Сегодня мы знакомим читателей с автором слов к гимну Ульяновска Николаем Маряниным. Поэт-песенник, журналист, краевед, он известен не только в наших краях. В десятках городов России исполняются гимны, которые он сочинил с разными композиторами, его песни поют ансамбли и барды. Интеллектуал и знаток истории, составитель энциклопедий и автор статей к ним, Марянин сам — «ходячая энциклопедия». И это далеко не все грани его личности, о которых он сам расскажет в беседе с нашим корреспондентом.

— Николай Викторович, набираешь в Интернете «Николай Марянин», и первым в списке оказывается сайт «Изба-читальня» с Вашими песнями. Как он появился?

— Накопилось несколько сотен песен, написанных мной в основном в соавторстве с моим другом, певцом Сергеем Ляминым, а также с другими композиторами. Песни «гуляли» по Интернету, я их и собрал вместе на этом сайте. Можно послушать, написать отклики, поставить оценки.

— Время для поэзии сейчас благоприятное?

— Оно уникальное! В Советском Союзе творческие люди могли выйти к читателю только через газету. А в городе тогда выходили лишь «Ульяновская правда» и «Ульяновский комсомолец». И хотя были большие тиражи, попасть на литературную страницу было непросто. Печатали самое лучшее. Чтобы расти дальше, книжку издать, нужно было вступить в Союз писателей. Условия диктовало государство. Сейчас любой человек, даже тот, что пишет всякую ахинею, может загнать в компьютер свои сочинения. Всемирная «свалка» дает возможность показать себя. Даже если эти стихи мало кто читает.

— Анна Ахматова написала: «Когда 6 вы знали, из какого сора растут стихи, не ведая стыда…». Но мне кажется, это не ко всем поэтам относится. У Вас, например, стихи выросли из любви: самое первое стихотворение родилось, когда в шестом классе Вы влюбились в одноклассницу…

— Наверное, первые стихи у многих так рождаются. Недавно мы с одноклассниками встречались на 45-летие нашего выпуска из школы села Три Озера, это в Спасском районе Татарстана. Была и та девочка, а сейчас уже бабушка, о которой я написал первые строки. Вообще, в детстве, юности стихи рождались по наитию, вдохновению. В подростковом возрасте я и мои друзья стали, как бы теперь сказали, фанатами Владимира Высоцкого. И я стал писать «под Высоцкого». Но стихи никому не показывал, знал о них только мой самый закадычный друг. И в Ульяновске, в институте, тоже никто не знал, что я пишу.

— Поэзия и музыка тесно переплелись в Вашем творчестве. В этом есть закономерность?

— Это началось еще в детстве. О своих стихах «под Высоцкого» я уже упоминал. А в школе мы с другом Женей Гладковым создали вокально-инструментальный ансамбль «Славяне». Он существует в Трех Озерах до сих пор, ему уже 46 лет! Составы менялись, но коллективом неизменно продолжает руководить наш друг Володя Петряев. Каждый год в первую субботу августа все прежние участники ансамбля из тех, кто может, приезжают в село и вновь берут в руки гитары, чтобы сыграть мелодии своей юности, в том числе и на мои стихи. А в Ульяновске, когда после окончания политехнического института меня направили работать на завод «Контактор», я встретился и подружился с Сережей Ляминым. В общаге в Киндяковке мы создали рок-группу «Жизнь». На первой репетиции Сергей предложил мне написать слова к своей мелодии, и конвейер не останавливается до сих пор… За 40 лет мы написали несколько сотен самых разных песен. И в том числе большой цикл, который назвали «История государства Российского в песнях и гимнах» — о селах, поселках и городах России от Хабаровска до Крыма.

— Кстати, этот жанр — гимны, — как они возникают в Вашем творчестве? Как душевный порыв или Вам делают заказ?

— Все происходит по воле случая. В начале 1990-х годов я написал первый гимн для Мариинской гимназии. Там начала учиться моя дочь. Ее учительница музыки меня попросила написать слова, что я и сделал. Этот гимн там поют до сих пор. За четверть века с разными композиторами гимнов я написал довольно много, из них около 20 официально утверждены. В том числе это гимны Ульяновска, Ульяновской области, Карсунского района, Ульяновского технического университета, где я учился, Языковского поселения, города Читы и так далее. Сейчас пишем с Ляминым гимн Карсунской библиотеки.

