Эфир прошел на прошлой неделе. В студии пообщались председатель регионального отделения «Опора России» Николай Солодовников и Дмитрий Ежов. Представляем расшифровку.

Предварим разговор комментарием бывшего мэра города Павла Романенко, который он разместил под записью.

«Не удивило, что о новых ОБЩИХ правилах и несовершенстве действующей нормативно-правовой базы говорят в студии представитель общественности(СМИ) и бизнеса. Власть ульяновская могла бы за долгие годы подсуетиться и «перезагрузить» действующие градостроительные нормы, адаптировать к текущему моменту(со всеми ошибками и нагромождениями)правила благоустройства города и правила размещения НТО. Но мой взгляд, концептуально это можно было сделать давно, ведь в городе по сути ДВА законодательных органа, которые, извиняюсь, мусолят эти «проблемы» без малого двадцать лет. И верно замечено в студии: «не хватает политической воли». Планов, как всегда, громадье — а на текущую «зачистку»(гаражей, парковок, самостроев) денег в «народных» бюджетах не оказывается, почему-то. Нет, насколько знаю по бюджету 2018г., средств даже на ливневки — 5-7% от необходимого — это НИЧЕГО». 

— Добрый день, друзья. У нас достаточно спонтанный разговор: пообщались с Николаем Солодовниковым – председателем местного отделения «Опоры России», это объединение предпринимателей. Проблема общая, наболевшая – «Опора» сейчас выступила с инициативой наведения порядка в сфере НТО. Об этой проблеме мы пишем уже много лет, в последние месяцы немного притихли, но только из-за того, что, как выясняется, у муниципалов просто нет ресурсов для сноса незаконных киосков, а бороться с единичными киосками мы откровенно устали -это просто бессмысленно. Речь идёт о системном наведении порядка и сейчас, вместе с «Опорой России», мы думаем эту тему перегрузить. Что бы ни говорили наши комментаторы – адекватный бизнес ЗА наведение порядка, за прозрачные правила игры; то есть за то же, о чём говорили и чего требует общество. Низовой аудит провести никогда не проблема, но к чему, если нет политической воли на наведение простого порядка, если ситуация откровенно непрозрачна? Сейчас мы медленно, но верно подошли к вопросу перезагрузки правил игры: речь идёт о том, чтобы передавать на муниципальном уровне землю под НТО через торги.
— Добрый день. Да, на самом деле есть ряд предложений, по сложившейся проблеме на рынке НТО. Первое — это вопрос инвентаризации текущего состояния НТО. Тут мы говорим о внешнем их виде, который не обозначен, никак не формализован. Люди должны понимать – какие от них требуются размеры, какие окна, какие доступы. Мы говорим о внешнем эстетическом состоянии, которое должно как-то соотноситься с городской инфраструктурой: если центр – один вид киоска, спальный район – другой. Т.е. если мы против ржавой гофры, то давайте напишем, что дешёвые металлоконструкции использовать нельзя. Второе – это проблема незаконно установленных НТО, которые, в свою очередь, являются проблемой для рядом стоящих предпринимателей, которые платят аренду, платят налоги за свой бизнес. Третий момент – продолжают устанавливаться новые объекты, непонятно, по каким критериям, когда и почему они получили разрешения. Так как проблема острая, я считаю, что она уже заслуживает общественного внимания и включения общественных советов, которые будут принимать решения о сносе, об установке новых объектов и о том – как они должны выглядеть. И, если мы принимаем решение о том, что объект установлен незаконно и должен быть снесён или не соответствует внешним требованиям, то мы должны понимать, что на это должны выделяться средства, не должно всё это быть в подвешенном состоянии. Если предприниматель заявляет о своём намерении установить НТО, то ему должны обозначить определённые сроки, в которые он должен это сделать. Соответственно, такие же сроки должны быть установлены и по сносу, а не кварталами всё это должно решаться и не годами.

— Причём сейчас установка незаконных конструкций происходит совершенно безнаказанно, что удивляет. Есть штраф за брошенный на улице окурок, а если ты самовольно установил на улице целую конструкцию, как видим, ничего. Мы подаём заявки, нам отвечают, что объект установлен незаконно, выносится какое-то предписание, но всё это может длиться вечно, киоски как стояли, так и стоят. Сам я живу на «универсаме», который полностью загромождён этими ларьками, постоянно появляются новые, появляются все новые пристройки. Забыли и убили фонтан, зато вокург разрослись настоящие трущобы. Примерно треть конструкций установлена там незаконно, у нас есть официальные ответы, и что? Все они как работали, так и работают — и ставят новые. Не работает ни машина контроля, ни выдачи разрешений, что с этим делать?

