Администрации областного центра представили проект любопытного документа — «Концепция развития исторической части города Ульяновска на 2018-2022 годы». Разработкой документа занималось профильное управление, созданное в апреле.

КАК В МОСКВЕ?

Через два года в Ульяновске будут отмечать 150-ю годовщину со дня рождения Ленина, ещё через два — 100-летие образования СССР. Встречать знаменательные даты с неприбранной исторической частью как-то неловко, тем более что гостей ожидается много и показывать им будут как раз исторические места. Чтобы не ударить в грязь лицом, концепцию, собственно, и придумали.

Пока это только проект, но некоторые эксперты уже бьют тревогу.

— Такое ощущение, что к документу приложили руку наши замечательные дизайнеры, от деятельности которых город краснеет не первый год, — делится впечатлениями краевед Сергей Петров. — Вы думаете, в концепции что-то сказано про реставрацию, в которой большинство объектов, действительно, нуждается? Нет, всё сводится к ремонту фасадов. А эта фраза: «Существенную роль в формировании облика исторической части города… играют малые архитектурные формы (скамейки, цветочные вазоны, декоративные скульптуры, урны)! Где здесь историческое наследие?

Начальник управления по развитию исторической части города Лариса Зубкова признаёт, что документ нуждается в доработке, но настаивает, что малые архитектурные формы в исторической части просто обязаны быть.

— Мы тоже любим свой город, — уверяет Зубкова, — и тоже хотим, чтобы на наших улицах не было ни тазиков, ни арок из искусственных цветов.

Малые архитектурные формы обязательно должны присутствовать и при этом вписываться в исторический облик города — так, как это сделано в Москве.

НА ОШИБКАХ НЕ УЧИМСЯ

А впрочем, бог с ними, малыми архитектурными формами. У исторической застройки есть проблемы серьёзнее, и предложенный документ их никак не решает.

— Я не понимаю, как вообще могла прийти в голову мысль соорудить на склоне под краеведческим музеем горнолыжную трассу, — недоумевает Сергей Петров. — В своё время мы боролись против «Ленинских горок». Нас не услышали. В результате подрыли здание филармонии, и теперь никто не знает, что с ним делать дальше. Сейчас придумали строить «Венецию». И объяснили: грунт там (под краеведческим музеем) ПОЧТИ не полз. Теперь туда пустят КамАЗы, экскаваторы, начнут прокладывать три подъёмника, один беби-лифт и т. д. Чем это может закончиться, мы уже видели.

Другая беда — отсутствие чёткого понимания, что можно строить в исторических кварталах, а что нельзя.

— Сегодня нет единого мнения, по какому пути идти: то ли мы должны дублировать архитектуру, которая была изначально, то ли давать собственнику право строить что-то своё. Я думаю, надо искать компромисс — не сносить всё подряд и в то же время находить общий язык с собственниками — с тем, чтобы строящийся объект, не повторяя своего предшественника, вписывался в историческую среду, — прокомментировал начальник управления по охране объектов культурного наследия администрации губернатора Шарпудин Хаутиев.

Меж тем старинных зданий остаётся всё меньше. По данным Петрова, на сегодняшний день от наследия Симбирска осталось 0,01 %. К 2048 году, когда наш город отметит 400-летие, мы можем потерять и это.

КСТАТИ
По результатам опроса на сайте ul.aif.ru, 60 % респондентов согласились с тем, что состояние исторической части города могло быть и лучше — «за культурным наследием следить надо, а у нас половина исторических зданий вот-вот рухнет». Ещё 30 % предлагают все новоделы в исторической части снести и восстановить утраченный облик улиц. Были и такие (13 %), кто считает, что историческую часть надо снести, а на освободившемся месте построить современный район… 4 % думают, что в целом всё неплохо, надо лишь отремонтировать дороги и обновить клумбы. И столько же ответили, что всё отлично.

Светлана ЧЕРНЫШОВА