— А как получилось, что Вы написали гимны и песни для других регионов России?

— В начале 2000-х в разных областях и республиках стали объявлять конкурсы на их создание, и мы с Сергеем Ляминым принимали в некоторых участие. Однажды даже написали гимн для Ханты-Мансийского музея природы и человека, отправили его, но с опозданием: там уже конкурсная комиссия выбрала победителя. Вдруг через некоторое время мне звонят из этого музея и сообщают, что комиссия заседала повторно и отдала все же предпочтение нашему гимну. Или вот другая история. Лет десять назад город Джанкой в Крыму объявил конкурс, мы отправили на него песню под названием «Джанкой — город-душа» и забыли об этом. А в 2014 году Крым вернулся в Россию. У меня подъем чувств был, послал им поздравление и эту песню приложил. Через несколько дней они сделали ролик на Ютубе, где джанкойцы под нашу песню ликуют по поводу присоединения Крыма. В тот же год на 9 Мая, как написала мне одна крымчанка, в Джанкое на открытии городского праздника ее исполнял местный хор ветеранов. А в прошлом году Джанкою исполнилось 100 лет, и там был снят фильм под нашим названием «Джанкой — город-душа», где опять прозвучала наша песня. И таких городов, которые мы воспели, десятки: Хабаровск, Комсомольск-на-Амуре, Омск, Тавда, Уфа, Болгар, Сызрань…

— У Вас есть проект, связанный с именами ушедших поэтов — Ваших друзей. Почему Вы этим занимаетесь?

— Просто есть ощущение, что я им при жизни что-то не успел сказать, чем-то помочь. Хотелось выразить им свою благодарность. Вот и разместил их поэзию, статьи о них и фотографии на литературном портале Стихи.ру. Это началось после трагической гибели Анатолия Чеснокова. А потом были Евгений Мельников, Валерий Крушко, Владимир Косоуров… Еще никто у нас не пытался собрать в одном издании всех литераторов, связанных с нашим краем. Эта идея частично реализована в антологии «Ульяновская словесность: начало XXI века».

Здесь опубликованы сведения о 159 авторах. Я собирал имена не только тех, кто жил или живет в Ульяновске, но и тех, кто здесь родился и стал известным в других регионах России. А кто-то живет в Америке, кто-то — в Париже. Всего в моих списках больше тысячи имен литераторов, связанных с Симбирским-Ульяновским краем за последние 1000 лет. Когда-нибудь хочу их всех объединить в биографическом словаре. В литературном журнале «Симбирск» я веду рубрику о предстоящих юбилеях поэтов и писателей из этого списка. Не забываю и о тех, кто когда-либо посещал, пусть даже проездом, наш город. В каждом номере получается около 20 юбиляров. Мало кто знает, в частности, что в 1939 году в Ульяновске был Александр Солженицын. Когда он учился в Ростовом университете, в каникулы с другом отправился на родину Ленина. Добравшись до Казани,они купили лодку и на ней поплыли по Волге в Ульяновск, прожили в нашем городе три дня. В 50-годах, после ареста, Солженицына провезли в вагоне для заключенных через Ульяновскую область в Куйбышев. А в третий раз писатель был в наших краях в 90-е годы, когда на автомобиле добирался в Самару.

— Результатом Вашего увлечения историческим краеведением стал выпуск энциклопедии. Как удалось осилить столь фундаментальный труд?

— Началось с того, что в младших классах учительница рассказала нам, что на берегах Трех Озер в древние времена находилась летняя ставка булгарского царя. Повзрослев, я выяснил, что в 922 году именно туда, где сейчас наше село, а оно находится рядом с древней столицей Волжской Булгарин, прибыло посольство из Багдада на пяти тысячах лошадей и верблюдов. Арабы привезли в эти края ислам. А позже здесь располагалась первая ставка хана Батыя. Я много лет в особую тетрадь записывал в хронологическом порядке исторические факты о Среднем Поволжье, недоумевая, зачем мне это надо. Опубликовал больше ста краеведческих статей, в основном — в Татарстане, меня всегда интересовали родные места. Сотрудничал с Институтом Татарской энциклопедии в Казани. А несколько лет назад понял, для чего собирал эти сведения, когда мне предложили стать редактором и автором «Энциклопедии города Болгара и Спасского района». Эта книга признана лучшим изданием такого рода в Татарстане. Сейчас пишу статьи для энциклопедии соседнего Алькеевского района.