— Мы не только не можем никак справиться с незаконными предпринимателями, более того – по новым приказам о расторговке, добросовестные НТОшники, киоски которых в нормальном состоянии, будут вынуждены выходить на торги, на свои же объекты. И мы понимаем, что это приведёт к отрицательному эффекту с точки зрения ведения бизнеса. Человек там работал, всё благоустроил, а ему придётся выходить на переторговку. Инвентаризация как раз и поможет понять – какие объекты мы должны оставить в покое, дать людям работать по уже существующим договорам аренды. Самый яркий пример – «Зелёная улица», но и те НТО у которых не всё так красиво и в порядке, тоже должны получить шанс, до инвентаризации, подтянуться. О приведении в порядок мы уже говорим 5-7 лет. Но пока мы не установим стандарты, не установим сроки и не выделим бюджет — ничего не изменится. Появится бюджет на снос – люди поймут, что останется работать тот, кто готов привести свой бизнес в надлежащий вид, а кто не готов – их земля пойдёт на расторговку. Но к торгам мы уже будем понимать стандарты, которые будут соответствовать городским стандартам благоустройства. Должен быть региональный закон, устанавливающий рамки, в которых город и муниципалитеты должны будут установить вышеперечисленные правила. Большая нормативная база требует утверждения, а так как она затрагивает в большей степени жителей, то мы имеем дело с не всегда однозначным результатом. Пример – целый ряд НТО, стоявших на перекрёстке Минаева и 12 сентября, при Гаеве тогда их все демонтировали.

— Думаю общество подобная капля локальной зачистки со стороны города, в соотношении с морем общего беспредела со стороны НТОшников нисколько тогда не напрягала. Более того — показало волю власти к наведению того самого порядка. Я пониманию, что пострадали чьи-то интересы и нужно было вводить общие правила игры, но тут я Гаеву симпатизирую, потому что он пока единственный, кто сделал какие-то конкретные шаги в этом направлении, а именно провёл целую компанию по сносу незаконных НТО. Они тогда несколько десятков, по-моему, до сотни, этих киосков убрали. Мы не единожды присутствовали при сносе откровенного хлама, причём хлама незаконного.

— Но при этом возникла масса негатива, причём, по большей части не от тех, кого снесли, а от тех, кто думал, что теперь придут и к ним, потому что у бизнеса нет понимания – по каким правилам всё это работает. Я торгую продуктами питания, рядом торгуют сигаретами, выглядим мы примерно одинаково, кого снесут? Люди бушуют, значит ситуация уже на политическое поле начинает выходить и это проблема не только нашего региона, она уже на федеральном уровне. Если её решение появится в городе Ульяновске, то это будет интересно, может это будет действительно здравый кейс, который сможет показать, что мы делаем зачистку не тотальную, а по правилам, которые составлены при помощи власти бизнеса и общества, чтобы общество тоже участвовало в принятии общего шаблона. Если мы примем все нормативные акты, получим средства для текущей зачистки, тогда мы получим решение проблемы. Потому что любой предприниматель, устанавливающий новый объект, рядом с незаконным, всегда будет себя спрашивать – Почему ему можно, а мне нет? Т.е. это снова суды, пересуды, это ни к чему не приведёт. Значит, говорить об установке новых НТО, без принятия каких-либо нормативов – не имеет смысла.

— А проводился ли какой-то мониторинг ситуации в других городах? Как обыватель я смотрю на медийную волну шумихи в Москве. Собянинские волны там прошли, все вроде бы немного пошумели, но зато теперь Москва производит совсем другое впечатление. Был город ошмётков 90-х, когда около метро были лабиринты этого НТОшного мусора и совсем другое дело сейчас, я был весной, город задышал. Масштабы то у нас, конечно, не те, но проблема та же самая. Я всё привожу в пример Универсам – ну это же помойка, нагромождение гофры, вперемешку с застройкой Саги, который заставил город своими архитектурными нешедеврами. А по центру разрушенный фонтан, о котором город просто забыл. То общественное пространство, которое создавалось при СССР для жителей окружающих домов – просто убито. Убито именно этим беспределом, именно этим подходом.
Вижу, что Москву в порядок привели, а ещё где-то есть примеры?

