта передержки здорового, привитого, кастрированного питомца, – прокомментировала ситуацию волонтер группы «Помощь бездомным собакам Ульяновска» Александра Сиднева. –
Не знают, что если уж подкармливают кого, то обязательно его необходимо кастрировать – либо самим, либо через группу. Тогда это будет реальная польза в остановке увеличения поголовья бездомных животных. Даже самим можно подавать объявления в газеты и на «Авито», это работает, и собак забирают. Наши ветеринары дают отсрочки на их услуги, делают дешевле – это очень помогает волонтерам, есть время набрать сумму».

По словам Александры, реклама необходима и для того, чтобы укрепить ответственность за свое животное, стимулировать людей кастрировать его.

«Ведь кобели перестают убегать, снижается агрессия, гормоны не бушуют, по сукам – это отсутствие течек и приплодов. Как-то надо выбить из голов людей мифы про то, что собака должна рожать или родить один раз, а кобели перестают охранять. Это все неправда, проверенная годами».

Власть убивает, НКО – не выход, вся надежда снова на волонтеров?

«У нас есть несколько НКО, в том числе которые получают поддержку от администрации города, – говорит Александра Сиднева. Но это маленькие сообщества, деятельность очень ограничена в сравнении с масштабами группы волонтёрского движения. Документами им просто некогда заниматься, и смысла нет, так как административный ресурс в виде грантов сильно ограничен. Формат сообщества волонтёров в нашем случае более действенный и обладает большими возможностями и ресурсами, нежели формат НКО».

О том, что волонтерские организации способны решать этот вопрос с большей эффективностью, говорит и руководитель Центра развития НКО при Общественной палате Ульяновской области Елена Шпоркина.

«Сейчас у нас пределах десяти таких НКО, – прокомментировала Елана Шпоркина Улграду. – Но они фактически не подают проекты на гранты. Дело в том, что у нас в областном бюджете не поддерживаются проекты, связанные с защитой животных, проекты направлены на людей. В муниципалитете такие проекты есть – предусмотрена строчка «Охрана природы», но там активность невысокая. А, например, у фонда «Флора и Лавра» сейчас проекты больше связаны с развитием иппотерапии. Есть в соцсетях активные группы без регистрации, то есть они развиваются не как НКО, это инициативные группы».

По мнению Елены Шпоркиной, НКО – это только один из способов финансирования и не всегда самый привлекательный.

«Самое перспективное для организации – когда ее поддерживает не власть, а население, обычные люди – деньгами, ресурсами, волонтерским вкладом. Тогда дело будет жить и развиваться. Даст власть деньги или не даст – это всегда конкурсная процедура, субъективная, потому что эксперты могут по-разному относиться к разным организациям и направлениям. Поэтому, мне кажется, что самое надежное и перспективное для организации – это опираться на население».

Подробнее о работе волонтеров читайте в нашем материале Как это устроено: помощь бездомным собакам в Ульяновске

Юлия Узрютова