В настоящее время в Ульяновской области планируется продлевать налоговые льготы для региональных ИТ-компаний. Впервые они были введены в 2016 году и предусматривали снижение налога на прибыль с 17% до 13,5% для тех организаций, которые зарегистрированы в Министерстве цифрового развития, связи и массовых коммуникаций. О том, на что тратят ИТ-компании сэкономленные деньги и как это помогает развитию отрасли, рассказал директор Ульяновского совета культивации интернет-технологий, председатель Фонда развития информационных технологий Ульяновской области, один из руководителей проектов «Лайфхакер» и «Купи батон» Илья Валкин.

Пользуются ли льготами компании, которые входят в «Ульск.ИТ» и на сколько они эффективны?

Многие крупные компании, которые присутствуют в регионе и платят налог на добавленную стоимость, активно пользуются льготами. Также компании пользуются льготами по выплате НДФЛ. Особенно «Буферная бухта», которая владеет «Лайфхакером», у которой приличное расширение штата. Для организаций это хорошее подспорье в плане оптимизации расходов.

На что идут высвобожденные деньги?

На развитие инфраструктуры, на PR, на мероприятия, на продвижение наших брендов, а также различные акции и мероприятия, которые делают ИТ-компании. Также на модернизацию оборудования и создание новых рабочих мест. Чтобы принять людей, нужно купить мебель, инвентарь, компьютеры.

Если сравнивать тенденцию развития компаний до и после приятия льгот, то какие самые заметные изменения?

У организаций остается больше финансовых возможностей. Также это улучшение взаимопонимания и сотрудничества между бизнесом и властью, которое не сразу наладилось. Это был достаточно сложный процесс. И в итоге мы увидели, что власть готова идти на встречу, готова нам помогать.

Компании растут значительными темпами и численность персонала у них также постоянно увеличивается. Их расширение приводит к увеличению НДФЛ, который возвращается в консолидированный бюджет области.

Как к этим льготам компании относятся?

Принятие закона проходило после активного обсуждения с ИТ-сообществом. Всегда хочется, чтобы льготы были еще больше, но все понимают, что есть разумный предел. Также есть законодательное ограничение на федеральном уровне, насколько регион может давать послабление для юрлиц, которые находятся на его территории. На мой взгляд, сейчас сделано максимум из того, что возможно.

Мы и всё ИТ-сообщество, хотим, чтобы их продлили. Это даёт подспорье компаниям. Если льготы не продлят, то обвала отрасли в регионе, конечно, не будет, но возрастание налоговой нагрузки на юридических лиц всегда добавляет сложностей.

Насколько диалог бизнеса и власти получился удачным в данном случае?

Уже много лет диалог с властью и удачный, и продуктивный, и эффективный. Удачность диалога привела к тому, что эти льготы появились. Это не только льготы по налогам, но и ИТ-ипотека, создание Фонда развития ИТ. То, что  все задуманное реализовано, говорит об эффективности диалога. Может быть даже о дружбе.

В плане различных бонусов область намного опережает другие регионы. У меня было несколько ситуаций, когда звонили люди из других субъектов, которые имеют отношение к ИТ и цифровизации,  и говорили, что их губернатор приводит наш регион в пример, и что у нас всё хорошо, а почему у них такого нет, и что им делать. Отвечал им, что надо работать с бизнесом и делать совместные проекты, помогать организовывать совместные мероприятия, обсуждать решения. У нас всё с этого началось около десяти лет назад. Такой климат благоприятен для создания и прихода ИТ-компаний. Поэтому они у нас открывают свои представительства.

Например, в компании «Купи батон» постоянно работают 15 человек. Две девушки из них получили помощь в приобретении квартиры в ипотеку, которая действует уже несколько лет в регионе. Обе работницы в декрете, но продолжают работать. Одна из них приехала из другого региона, и помощь в покупке квартиры ей была подспорьем.

Одним из последствий диалога с властью было рождение Фонда развития ИТ более двух лет назад. Насколько ИТ-движение за это время изменилось?

