Поселок Мостовая тонет. Село Луговое, тоже входящее в состав Ульяновска, задыхается без воды. Тысячам его жителей нечего пить, не из чего готовить пищу, нечем стирать и мыться.
В обоих этих примерах дело не в каких-то стихийных бедствиях, превосходящих возможности людей, а в элементарном отсутствии или изношенности городской инфраструктуры. Одной из причин нарастающего подтопления Мостовой являются стоки в поселок из нагорной северной части Ульяновска. В частности, из микрорайона «Репино». Проблему помогло бы решить строительство канализационного водостока на улице Репина, о чем мостовчане и просят в своих обращениях во все уровни власти. Отвечает им за всех ответственный за строительство горадминистрации Сергей Гигирев, сообщая, что денег на эти цели в бюджете не заложено вплоть до 2020 года.
Село Луговое ведет эту мучительную жизнь по типу бедуинов сирийской пустыни-(на берегу двух рек — Волги, крупнейшей реки в Европе, и Свияги, ее большого притока) по той причине, что водоводу — уже 50 лет, он прохудился и с водоснабжением сельчан не справляется. Решение: проложить новый водовод. Цена вопроса, как сообщила в одном из репортажей областного телевидения жительница Лугового, зачитывая ответ все того же Гигирева, — 25-40 миллионов рублей, которых в городском бюджете нет.

В общем, денег нет. Совсем недавно «СК», однако, сообщал, что жителям домов на Северном Венце с трудом удалось отбиться от чиновничества, рвавшегося благоустроить расположенный рядом сквер, где люди любят посидеть на лавочке в прохладе, послушать птиц и проч. Жители подозревают, что благоустроители все только испортят, поуничтожают зелень, понаставят пластикового барахла и — прощай тихий уголок. Не надо! — сказали чиновникам, которые, между тем, уже изыскали в том же бюджете на сквер 25 миллионов рублей. То есть ровно столько, сколько нужно, чтобы заменить водовод в Луговом и снять проблему с водой, которая уже много лет изматывает луговчан.

Почему же городская власть не ремонтирует позарез нужный тысячам жителей водовод, но готова выкинуть 25 миллионов на не нужное никому «благоустройство» сквера на Северном Венце? Я лично не сомневаюсь, что дело — в воровстве денег, которое планировалось совершить на работах в сквере, поскольку «благоустройство» — это золотое дно. Оно практически неконтролируемо, ведь никто не сможет проверить, сколько грунта вынули и сколько гравия высыпали при перекладке дорожек в сквере. Сколько кустов и деревьев убрали или обкарнали. А расходы на водовод хотя бы приблизительно можно отследить. Вот десять метров трубы, вот двадцать метров, вот километр, вот расчистка траншеи под трубу, вот укладка трубы и закрытие траншеи. Известны и стоимость трубы, и стоимость ее укладки по метражу, и стоимость закрытия траншеи. Словом, все достаточно прозрачно и потому неинтересно.

То ли дело «благоустройство», на которое у нас так налегают! Налетели бригады с бензокосилками на городские травы, выскребли их до земли, и никто никогда не сможет выяснить, сколько квадратных метров или гектаров они так «благоустроили» и сколько бензина при этом сожгли. И того и другого в итоге по отчетам можно провести в разы больше, и денег с бюджета срубить в эти же разы больше. Плоды «благоустройства» у всех на виду: убогие сухие травинки, торчащие среди пыли на так называемых газонах, искусственные, как на кладбище, гирлянды на улице Гончарова, «зеленые фигуры» вместо живых клумб с живыми цветами. Безжизненно, тупо и дорого.

В прошлом году «СК» пытался обратить на эти «отмывочные благоустроительные работы» внимание надзорных органов, призывая посмотреть их на предмет коррупциогенности (вред-то и так налицо) и распил бюджетов. Счетная палата Ульяновска провела тогда проверку и выявила какое-то незначительное расхождение в цифрах. На то она и счетная. Ей предоставили бумаги о том, что скосили, к примеру, десять гектаров, сожгли при этом столько-то бензина, выплатили столько-то зарплаты косарям — она сверила. Перемерить выкосы она не в состоянии, как и определить чисто экологический ущерб от этого «благоустройства». Но если власти плюют на объекты жизнеобеспечения в Луговом, в поселке Мостовая и где-либо еще и мчатся сломя голову с бензокосами на зеленые клочки города как мухи на мед, значит, зачем-то им это нужно. Выгодно им это. Правоохранительные органы, впрочем, в прошлом году отмолчались, и нынешним летом в благоустроительных карманах канули еще сотни миллионов бюджетных рублей. А Мостовая тем временем тонет, и Луговое пропадает без воды.
Артур ТАНИЕВ