Сначала у нас в регионе произошла реорганизация Госжилинспекции (ГЖИ), которая перешла в подчинение Губернатору и стала Департаментом.Четыре месяца назад сменился и руководитель ведомства. Главным жилищным инспектором Ульяновской области назначен Александр СОРОКИН.

В жилищную сферу наш собеседник пришел из Следственного управления, а туда из прокуратуры. Свою службу в органах начал в 2000 году после обучения в УлГУ Сначала помощником прокурора в Ленинском районе, затем прокурором отдела в Областной прокуратуре, потом заместителем прокурора Заволжского района, а с 2007 года — в Следкоме, где отвечал за взаимодействие с прессой. Имеет звание полковника юстиции. Александр СОРОКИН (на фото) согласился ответить на наши вопросы.

— Насколько похожа деятельность Следственного комитета и жилищной инспекции, помогает ли Вам опыт прошлой работы на новом месте?

— Это тоже юридическая работа. Ведь по большому счету юриспруденция пронизывает все сферы жизни: строители — отчасти юристы, так как у них много СНиПов и требований, врачи — тоже отчасти юристы, у них масса регламентов и правил оказания медицинских услуг, учителя — юристы и т.д. Какой сферы ни коснись, везде есть нормативные требования, прописанные в различных правовых актах, начиная от федеральных и заканчивая локальными.

Следственный комитет занимается расследованием уголовных дел, а жилищная инспекция — проведением проверок по обращениям граждан. Сама процедура отчасти похожа, и проведение проверки — это своего рода тоже расследование уголовного дела.

— Приходилось ли Вам раньше заниматься темой ЖКХ?

— В прокуратуре, конечно, так или иначе приходилось работать с обращениями граждан в сфере ЖКХ. И все же тогда это был другой уровень, и законодательство по данной теме было другое, проще. Раньше ведь все в ЖКХ было государственное. А придя сюда, я, признаться, был ошарашен, насколько кардинально изменилось жилищное законодательство буквально за несколько последних лет. В начале 2000-х принят новый Жилищный кодекс, хотя в университете я изучал еще старый, и он был совершенно другой. Раньше это вообще была проходная дисциплина в вузе. А теперь ЖК РФ — это один из самых больших кодифицированных нормативных актов в стране. Очень объемный. Не такой большой как, скажем, Налоговый кодекс или Гражданский, но уже где-то рядом.

Отрасль ЖКХ очень большая, в ней много подзаконных актов, постановлений Правительства, нормативных актов федеральных министерств и ведомств. Кроме того, есть отдельный предмет ведения субъекта, добавляется региональное законодательство…

— Помимо огромного и постоянно меняющегося законодательства, какие еще наиболее актуальные проблемы, по Вашему мнению, есть сегодня у ЖКХ?

— Начав работу в качестве жилищного инспектора, действительно, я столкнулся с рядом проблем при реализации жилищного законодательства. И на первое место среди этих проблем я бы поставил выбор способа управления домом и переход от одной УК к другой. Понятно, что в данном вопросе пересекаются интересы собственников и управляющих организаций, которые зачастую не согласны с решениями жителей о смене УК. И эта, назовем ее прямо, борьба представляет очень серьезную проблему. У нас достаточно МКД, где из-за этого возникают конфликты уже между жителями: когда люди разделились на противоборствующие лагеря, и каждый пытается склонить оставшуюся часть жильцов дома на свою сторону. Это выливается в постоянные переголосовывания, обновления протоколов общих собраний собственников, а также судебные иски и долгие тяжбы со стороны УК. Никакого позитива в отношения собственников и управление общим имуществом это не добавляет. Причем это общая картина по всей стране. Недавно я присутствовал на совещании у главного жилищного инспектора России, где представители из других регионов заявили о такой же проблеме у них. Но решить этот вопрос при существующей нормативной базе не представляется возможным. Требуются изменения законодательства.

Вторая проблема — это слабая активность основной массы собственников, за исключением тех самых инициативных групп из нескольких жильцов, о чем мы говорили выше. Как правило, голосования проходят не в очной форме, зачастую собрать всех жильцов МКД нереально. То есть это происходит в очно-заочной форме через бюллетени, которые разносятся по квартирам и подписываются. Кто их собирает, кто подписывает — начинаются разбирательства. К нам в инспекцию приходят представители этих самых противоборствующих инициативных групп, просят ознакомиться с протоколами, которые теперь хранятся у нас, и мы никогда не отказываем жителям в их предоставлении. Начинают возмущаться, говорить, что там подписи не такие… Однако жилинспекция не имеет полномочий и таких специалистов для проведения почерковедческой экспертизы.

Департамент жилищной политики и регионального государственного жилищного надзора входит в Министерство промышленности, строительства, ЖКК и транспорта Ульяновской области.

