В Вешкайме работает единственный в России музей высоковольтной электроэнергетики, появившийся не в последнюю очередь благодаря областным планам по привлечению инвестиций, которых не случилось.

8 августа премьер Дмитрий Медведев встречался с главой ФСК ЕЭС Андреем Муровым. После ритуального отчета о финансовых достижениях Единой энергосистемы, собеседники перешли к главному — к реализации проекта «умных» электросетей, что в первую очередь подразумевает повсеместное внедрение в ФСК цифровых подстанций, работающих практически без оперативного персонала на местах. Идея понятна — сосредоточить управление энергосистемой в едином центре, что, помимо цифровизации систем управления, потребует и комплексной реконструкции «силового» железа в тех узлах энергосистемы, где этого еще не было сделано.

Вешкаймскую подстанцию реконструировали ровно 10 лет — с 1998 по 2008 годы. В этом году юбилей, причем значимый, — после реконструкции подстанция в Вешкайме перестала быть простым переключательным пунктом, а обзавелась собственной трансформаторной подстанцией 500/110 кВ. Впрочем, загруженной ныне (летом) лишь на 20 процентов. И дело не только в общем снижении в последние годы потребления электроэнергии крупными потребителями в сетях “МРСК Волги”, на которые нагружена подстанция, но и в инвестиционных планах, которым не суждено было сбыться.

Дело в том, что реконструкции вешкаймского узла предшествовали заявки на ресурсы, которые подавались энергодефицитной Ульяновской областью и соседними регионами. Заявки на серьезные мощности поступали от крупных инвестиционных проектов: строительства «стеклянного» завода в Тереньге, тепличного комплекса у Николаевки, металлургического завода в Новоульяновске и, из последнего, по линии Корпорации развития области, от китайского цементного завода в Тереньгульском районе. Ни один из этих проектов не состоялся, но энергетические ресурсы под них были заложены. Для обеспечения ими и понадобилось строительство новой подстанции, которое повлекло за собой полную реконструкцию вешкаймского узла и… появление в Вешкайме крайне интересного уникального музея.

Инициатором и вдохновителем его создания стал Константин Константинович Ивашечкин, Заслужен­ный работник ЕЭС России, Почетный энергетик и Ветеран энергетики, бывший руководитель средневолжского предприятия службы линий электропередач ДПО, которое обслуживало все высоковольтные магистральные сети в Поволжье до вхождения в структуры РАО ЕЭС. Управлялось предприятие из Вешкаймы, которую можно было в те годы назвать полноценным командным центром поволжских ВВ сетей.

Когда началась реконструкция, господин Ивашечкин решил сохранить память о старом оборудовании, на котором многие годы работал узел, и о людях, которые это оборудование обслуживали, да и вообще запечатлеть историю магистральных энергосетей. Неспроста.

«Я родился, правда не здесь, под этой же высоковольтной линией», – рассказывает Константин Ивашечкин, – «и вся жизнь оказалась с ней связана». При осмотре экспозиции сразу замечаем, что наш экскурсовод переживает историю, которую рассказывает экспозиция, как свою собственную: строительство ГЭС, возведение первых опор ЛЭП 400 кВ, практически ровесницы рассказчика, первые клиновые зажимы, алюминиевые обжимные гильзы, монтажные пояса, раритетные, но работающие приборы, раритетные планы прокладки сетей, подробные истории про людей…



Но самое захватывающее снаружи — на отдельной большой площадке собрана старая аппаратура подстанции: токовые маслонаполненные трансформаторы, воздушные выключатели, расцепители, автовышка, электролаборатория на базе ГАЗ-66, прицеп с гидравлическим прессом для гильз и множество других интереснейших экспонатов, которые ныне уже редко где встретишь: на подстанциях 500 кВ идет постепенная реконструкция, а коммутация в сетях на 220 кВ и ниже уже другая и тоже обновляется.

Дело в том, что сети 220 кВ были переданы в [федеральные] структуры ЕЭС лишь в 2006 году от областных энергохозяйств, которые финансировали работы на них по остаточному принципу, отдавая приоритет всем понятным ТЭЦ. Дошло до того, что на все сети оставалось лишь несколько десятков человек персонала. Хозяйство было запущено донельзя, но в итоге силами ФСК постепенно обновляется, что, опять же, снижает шансы познакомиться хотя бы с менее мощными аналогами высоковольтной коммутирующей и измерительной аппаратуры.

Сравнить старое и новое оборудование несложно — оно стоит на одной площадке. Разница — как между «аналогом» и «цифрой», причем во всем. Старое здание узла — классический сталинский ампир, неизменность которого (вплоть до реставрации интерьеров) удалось отстоять Ивашечкину, разместив в здании музей. Новое здание — краснокирпичный новострой с пластиковыми окнами. Старые воздушные выключатели — огромные колонны с аналоговыми манометрами и подводом сжатого воздуха с крайне изобретательной механикой. Новые — небольшие «гирлянды», заполненные газом.




Старые разъединители — тяжелые, но ажурные конструкции, новые — круглые сферы.

Старые панели управления — стрелочные приборы и эбонитовые ручки пакетных переключателей. Новые — цифровые дисплеи. Щиты: механические реле с пластмассовыми сигнальными подпружиненными флажками против электроники с индикаторными светодиодами.


Столь же кардинально поменялась и территория — в «аналоговые» времена подстанция представляла собой сад, остатки которого в виде десятка обвешанных плодами яблонь остались по периметру. Ныне территория выглядит стерильной — вместо зелени везде щебень.

Неизменными остались лишь опоры ЛЭП, установленные еще в 50-е годы: ажурные конструкции двух основных типов: П и Т образные фермы на «аналоговых» болтах под ключ на 56.

В стерильном зале управления царит единообразие — среди всех щитов лишь несколько сохранившихся аналоговых с привычными промежуточными реле в прозрачном корпусе и автоматами серии АП. Остальное — цифра: куча промышленных контроллеров, разъемов RS-232 и остальные прелести автоматизации. Вместе с самим трансформатором на 110 кВ на все это ушло 10 лет и 3 миллиарда рублей, но максимально приблизило подстанцию к идеалам цифровизации. И, действительно, линейного персонала уже сейчас на всем узле явно меньше, чем на подстанции 220 кВ старого образца.

Задаем прямой вопрос Константину Ивашечкину: «Когда было лучше — раньше, во времена ДПО или сейчас?». Ответ неожиданный — сейчас сильно лучше с инвестициями (120 миллионов в этом году), то есть с ресурсами на развитие, но жалко людей — раньше от них зависело намного больше и, соответственно, к ним прислушивались.

Теперь это не нужно — стандартизованное «цифровое» оборудование от всем известных зарубежных брендов гораздо ближе к идеалу умного электричества Медведева, чем к «аналоговым» практикам, когда проблемы зачастую решались коллективным разумом.

И это еще один лишний повод посетить музей и полюбоваться на, может быть, последние остатки «аналоговой» роскоши. Тем более, что Константин Ивашечкин в ближайшее время собирается на пенсию, а другого столь увлеченного рассказчика про высоковольтные линии и вообще сети коммуникаций и их топологию просто нет. Равно, как и нет аналога вешкаймскому музею.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.