Наш собеседник Александр Михайлович Соломатин, заместитель начальника Управления по взаимодействию с государственными органами и научным сообществом Российской академии наук.

Журналист: Александр Михайлович, Вы приехали в Ульяновскую область в качестве почетного гостя от Российской академии наук на «Фестиваль науки» по приглашению генерального директора АНО «Центр стратегических исследований Ульяновской области» Олега Владимировича Асмуса, который является руководителем первого в России представительства РАН на территории Ульяновской области. Но я хотела бы задать Вам несколько вопросов не столько о науке и не столько о «Фестивале науке», сколько про проект «Базовые школы РАН». На сколько мне известно, помимо того, что Вы являетесь заместителем начальника Управления, Вы еще и руководитель данного проекта. Расскажите, пожалуйста, более подробно, что собой представляет проект «Базовые школы РАН»?

Соломатин: Действительно, мне поручено организационно-техническое сопровождение этого проекта со стороны Академии. «Базовые школы РАН» — это совместная, совсем недавно появившаяся идея Российской академии образования и Минпросвещения России.

Известно, что 28 декабря 2018 года концепция данного проекта была представлена Президенту Российской Федерации Владимиру Владимировичу Путину и было сформировано Поручение Президента РФ за номером Пр-2543 о его реализации.

Основная цель проекта – создать реально действующий механизм по подготовке научных кадров, начиная с уровня общего образования — со школьной скамьи.

Мы с вами вступаем в новый виток развития, где научные знания начинают играть главенствующую роль в развитии любого общества и любой экономики. К сожалению, в России в последние десятилетия роль науки ощутимо снизилась, поэтому приток «свежей крови» в виде молодых ученых стал весьма слабым. Молодые люди не считают престижным работать в науке, быть ученым, заниматься исследовательской практикой, а это порождает серьезные проблемы, от которых зависит не больше ни меньше, а будущее государства Российского. Если сейчас посмотреть на статистику, то в нашей стране на 10 тысяч населения приходится порядка 50 исследователей. Это очень мало, по этому показателю мы отстаем от стран Запада в разы. А если сравнивать со странами Азии, Южной Кореей, Китаем, Сингапуром, то речь идет об отставании в десятки раз.

Журналист: Проблема в целом понятна, но, мне кажется, что не всегда школьники, даже старших классов, имеют представление о том, где и кем они хотят работать. Скажу даже так, не всегда студент-выпускник понимает это. А уж работу ученого они представляют, в лучшем случае, на основании каких-то образов из кино и сериалов. Не кажется ли Вам, что готовить из школьников потенциальных ученых, как-то нереально? Я к этому несколько скептически отношусь.

Соломатин: В психологической науке и педагогике уже давно доказано, что чем раньше проводится профессиональная ориентация ребенка, тем выше качество подготовки его как будущего специалиста. Причем, мало кто задумывается, но исследовательская деятельность весьма специфична и основана на особом типе мотивации и мышления человека. Подготовка ученого требует создания особых условий для развития творческих задатков и способностей, особой системы стимулирования познавательной активности. Понятно, что не каждый ребенок, окончивший базовую школу РАН, станет ученым. Но мы стремимся создать такие условия, чтобы школьники, проявившие интерес к освоению научных знаний, были готовы связать свою жизнь с наукой и исследованиями. А те, кто не станет ученым, вырастет хорошим специалистом с высоким уровнем квалификации, или предпринимателем в высокотехнологичной сфере деятельности, или найдет себя в сфере искусства. Для нас важно заложить в детях стремление познавать окружающий мир с помощью научного инструментария, а где они себя захотят реализовать – это уже самостоятельный выбор каждого.

Журналист: Красивый проект, но на сколько он реален?

Соломатин: Почему он не реален? Ульяновская область богата талантами: Николай Карамзин, Иван Гончаров, Денис Давыдов, Владимир Ульянов, Александр Керенский, Александр Протопопов, Игорь Курчатов, Андрей Сахаров, Александр Любищев, Аркадий Пластов, Михаил Суслов и многие, многие другие. Потенциал у региона очень высокий, просто имеет смысл создать дополнительные условия для его развития. В Ульяновской области имеются очень сильные школы, например, в городе Ульяновске это Многопрофильный лицей №20, Гимназия №1 им. В. И. Ленина, Лингвистическая гимназия. Выпускники этих школ на протяжении многих лет демонстрируют высокие результаты ЕГЭ. Это свидетельствует о том, что там хорошая база, сильные учителя, мотивированные ученики. Эти школы могут войти в проект «Базовые школы РАН», а их выпускники уже сейчас обладают необходимым потенциалом для научной деятельности.

Журналист: Александр Михайлович, Вы назвали три школы, которые могут войти в проект «Базовые школы РАН». Как я понимаю уже какой-то отбор был произведен?