Адрес: ул. Спасская, 3 (5 этаж). Телефон приемной Министерства: 41-37-71

Это дело правоохранительных органов. Впрочем, это опять же относится к первой проблеме, о чем мы уже сказали. Инициативу проявляют небольшие группки жильцов, а основная масса инертна, и проблема в том, что люди не видят связи между своими решениями и своими условиями проживания. Если совсем просто говорить, у собственников нет понимания, что от их волеизъявления на общем собрании зависит, будет ли, например, у них во дворе и в подъезде грязно или чисто. У нас есть примеры кооперативных домов, которые традиционно считаются одними из самых организованных, но даже там жильцы, бывает, никак не могут выбрать председателя в силу своей инертности.

И здесь мы плавно подошли к третьей проблеме — отсутствию того понимания, что содержание общего имущества и комфорт проживания тесно связаны с денежными затратами. На данный момент в законодательстве четко сказано, что собственники и жители должны принимать непосредственное участие в финансировании данных видов работ и услуг. Сейчас уже нет той государственной системы ЖКХ, когда все управлялось централизованно и за счет бюджета. Сегодня никто ничего просто так делать не должен, в том числе УК. Люди этого зачастую не понимают, а скорее всего, не хотят понять. И если вы, например, хотите жить в чистоте, есть всего два варианта — заплатить за это какую-то сумму или убираться у себя в подъезде и во дворе самим.

— На самом деле у нас есть что добавить в этот перечень проблем от читателей, которые жалуются в нашу редакцию на слабую обратную связь от ГЖИ, на отписки вместо реальной помощи. Можно ли как-то это решить?

— Если такая проблема есть, мы обязательно перестроим свою работу, спасибо за сигнал, а со страниц вашего издания мне хотелось бы донести до жителей региона, что у нас есть дни и часы приема (у меня лично — по средам), кроме того, двери нашего Департамента всегда открыты для жителей, которые никогда не уйдут отсюда невыслушанными и без консультации по своим вопросам. Другое дело, что есть завышенные ожидания из-за не совсем четкого представления о работе того органа, в который они обращаются. Имеется в виду, когда люди пишут нам жалобу, что у них в доме крыша течет, и уверены, что после этого ее немедленно отремонтируют. Однако надо понимать, что в наши полномочия входит лишь выдать предписание управляющей организации на устранение выявленных нарушений. В случае неустранения и неисполнения предписания, опять же, мы можем направить соответствующие административные материалы в суд, который наложит штраф. А взять и отремонтировать крышу (заставить силой работников УК или заключить договор на работы вместо УК) — у нас для этого нет полномочий и ресурсов.

Любому обращению в какой-либо орган должно предшествовать понимание его компетенций. Конечно, жителям бы хотелось прочитать в нашем ответе на свое обращение: «Завтра вашу крышу починят», но мы не всегда можем так написать. Вот, допустим, совсем недавно я сам лично вместе с инспектором выезжал в дом №87 по проспекту Нариманова, где случился потоп. Конечно, в этом есть вина управляющей организации, которая не прочистила ливневку. А если шире на это посмотреть, то сейчас там идет текущий ремонт кровли, деньги на который собрали жители. Проблема в том, что это, конечно, надо было сделать раньше, ведь кровля не за один день стала непригодной. Но вот опять же инертность и надежда, что кто-то сделает эту крышу бесплатно, видимо, тормозили принятие этого решения на общем собрании собственников.

— Можно винить инертных жителей, но что же управляющие компании, которых мы как раз и нанимаем для того, чтобы они не допускали подобных ситуаций с протечкой кровли и т.п., — они не виноваты?

— Есть большие претензии к работе ряда управляющих организаций в Ульяновске. И здесь как раз мы можем помочь жителям -обязать управляющую компанию выступить инициатором общего собрания для решения вопросов, например, текущего ремонта, проверить начисления, правильность выставления счетов, качество, своевременность и систематичность выполнения работ, предусмотренных договором управления. Для этого у нас есть отделы выездных и документарных проверок, в которых работают грамотные, знающие, и, главное, любящие свое дело специалисты, хотя эти слова нужно сказать про всех сотрудников инспекции — и про наших юристов, и про отдел лицензирования. А вообще, конечно, хотелось бы, чтобы жители, прежде чем направлять обращение в тот или иной орган, представляли его структуру и компетенцию, чтобы знать, с чем и зачем туда обращаться. Это отчасти разгрузит государственных служащих от необходимости рассылать письма с разъяснениями законодательства, которые люди затем называют «отписками», и позволит им качественнее выполнять свои прямые обязанности. Да и у самих граждан появится больше понимания о возможностях оперативно получить необходимую им помощь.

Беседовал Алексей Николаев.