Неразбериха с учетом и растащиловка в исправительных учреждениях Ульяновской области — явление повсеместное. О конкретных фактах хищений мы писали за последние годы не раз. И вот еще одна новая недавняя история.

Андрей Геннадьевич Долгов из Карсунского района 30 мая 2017 года был уволен на пенсию по достижению предельного возраста из уголовно-исполнительной системы. С 2007 года он проходил службу в заволжской исправительной колонии №9. В том числе с июня 2016 года — на должности старшего инспектора отдела коммунально-бытового, интендантского и хозяйственного обеспечения. На заслуженный отдых он уходил со скандалом. Накануне в колонии провели ревизию и обнаружили, что количество числящихся на учете одно и двухъярусных железных панцирных кроватей для
заключенных расходится с имеющимися в наличии.

100 одноярусных и 3 • двухъярусных кровати таинственным образом испарились.

А поскольку Долгов был материально ответственным лицом, его и назначили стрелочником: пока не возместит ущерб, документы на увольнение ему не подпишут. По поводу чего инспектор долго возмущался. По его словам, нормального учета материальных ценностей в колонии сроду не было. Когда он вступал в должность, тоже принял в наследство все хозяйство от предшественника без пересчета, ему просто велели подписать акт приема-передачи. Украсть злополучные кровати
он физически без ведома начальства не мог, поскольку зона — режимный охраняемый объект и с его территории вывезти что-либо без соответствующего оформления невозможно. По каким критериям подсчитывался ущерб, неизвестно, но счет отставнику выставили сравнительно небольшой — всего 3085 рублей, и он счел за благо не связываться с бывшими работодателями и «долг» добровольно оплатить.

Но недавно из колонии пенсионеру пришел новый счет. Сделав вывод, что с него взяли слишком мало, лагерное начальство решило пересчитать ущерб по весу металлолома. Вышло, что пропали кровати общим весом в 3017 килограммов. Их помножили на среднюю закупочную цену черного лома в пунктах приема, и вышло уже 18105 рублей. Часть денег Долгов при увольнении в кассу внес. Остались еще около 15 тысяч рублей. Так и пришлось бы карсунцу расплачиваться за чье-то воровство. Но спасла его неразворотливость юристов ФСИН. Пока ими готовился иск в суд, прошел предусмотренный законом годичный срок исковой давности. И карсунский суд удерживать с отставника ущерб на этом основании отказался.

А. Кузнецов