и почему в таком случае земля, на которой оно располагалось, должна по-прежнему принадлежать им?

Ульяновск, судя по всему, находится в оккупации и не хозяин даже собственной территории. Когда-то давно участок под семь гектаров в самом центре города обнесли забором и перекрыли для пешеходов и транспорта две улицы — верх улицы Льва Толстого, обрубив ее на уровне улицы Гончарова, и переулок Краснознаменный, ведущий с улицы Гончарова на улицу Советскую, в районе площади Ленина. Десятилетиями сердце города стоит вот таким образом заблокированным, поскольку, дескать, земля эта принадлежит Министерству обороны.

В собственность Минобороны она попала в связи с тем, что много десятилетий назад тут открылось высшее военное танковое училище. Было это в другой стране, называвшейся СССР. Перед Великой Отечественной войной, от чего зависела, вероятно, обороноспособность государства, поскольку училище выпустило тысячи офицеров-танкистов, воевавших на фронтах. Но передача земли в собственность военным и тогда была неоправданной. В лучшем случае это должна была быть аренда. В военное время — бесплатная, в мирное — за плату. Однако той страны давно уже нет. Давно нет и танкового училища, на месте которого собираются обустраивать Суворовское училище, являющееся по большому счету обычной школой — с той лишь разницей, что ученики в погонах. На обороноспособность все это теперь практически не влияет, и уже нет надобности прятать эти гектары от горожан и сохранять абсурд, при котором улицы остаются закрытыми, а люди вынуждены делать большой крюк, чтобы попасть, допустим, к мэрии.

Минобороны же вцепилось в этот участок, похоже, навечно, и теперь все за тем же забором затеяло широкомасштабную реконструкцию, планируя снести там целый ряд зданий и построить новые. Горожане, которым по факту и по закону Ульяновск принадлежит, не в курсе, что они хотят снести и что вздумали построить. Ни управленческие, ни архитектурные, ни краеведческие структуры города к этой информации не допускаются. Между тем в удерживаемом ведомством Шойгу квартале есть и здания, относящиеся к памятникам истории и культуры края, к которым должен быть свободный доступ, но и их могут, видимо, снести.

Главное же, что сохраняется эта изувеченная планировка центральной части Ульяновска с перекрытыми улицами, в то время, как в городе практически нет мест, где можно было бы спокойно пройти пешком. И почему-то этот захват городской территории считается нормальным явлением. И зазаборные тайны военных считаются нормальными, хотя все это может выйти Ульяновску, и в первую очередь его центру, боком и привести к масштабной катастрофе. Центр и все междуречье Волги и Свияги относятся, как известно, к оползневой зоне. Участок же находится совсем близко к волжскому склону, и знает ли кто-нибудь, что будет, когда генералы начнут строить там, например, бассейны, которые фигурируют среди запланированных к возведению объектов? В смысле, что будет при размещении на этой, идущей под уклон, площадке огромных объемов воды — не снесет ли ее потоками все, что расположено ниже? А это жилые дома, стоматологическая поликлиника, магазины. Идея этой бредовой реконструкции могла прийти, на мой взгляд, исключительно в головы тех, кто надеется попилить выделяемые на проект миллиарды. Особенно если эти господа сидят где-нибудь в Москве или в личных особняках в Подмосковье, и им плевать, что что-то в Ульяновске может сползти в Волгу и кого-то в нем может затопить.

Удивляет позиция руководства нашего города, которое спрятало голову и ведет себя не как хозяин областного центра, а как холуй столичных хапуг. Затребовать вернуть землю в собственность города ульяновским властям следовало давно — сразу, как только было ликвидировано танковое училище, конкретно под которое участок был выделен. И если сам объект исчез, почему земля должна оставаться в распоряжении того, в чьем ведении он находился? Где логика? Тем более что, замечу еще раз, давно нет и структуры — Наркомата обороны, — которому участок городом был предоставлен. Нет и государства — СССР, которое представляло то ведомство. Нет и партии — КПСС, которая руководила тем государством. Никого и ничего уже нет, господин же Шойгу никакого отношения ни к этим ульяновским гектарам, ни к бывшему танковому училищу не имеет. И тем более сейчас участок надо забрать, пока генералы не взорвали и это место, и все, что вокруг него. Или уж нашему руководству совсем ничего у нас не жалко?