Насмотревшись боевиков, ульяновские отморозки тоже взяли моду поджигать тела своих жертв и места преступлений, чтобы избавиться от улик. 23 января в статье «Сжег собутыльника заживо» мы рассказали о подобном диком случае в вешкаймском селе Беклемишеве, где 30-летний житель соседней деревни Бутырки Иван Чигин добил таким способом 28-летнего избитого им собутыльника. В день, когда вышел этот номер газеты, областной суд вынес решение, связанное с еще одной схожей криминальной историей.

32-летний Евгений Николаевич Ларюшин из Кузоватовского района женат и имеет ребенка 2011 года рождения. Но из семьи ушел и жил с матерью. Злоупотребляя спиртным, нигде официально не работая и не состоя на учете на бирже труда. Подрабатывал лесорубом в лесозаготовительной бригаде частного предпринимателя.

В середине августа прошлого года он гулял с компанией у знакомого на улице Заречной села Смышляевка. Когда собутыльники напились до беспамятства, у Женьки произошел конфликт с другим гостем. Из кармана Ларюшина выпала сторублевая купюра, и он не успел ее подобрать, как сосед сунул халяву в свой карман. И наотрез отказался возвращать. А когда хозяин банкноты стал ему угрожать, взялся за нож и стал им размахивать. Задел руку Ларюшина, оставив царапину. После этого Евгений от злоумышленника, казалось, отстал. Но лишь сделал вид. Принес тайком с кухни нож и раз пять ударил им вора в живот. Тот на месте и испустил дух. А убийца испугался и убежал. Но на улице сообразил, что по уликам его быстро вычислят. Вернулся на место преступления и накрыл труп одеялом. После чего поджег занавески на окнах. Изба выгорела дотла вместе с телом убитого и всем имуществом. Но это не спасло кузоватовца от тюрьмы. Его определили на 12 лет в колонию строгого режима и заставили выплатить матери погибшего полмиллиона рублей. Еще более чем в 330 тысяч оценили ущерб, нанесенный хозяину сгоревшей усадьбы. Возмещение его также возложено на Ларюшина.

А. Бестужев