В номере «СК» за 30.05.2018 г., в статье «Миграция как борьба с очередями в детсады», была допущена небольшая неточность: как справедливо заметил Ульяновскстат, мы не учли в статистике внутрирегиональную миграцию.

Таким образом, из Ульяновской области на самом деле уехало не 6837 человек, а 3926. Но и прибыло не 6438, а 3527 человек. На тенденциях это никак не сказалось — мы просто не учли внутрирегиональную миграцию, где количество выбывших и прибывших одинаково: миграционная убыль как была, так и осталась минус 399 человек за первый квартал 2018 года.

Более того, видна теперь и еще одна тенденция: растет внутрирегиональная миграция — с 2671 человека в январе-марте 2017 года до 2911 в январе-марте 2018 года. Что это за цифры? Предположим, и скорее всего не ошибемся, что это количество людей, которые в основном уезжают из малых сел и деревень в другие населенные пункты побольше — в Ульяновск в первую очередь. Что свидетельствует, вероятно, об усугублении ситуации с вымиранием села.

Кстати, обновил Ульяновскстат и данные по количеству родившихся и умерших. Там по-прежнему все не очень хорошо: по сравнению с январем-апрелем 2017 года за аналогичный период этого года и родилось меньше (3853 против 3973 человек), и умерло больше (6167 против 6116 человек). Естественная убыль за четыре месяца — минус 2314 человек.
Ян ГУРОВ