То, что происходит в Ульяновске с горячим водоснабжением, раз за разом ставит на повестку вопрос о переводе системы теплоснабжения многоквартирных жилых домов и социальных объектов на автономные источники. Либо о каких-то других мерах, которые положили бы конец издевательствам над людьми.

Если бы где-нибудь в Германии или Франции на пару дней исчезла в квартирах горячая вода, они бы подумали, что началась третья мировая и надо срочно выяснять вопрос с эвакуацией. Мы же в Ульяновске — как будто в постоянной этой войне. ГВС отключается то в связи с профилактикой, то в связи с ремонтом на теплосетях, то с связи с тепловыми испытаниями, которые следуют одно за другим и по многу дней подряд, словно испытывают не трубу, а новые поколения истребителей. Сейчас, уже вторую неделю, без горячей воды сидит Ленинский район и часть Засвияжского. Но как это было устроено?

Должностные лица, демонстрирующие страстную готовность ради православия лбы порасшибать о полы в церквях, отключили ГВС в понедельник, 28 мая. По православному календарю это был так называемый Духов день, 50-й с момента воскресения Иисуса Хориста, когда, если не ошибаюсь, по преданию, на народ сошел дух святой. В этот день в ознаменование обряда крещения святым духом у верующих принято иметь дело с водой, обливаться ею и мыться. И именно в этот день ульяновских православных лишили такой возможности, оставив альтернативу: либо купаться в ледяной воде, либо ни в какой.

Большинство, думаю, предпочло второе. При этом еще на этапе составления графика испытаний, его утверждения и публикации было известно, что 28 мая в нынешнем году — православный праздник. Как, конечно, было известно и то, что накануне этого дня, 27 мая, празднуется Святая Троица, когда не рекомендуется что-либо делать по хозяйству -мыть, убираться и проч. 26-го же мая была вселенская Родительская суббота, то есть день памяти усопших, с теми же самыми примерно правилами в смысле уборки. И люди, соблюдая эти православные дни, остались, вероятно, со многим неубранным, невымытым и непостиранным из того, что следовало бы убрать, вымыть и постирать.

Что было дальше? Дальше синоптики и МЧС стали настойчиво предупреждать, что на европейскую равнину надвигается холодный арктический фронт, что вот он накрыл север, вот вызвал снегопады в Пермском крае, ураган в Нижнем Новгороде, Казани, Чебоксарах и приближается к Ульяновску. За ураганом идет снижение температуры — до заморозков в ночные часы. Предупреждения продолжались в течение нескольких дней. К началу июня пришли заморозки и посеял снег, в квартирах похолодало, ванные комнаты превратились в ледяные, где не то что мыться, пусть и водой из водонагревателей, а просто находиться страшно. А 1 июня по всей России, включая, разумеется, Ульяновск, отмечался Международный день защиты детей.
Рассказывалось в этот день, в частности, о необходимости их защиты от пропадания, хотя ульяновские дети нуждались 1 июня больше всего в защите от устроенных им монополией холодов и простуд.

Я специально рассказал подробно об этих памятных праздничных днях, чтобы акцентировать, с какой тупостью и равнодушием к населению города, к его здоровью и благополучию все это у нас делается. Ни грамма чуткости и сочувствия, ведь, заведомо зная православный календарь, можно было эти вздорные испытания передвинуть. Зная о приближающихся холодах, уже начатые испытания можно было приостановить и возобновить подачу в дома горячей воды. 14 уж кстати: мало кто понимает, что это за испытания и что при них делается. Чисто внешне нигде никаких работ не ведется, особенно в выходные. Но если в субботу-воскресенье они не ведутся, почему бы в эти дни ГВС не включить? Потому что плевать на жителей? И наконец, верхом бесчеловечности было устраивать в домах ледник в День защиты детей. Прошу прощения за резкость, но напоминает все это некую разновидность тирании, с парадным фасадом и веселящимися перед ним в праздник детьми и скотским отношением как к детям, так и ко взрослым, в принципе. Когда чиновники охотно приветствуют народ, особенно мертвый, чьи портреты без лишнего напряга можно пронести по улицам, но не видят живых.

Василий МЕЛЬНИК