Пять опытных специалистов не смогли определить, что у девочки отказывают почки, и поставили ей неверный диагноз.
Уроженка армянского города Гюмри Ирина Ваграмовна Симонян переехала в Россию после распада Союза. Стала жить с семьей в Новоспасском, где в 2006 году зарегистрировалась в качестве индивидуальной предпринимательницы. У нее собственный салон красоты «У Ирины».

Личная жизнь симпатичной молодой женщины складывалась не вполне удачно. У нее две дочери от разных браков. Точнее, были. Одну из них — А. Абдулаеву — сгубил непрофессионализм местных врачей.

Девочка стояла у них на учете с 2013 года и, по отчетам, регулярно проходила необходимое обследование. 18 июня прошлого года она пожаловалась маме, что заболел живот, и был жидкий стул. Под утро следующего дня ее стало тошнить, и Ирина вызвала «скорую помощь» из райбольницы.

Единственное, что предприняла приехавшая бригада — сделала инъекцию средства от рвоты. В полдень больную посетила на дому участковый врач — педиатр Галина Гутова. Которая, осмотрев девочку, и выставила ей диагноз, оказавшийся, как позже выяснится, неверным. Назнаценные ею препараты привели к тому, что к вечеру температура у Абдулаевой повысилась до 37,8. Нурофен ее сбил, но ребенка вырвало. Фельдшерица повторно вызванной неотложки опять вколола пациентке препарат от рвоты. В три часа ночи 20 июня у девочки началась дисфункция почек и она не смогла нормально помочиться. Утром по телефону Гутова успокоила Симонян, что ничего страшного не происходит. Посоветовала отпаивать дочь отваром мяты и укропа, давать больше воды. До обеда та так и не смогла сходить в туалет, и встревоженная мать в четвертом часу дня сама доставила чадо в районную больницу. Попала на прием к дежурному педиатру Галине Манилкиной. Та подтвердила поставленный ранее диагноз и согласилась положить пациентку в инфекционное отделение. При этом никакие анализы ей не были назначены. Вместо этого ее положили под капельницу. Но от вводимого внутривенно препарата у ребенка начались озноб и судороги. Напуганная медсестра вызвала дежурившего по больнице реаниматолога Юрия Демина. Тот отменил капельницу, но продолжил лечение, рекомендованное Манилкиной. Судороги у Абдулаевой возобновились. Только в 21-40 20 июня следующая дежурная педиатр И. Стрельцова наконец-то распорядилась взять у девочки анализы. После этого она заподозрила что-то неладное и к ночи 21 июня вызвала реаниматолога Ульяновской областной детской клинической больницы. В его сопровождении тяжело больную, у которой началась интоксикация организма, решили везти в город. Вместе с ними поехали Ирина и фельдшерица из районной больницы Е. Пазерская.

В Ульяновске под утро юной сельчанке поставили катетер для выведения мочи. Но было уже поздно. Почки у нее стали отказывать, и на протяжении следующих суток сердце несколько раз останавливалось. Его удавалось снова запустить. Но затем несчастная впала в кому, и ночью 23 июня у нее начался отек легких. Вскоре она скончалась…

Все причастные к этой трагедии Новоспасские врачи дружно пытались снять с себя ответственность за нее. Утверждая, что поставили схожий диагноз и лечили ребенка правильно. Но экспертиза, назначенная в рамках возбужденного 7 июля 2017 года уголовного дела, установила их прямую вину в случившемся. Они поставили неверный диагноз, не назначили вовремя анализы, не оказали нуждающейся срочную помощь. Не случись всего этого, дочка Ирины была бы сейчас жива. Суду еще предстоит дать оценку действиям сотрудников ЦРБ. Кстати, в 2014 году Демин уже был судим за получение взятки и приговорен к штрафу в 60 тысяч рублей. Но, не дожидаясь официальных выводов, Симонян от имени себя и второй дочери уже подала иск в суд на Новоспасскую районную больницу, потребовав компенсацию морального вреда. Решением местного суда им выплатят на двоих суммарно миллион рублей. 14 августа областной суд подтвердил законность этого вердикта.

А. Коновалов