Напомним, эта трагедия произошла 2 марта прошлого года. Около 13-00 в селе Старый Уренбаш Чердаклинского района загорелся деревянный дом №7 на улице Центральной. При разборе завалов после тушения пожара под ними были обнаружены тела трех задохнувшихся от дыма детей — двух братьев и сестры. Это были 6-летний Абдулла Потапов, 3-летний Ханиф Потапов и полуторагодовалая София Атнабаева. Они не могли покинуть горевший дом, потому что были заперты в нем их 25-летней матерью Гузелью Руслановной Атнабаевой, уехавшей в город по делам. теперь у нее остался только один ребенок — 10-летняя дочь Асма, которая во время пожара была в школе.

Гузель Атнабаева была сиротой. В 16 лет она родила первенца от сожителя Леонида Потапова. Он увез семью из Ульяновска в Старый Уренбаш, где они обзавелись домом и большим подсобным хозяйством. Гузель считала себя правоверной мусульманкой, гражданский муж тоже принял ислам. Жили они замкнуто. Глава семьи часто уезжал на шабашки. У остававшейся дома жены было много забот, и она нередко бросала троих младших детей одних под замком дома, оставляя ключ соседям и прося их присмотреть за малышами. Это было опасно, поскольку Абдулла любил баловаться с огнем, и родители не могли с ним ничего сделать. Леонида и Гузель несколько раз вызывали в инспекцию по делам несовершеннолетних, ругали, но ничего не помогало. 1 марта Потапов опять куда-то уехал. А наутро следом за ним подалась и жена. Занесла соседям ключ, велев передать его Асме, когда та вернется из школы. Про то, что в доме заперты остальные дети, сказать забыла. Поэтому, когда дом загорелся, никто их не хватился…

Районный суд признал прямую вину матери в гибели оставленных без присмотра детей и приговорил ее к полутора годам лишения свободы в колонии-поселении. Но, поскольку присматривать за Асмой будет некому, областной суд пересмотрел это решение и отсрочил исполнение приговора до достижения дочерью Гузели возраста 14 лет…

Разбитый сосуд не склеишь!
Поначалу все три оставшихся члена семьи жили на съемной квартире в Ульяновске. Их дом в Старом Уренбаше восстановлению не подлежал. Всю скотину с подворья они распродали. Сожители постоянно обвиняли друг друга в гибели детей и в конце концов из-за этого расстались. Семья окончательно распалась. Гузель стала одна растить дочь. Водила ее в спортивную секцию и кружок рисования, старалась уделять ей как можно больше времени. Но однажды, пока была на работе, Леонид без разрешения приехал и увез Асму к себе, за пределы Ульяновской области. Прокуратура расценила это как самоуправство, тем более, что отец препятствовал встречам дочери с матерью. Но суд определил, что ребенку будет лучше с папой, который обеспечивает ей более комфортные условия. Гузель приезжала к ней по мере возможности и привозила гостинцы. А в конце прошлого года самовольно уехала в Москву в поисках работы. Вызвав резкое недовольство службы исполнения наказаний, под постоянным присмотром которой осужденная должна постоянно находиться. Дошло до того, что УФСИН уже несколько раз обращалось в суд с просьбой, в связи с неподобающим поведением, отменить Атнабаевой отсрочку исполнения приговора и направить ее в колонию. Но пока суд и прокуратура не видят в этом необходимости. Давая молодой женщине шанс оправиться от перенесенного потрясения и попробовать жить дальше…
С. Тагирова