Архитектор Олег Владимиров, которому, видимо, предстоит вместе с управлением администрации по развитию исторической части города переделать облик Ульяновска, выступил со своим видением ситуации со сносом кафе «Ситора» у Мемцентра. Странно, но именно это сооружение он счел «безобразным» и мешающим нормальному виду мемориальной зоны Ульяновска.

Про мишуру и шаурму
В своем заявлении на одном из ульяновских порталов Владимиров порассуждал о том, как «непрерывно трансформируется» городская среда, которая сложилась в 70-х годах XX века в результате радикальной реконструкции центра города к юбилею Ленина. По его словам, теперь «то здесь, то там появляются киоски, павильоны, малые формы, арт-объекты, никак не связанные с историко-культурным наследием мемориальной зоны», а общим для них стало «отсутствие какого-либо стиля и противоречие с принципами модернизма».

Владимиров выступает за то, чтобы новые объекты в мемориальной зоне Ульяновска обязательно принципам модернизма соответствовали. «Лаконичность форм, функционализм, принципиальный отказ от исторических реминисценций в облике сооружений, интернациональный характер», — перечисляет он.

Сейчас же, считает он, есть два подхода к историческим местам: в одном «все разрешено», культурное содержание «обесценивается», а пространства «заполняются мишурой: досками почета из профнастила, типовыми детскими игровыми площадками, безобразными киосками и т. п.».

Архитектор призывает интегрировать малый бизнес в городскую среду, но сохраняя ее «уникальные качества, сформированные на принципах модернизма».

«Такая задача вполне решаема, если «шаурму» упаковать в стилистически культурную оболочку», — пишет Владимиров.

В его словах все логично — действительно, очень много примеров «мишуры» можно встретить на улицах города в исторической его части. Но вот пример, который дальше приводит архитектор, удручает: становится ясно, что все эти рассуждения, видимо, если не ангажированы, то, по крайней мере, опубликованы в угоду определенным людям.

В пример «безобразных киосков» и «мишуры» Владимиров приводит «Ситару» — кафе, которое стоит пока еще возле Мемцентра и гостиницы «Венец». Напомним, это кафе, которое стало легендарным для очень многих ульяновцев и получило в народе название «стекляшка», неожиданно стало мешать городским властям, которые через суд добиваются -и уже почти добились — его сноса.

Как в городе Дессау
Владимиров также показывает примеры «киоска в модернистском стиле» архитектора Людвига Мис ван дер Роэ в городе Дессау, Германия, и проекта павильона на месте «Си-торы», разработанного для градостроительной концепции «Музей СССР» в 2013 году. По его мнению, «Ситора» в это место совсем не вписывается, зато могли вписаться объекты, представленные им.

И тут можно поспорить.

Во-первых, кафе «Ситора» — это как раз тот редкий случай, когда объект торговли хотя бы попытались вписать в исторический центр города: кафе застеклено по образу и подобию тех самых модернистских советских объектов 60-70-х годов. Его можно сравнить и с Мемцентром, который стоит на колоннах (их отчасти повторяют стены «Ситары»), и с ЦУМом, и с библиотекой Аксакова, и с гостиницей «Венец».

Крыша «Ситары», которая, видимо, архитектору напоминает «мишуру», — это отсылка к объекту, о котором Владимиров вообще не упомянул, к Лому офицеров, который находится ровно напротив кафе. Редкий случай: крыша здания небольшого кафе выполнена в виде мини-башенок, да еще и покрыта зеленой черепицей. Обычно у таких павильонов ничего подобного нет. То есть владельцы старались вписать здание в историческую среду.

Безусловно, претензии могут быть — например, к дешевизне использованных при строительстве кафе материалов, к еще чему-то подобному. Но говорить, что именно «Ситора» — «безобразный киоск» и «мишура» — это странно.

Почему бы не обратить внимание на другие объекты? Например, на эклектичную улицу с гордым названием «Дворцовая»? Там стоит модернистский ДК «Губернаторский», «чудо» 2000-х «Версаль», а между ними еще и лепят религиозное православное сооружение. Вот с этим почему бы не разобраться?

«Клубники» и монстры
Или обратимся к другому месту, которое в 70-е годы приобрело радикально иной вид: улица Минаева с той стороны, где стоят Дворец творчества детей и молодежи и детская библиотека Аксакова. Здесь, рядом с невысокими зданиями, которые одновременно подчеркивают высоту обелиска Славы и открывают волжский простор, вырос 24-этажный «Дом на Минаева», который теперь стал ключевым объектом во всей этой архитектурной композиции. Владимиров, кстати, в этом доме ничего плохого не видит, наоборот, он говорил, что здание «заиграет», когда будет достроено, благодаря своим витражным балконам, своему цвету и т.д. Но ведь очевидно, что культурное пространство, где рядом с громадиной жилого комплекса теперь будут находиться ничтожно маленькие образцы архитектуры советской (библиотека Аксакова) и российской начала XX века (УльГЭС), нарушено — причем самым беспардонным образом.

Владимиров выступает, судя по всему, и за строительство клубников в заповеднике «Родина Ленина» — он проектировал здание по улице Льва Толстого, 65, которое, по мнению многих местных общественников, как раз «историческую строку» сильно попирает.

Ну и это не говоря уже о многочисленных киосках, пристроях к историческим зданиям и прочей настоящей «мишуре», которой полнится наш город.

На чью мельницу эта кислая вода?
Откуда же претензии к «Ситаре»? Вероятно, это лишний раз доказывает, что она мешает определенным людям. Версий высказывается несколько. Во-первых, кафе это недорогое — и очень многие посетители центра города предпочитают отобедать там, а не, например, в «Венеции» или «Обломове», которые расположены в гостинице «Венец». Тут стоит напомнить историю с «Аквамоллом» — на короткий срок перед зданием этого торгового центра появилась галерея из киосков с шаурмой. В итоге убытки стали нести рестораны и кафе, расположенные в самом «Аквамолле» — люди предпочитали купить шаурму за 100 рублей, чем потратить 500 рублей на обед в каком-то из дорогих заведений. Киоски просто убрали — администрация ТЦ сделала выбор в пользу арендаторов помещений внутри здания. Вероятно, то же самое происходит и с «Ситорой», только делается это неофициально и под лукавыми предлогами, потому что просто так убрать кафе, которое здесь стоит почти 20 лет, не получится.

Во-вторых, есть версия, что это место понадобилось какому-то другому, более крупному предпринимателю, желающему кормить всех посетителей Нового Венца и Мемцентра.

Но очевидно, что не во внешнем облике «Ситары» дело. Ведь ее внешний вид мог бы быть предметом дискуссий, а с владельцами кафе разбираются не за столом переговоров, а в судах.
Степан ГОРИН