Оно претерпело значительные изменения. До создания Фонда это было достаточно хаотичное движение, каждый занимался своими мероприятиями. Мы немного друг другу помогали, но не было консолидации вокруг одной цели. Были отдельные образовательные проекты у компаний. Если с вузами мы еще сотрудничали, то не была налажена должным образом работа с учителями и школьниками. Кроме того, были проекты, о которых мы не знали. Авторы проектов не знали, куда с ними идти, кому про них рассказывать. Если мы организуем Ulcamp, то нам уже сложно самим заниматься другими проектами. После появления Фонда, уже не 2-3 компании работают над проектами, а ведется планомерная работа по развитию отрасли и подготовке кадров. Это намного эффективнее, чем когда было в разрозненном состоянии. Руководители компаний стали намного плотнее общаться.

Одной из задач Фонда является выделение средств на различные ИТ-проекты. Но также в них вкладывают сами организаторы. На примере Ulcamp, каков размер поддержки Фонда относительно того, что компании сами делают?

В финансовом плане поддержка Фонда составляет около 10% от всего бюджета мероприятия. Остальное – деньги организаторов и спонсоров. Мы от Фонда не требуем денег на развлекательные мероприятия. На деньги некоммерческой организации мы организуем бесплатное присутствие студентов, учителей, официальных лиц, представителей WeGO. Это расходы на доставку, питание и другое. Также Фонд помогает организационными ресурсами при взаимодействии с местными органами власти и различными службами.

Некоторые участники Фонда уже начали вкладывать свои личные средства сверх необходимой суммы. Как думаете, эта тенденция продолжится?

Думаю, конечно, продолжится. Фонд работает более двух лет, и мы поняли, что эффективно. Сейчас на будущий год собрано более 90 заявок от авторов различных проектов. Фонд дает хорошую экспертную оценку, которая позволяет выбирать самые лучшие из идей. Организация имеет строгую отчётность, она запрашивает у исполнителей всю документацию, которая проверяется на нескольких уровнях. Это делает работу прозрачной и понятной. Всё это – вложение в развитие ИТ-среды. В основном все деньги уходят на образовательные проекты. Мы понимаем, что если сейчас не будем помогать этой среде развиваться, то через несколько лет дефицит кадров только усилится.

Вы свои деньги были бы готовы вложить в Фонд сверх того, что уже вкладываете? Если да, то на какие проекты?

Мне робототехника нравится. Готов был бы оплачивать поездку школьников и студентов на олимпиады. Я сам был олимпиадником в старших классах школы.  Помню, что всегда были проблемы с финансированием. Мы за свои деньги покупали билеты, учителя нас везли. Это всегда была целая эпопея. У меня до сих пор остались воспоминания двадцатилетней давности, что это были постоянные сложности, но сейчас всё намного проще.

Я был бы готов организовать качественную олимпиаду федерального значения в регионе. Есть «Волга-ИТ» для студентов. Может быть, стоит что-то сделать для старшеклассников. Чтобы собирались одарённые ребята, чтобы их замечали, чтобы им помогали найти себя. Чтобы это было взаимодействие олимпиадников и вузов. Если кто-то захочет такое организовать, то мы бы были готовы выделить ресурсы.

Вы говорили, что многие компании заметно выросли. Главным препятствием на пути дальнейшего роста является дефицит квалифицированных специалистов. Сейчас потребность в кадрах в регионе какая?

Сейчас это около тысячи человек. Все постоянно кого-то ищут. Специалисты по подбору кадров, особенно в крупных компаниях, постоянно работают, звонят. Наши ИТ-компании стали технологичными, работают на международном уровне. У них хорошая зарплата, бонусы, различные привилегии сотрудникам. Также они получают помощь со стороны региональной власти. Это намного сокращает отток кадров. Лет 5-6 назад многие хотели уехать из нашего региона, сейчас этого практически нет, не слышу таких разговоров. Многие, если уезжают в другие города, то там работают в представительствах ульяновских компаний.

Как дальше будет развиваться наша ИТ-отрасль?

Думаю, что она будет расти дальше. Люди будут всё больше уходить в гаджеты и мобильные устройства. Продолжится развитие технологий искусственного интеллекта, блокчейна. А компании будут подстраиваться под потребности жизни. ИТ-компании это не станки на заводе, где можно делать одни автомобили или одни самолёты. Это очень гибкие организации, в которых очень гибкие сотрудники, которые готовы изучать новые языки программирования и технологии. Сейчас нет проблем с получением новых знаний, это всё доступно. Всегда надо понимать, какой в дальнейшем будет спрос. Главное в нашей работе — это развитие кадров.