— Я общался как председатель «Опоры России» по разным регионам и мне там сказали – Коля, зачем ты в это суёшься, там столько геморроя. И действительно – масса краеугольных камней, во всех этих законах, нормативных актах, разрешениях, сносах. В том числе и коррупциогенных факторов.

— Ну что тут кокетничать, дело Антонова из этой же степи, конкретное уголовное дело профильного чиновника.

— Поэтому никто в это соваться не хочет.

— Потому что боятся, власть в том числе.

— Может быть и я попозже забоюсь. Но смысл в том, что все ждут решения города.
И я как его гражданин, который собирается дальше здесь жить и как предприниматель и человек, который обязан защищать интересы здравого бизнеса, заинтересован, чтобы проблема была решена совместно, чтобы не просто экскаватором прошлись и чего-то где-то наставили или все площади держали 20 человек и сдавали их в аренду. Я за то, чтобы человек открыл где-то во дворе, сам сделал, сам поставил и следил бы за ним. Такие люди есть, они приходят и от них поступают предложения. Иногда деструктивные, иногда конструктивные. Одно дело когда ты к человеку готов приехать, посмотреть, что у него там за проблемы, он начинает отнекиваться, мол – «Не могу, работника на месте нет». Другое дело, когда человек сам зовёт – «Приезжайте, посмотрите»-, ты понимаешь, что он беспокоится за свой бизнес. Он может зарабатывать там всего тысяч 40, но живёт этим делом.

— Глухов, например, как ни созвонимся, всегда куда-то зовёт что-то у него посмотреть.

— И показывает фотографии свиных голов, которыми торгуют перед его павильоном. Такие люди есть, они хотят и могут нормально работать (Николай о проблеме незаконной уличной торговли с которой постоянно борется Глухов — Улпресса).

— Вылезают и другие, любители поднять знамя, воевать, кричать, что щемят малый бизнес, хотя щемят откровенную помойку, которую они развели и на которой зарабатывают.

— Да, занимаются откровенным публичным давлением, и то, что мы никак не можем принять нормативы, даёт им возможность продолжать этим заниматься. Нам нужна комиссия из заинтересованных в прозрачности сферы, которые будут заниматься вопросами инвентаризации, выработки нормативов и установки новых объектов. И нужен бюджет, без него мы ничего не сделаем.

— Я резюмирую. При том, что сотни миллионов у нас сейчас выделяются на конкретные проекты по благоустройству, которые чаще подразумевают уложение плитки и установку урн и скамеечек, у города не находится крана и грузовичка, для того, чтобы зачистить конкретные незаконные объекты.
Т.е. первый этап — зачистить от незаконного хлама.
Второе — включать, как ты говоришь, переторговку, но здесь риск «выплеснуть младенца с грязной водой», где младенец – это здоровый бизнес и эти риски серьезны и должны учитываться.
И третье – это нормативы: все говорят об архитектурной составляющей, но что это такое и как должен выглядеть этот чудо-ларёк – так никто и не знает. Где-то раз в 2 года муниципалы вкидывают что-то вроде проекта, как выясняется – это картинки, надёрганные с интернета, т.е. никакой реальной работы не проводилось, а плюс у каждой территории могут быть отдельные сложности и специфика. В итоге власть всё это трогать просто боится. Поэтому я предлагаю наш разговор считать прямым обращением к муниципалитету. Здоровый бизнес заинтересован, общество (а мы эту тему ведём уже очень давно) тем более… То есть, как оказывается, — заинтересованы в одном и том же. Вопросы к власти – давайте включим политическую волю, хоть немного и уберём беспредел, для этого нужно 2-3 машины и месяц работы. Списки есть, аудит допроведем, мы готовы включиться, люди тоже включатся. Тема политизирована, это уже общегородская проблема, о которой нужно говорить, которую нужно решать и поставить в ней уже какую-то точку, наконец. Сейчас мы пришли к тому, что алгоритм виден, нужно просто пойти по этому пути. Бизнес ЗА, общество уже не то что ЗА, оно много лет требует. Сергей Сергеевич, Вадим Андреевич, к вам обращаемся.