В субботу во время прямого эфира с главными редакторами ведущих СМИ региона Сергей Морозов ответил на вопрос  о реформе системы госзакупок после скандала с «УльяновсФармацией». По словам губернатора, сейчас «система госзакупок серьезно меняется, активно внедряются цифровые технологии, чтобы вывести от туда человека».

Далее глава региона рассказал, что получил от сотрудников «УльяновскФармации» коллективное письмо с просьбой сохранить предприятие:

«В начале 2005-го  у нас не было практически ничего государственного: было несколько аптек, по одной в районах в лучшем случае и все. Было засилие частных аптек: они диктовали то, что хотели. Тогда начали с трудом создавать «УльяновскФармацию»: с трудом забрали аптечные учреждения, очистили их от муниципалитетов, долгов, начали выстаивать соответствующие меры поддержки, предприятие начало активно развиваться. Мы создали совет директоров, специальные ревизионные комиссии, выделили деньги, чтобы ежегодно приезжали независимые эксперты и проверяли финансово-хозяйственную деятельность. Все есть. У нас в Агентстве по управлению госимуществом есть специальный институт, который смотрит за ситуацией в государственных учреждениях, чтобы финансовая и экономическая деятельность предприятий велась в соответствии с законодательством РФ. Мы даже пошли дальше, чем другие субъекты страны: по-моему в 2016 году члены Заксобрания тоже вошли в совет директоров, и если надо, ставили ребром тот или иной вопрос. Ничего не предвещало никаких проблем. То, что произошло, как гром среди ясного неба. Сейчас мы изучаем, и что произошло? Огромная московская организация несколько раз делала заключения, что все прекрасно и хорошо. А сейчас в результате наших проверок, которые мы инициировали, и проверок ульяновской Счетной палаты (результаты по ссылке, — прим.ред.) выявляются просто колоссальные нарушения и неправда со стороны так называемых независимых организаций. Получается, совет директоров работал с закрытыми глазами, и подтверждается куча фактов. Получается, и другие органы — и государственные, и не государственные, которые были вовлечены в систему контроля за этим учреждением, — просто сгруппировались и пошли по ложному пути. В результате предприятие находится в банкротном состоянии. Я недавно получил коллективное письмо с просьбой спасти предприятие. Я хочу еще раз заявить: мы сделаем все, чтобы сохранить институт государственных аптек. Мы через них имеем возможность закупать и продавать препараты все же дешевле, чем в частных аптеках».