Вообще, я люблю энциклопедии и словари, давно собираю, у меня дома их около двух тысяч. Наверное, только во Дворце книги больше!

— И про наш город что-нибудь интересное расскажите…

— Мало кто знает об этом, я у геологов в старой книге прочитал, что 40 тысяч лет назад Свияга впадала в Волгу здесь, на месте современного Ульяновска. Из-за перепада высот был водопад около 40 метров. Потом пласты земной коры сдвинулись, и Свияга вынуждена была искать новое современное русло… Ну и любопытный факт к юбилею Симбирска. Считается, что о нем нет никаких упоминаний в средние века. Но если взглянуть на карту 1367 года братьев Пиццигани, которые во времена Золотой Орды приезжали на Русь, на месте нашего города на берегу Волги обозначено «Казар де Санкога». Если перевести, это означает «Город Священной горы». А священная гора по-монгольски — Симбир, даже в современной Монголии есть несколько населенных пунктов и гор с таким названием.

— Еще одно ваше любимое занятие — кроссворды и головоломки. Вы их не только разгадываете, но и составляете…

— Увлечение тоже имеет свои истоки. В детстве мой старший брат выучил меня, пятилетнего, читать, и я с ним за ручку ходил в нашу сельскую библиотеку. Он увлекся кроссвордами, и я за ним. В библиотеке выписывались газеты и журналы, но брать домой их не .разрешали. И тогда мы «пошли на преступление». Вечером после закрытия брат подсаживал меня с другом в библиотечную форточку, мы забирались внутрь и обломком бритвы — вжик, вжик! — вырезали кроссворды. По селу слух пошел, что какие-то сумасшедшие в библиотеке кроссворды воруют. Потом брат выписал журнал «Смена», и надобность в наших вылазках отпала. Увлечение кроссвордами привело к тому, что я за долгие годы выиграл несколько сотен творческих конкурсов эрудитов, в том числе всероссийского уровня. Призами всю квартиру обставил. Участвовал в финальных стадиях чемпионатов России по решению кроссвордов, стал первым чемпионом России по решению сканвордов в 2002 году. Опубликовал в различных газетах более 10 тысяч авторских словесных головоломок. Еще в 1995 году я организовал Ульяновский клуб любителей кроссвордов «Крокус» и 17 лет был его президентом. За это время провел 17 ежегодных открытых чемпионатов Ульяновской области, в которых участвовали эрудиты из многих регионов России и зарубежных стран, за что турнир получил неофициальное название малого чемпионата мира.

— Николай Викторович, Вы составили родословную своей семьи. Более того, Марянины являют собой редкий в наше время пример дружеских родственных отношений…

— Есть у нас такая традиция — время от времени собираться всем вместе. Это началось в 1988 году, когда мы приехали в родное село на похороны. Решили, что обязательно надо собираться и по более приятным поводам. Десять встреч провели. Съезжались по 40-50 человек — родные, двоюродные, троюродные, в разных местах Поволжья. А в моей родословной за 200 лет, которую я составил, — около тысячи человек. Полистаешь ее и понимаешь, что если копнуть глубже, то окажется, что все человечество — это твои родственники!

Наша справка
Николай Викторович Марянин родился 5 января 1956 года в селе Три Озера Куйбышевского района ТАССР (ныне Спасский район Республики Татарстан). Окончил Ульяновский политехнический институт В 1980-е годы работал на заводе «Контактор», в Ленинском райкоме ВЛКСМ, Ульяновском обкоме комсомола, в областных газетах «Ульяновский комсомолец» и «Ульяновская правда». В 1990-е годы сотрудничал в различных изданиях. Был одним из основателей и замредактора газеты «Град Симбирск». Издал четыре книги стихов. Лауреат журналистских и литературных конкурсов. Член Союза писателей России. Награжден медалью Н.М.Каразина

Беседовала Ирина Морозова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.