Соломатин: Для пилотного этапа реализации проекта «Базовые школы РАН» были отобраны из 32 субъектов РФ 110 школ. В том числе из Ульяновской области три школы.

Журналист: На основании каких критериев отбирались регионы, где планируется реализовать проект?

Соломатин: Процедура отбора строилась иначе, мы не выбирали регионы, мы выделили самые сильные школы страны, а уже потом стали смотреть в каких регионах они расположены. Получилось так, что в Вашем регионе их оказалось три, и это хороший результат экспертной оценки РАН. Кроме того, дополнительными факторами стали то, что в Ульяновской области открыто и функционирует Представительство РАН под руководством Олега Владимировича Асмуса, у Вас активный Губернатор Сергей Иванович Морозов, который готов к участию в подобных проектах, Ваш регион в числе первых представил документы для участия в национальном проекте «Наука».

Журналист: То есть лучшие школы страны получат статус «Базовая школа РАН»?

Соломатин: Действительно, школы, которые отобраны для участия в пилотном проекте, получат этот статус. Возможно, в ходе реализации проекта перечень будет расширен. Но речь идет не просто о том, что школа получит сертификат «Базовая школа РАН». Изменится характер подготовки учеников, будут внедряться передовые педагогические технологии в процесс обучения, к работе со школьниками будут привлекаться ведущие специалисты региона, профессорско-преподавательский состав вузов Ульяновской области. Вероятно, университеты должны стать активными участниками учебного процесса в школе. Необходимо не только привлекать профессорско-преподавательский состав к работе со школьниками, но и расширять площадки обучения за счет возможностей региональных высших учебных заведений. Например, уже сейчас в Ульяновске на базе Научно-исследовательского центра фундаментальных и прикладных проблем биоэкологии и биотехнологии УлГПУ ведется работа со школьниками старших классов. Ребята участвуют в проведении экспериментов, изучают на практике отдельные положения научных наработок, проводят лабораторные испытания. Это стимулирует их к более тщательному изучению школьных предметов, появляется мотивация к учебе. Замечательно, что педагогический университет создал условия для научной работы, пригласили одного из ведущих специалистов этой отрасли профессора Антонову Елену Ивановну, и лаборатория стала работать. Елена Ивановна собрала мощный коллектив единомышленников, привлекает к работе студентов, магистров, аспирантов, ведется работа со школьниками. Там реализуются потрясающие исследования! Имеет смысл использовать существующий опыт в проекте создания базовых школ РАН, как, впрочем, и другие организационные, интеллектуальные, финансовые ресурсы региона.

Во всех вузах Ульяновска есть исследовательские лаборатории, которые могут работать со школьниками, и Российская академия наук может стать тем системообразующим элементом, который свяжет учебный процесс в школе, научно-исследовательскую работу в вузах и инновационную деятельность в организациях, действующих в реальном секторе экономики Ульяновской области, а результатом должен стать молодой ученый, увлеченный своей работой.

Журналист: Да, на самом деле проект очень серьезный. Александр Михайлович, принципиальная схема реализации проекта понятна, но для того, чтобы в эту школу пошли учиться дети они должны иметь соответствующую мотивацию. Предусматривает ли проект какие-нибудь преференции для выпускников базовой школы РАН?

Соломатин: Конечно, поступление в ведущие университеты региона и всей нашей страны – важная составляющая карьеры будущего молодого ученого. Поэтому вероятным стимулом для выпускников могут стать дополнительные балы к результатам ЕГЭ. Российское законодательство позволяет добавлять до 10 баллов за определенные достижения в спорте, сдаче нормативов ГТО и т.д. Мы рассматриваем эту возможность в качестве одного из вариантов дополнительной мотивации для выпускников базовых школ РАН.

Журналист: Проблема старения кадров характерна не только для высших учебных заведений, но и для школ. Молодежь не стремится идти не только в науку, но и в образование. Есть ли какие-то механизмы в проекте «Базовые школы РАН» ориентированные на привлечение сильных учителей и молодых специалистов в такие школы?

Соломатин: Для притока кадров мы предлагаем руководству субъектов федерации ввести специальную региональную надбавку для учителей базовых школ РАН, а также дополнительную оплату учителям в рамках кураторства над развитием талантов у современной молодежи г. Ульяновска. Вместе с тем, и на федеральном уровне прорабатывается вопрос финансирования данного проекта в аспекте развития кадрового потенциала педагогов.

Журналист: «Развитие кадрового потенциала…» — слишком расплывчатая формулировка…

Соломатин: При разработке основных идей проекта на федеральном уровне было принято решение об обязательной финансовой поддержке системы переподготовки и повышения квалификации педагогических кадров. Кроме того, одна из поставленных задач – использование ресурсов сетевого взаимодействия между учителями проекта «Базовые школы РАН», который будет реализован в разных регионах нашей страны. Необходимо использовать не только имеющиеся формальные ресурсы регионов и академии наук, но и неформальные каналы коммуникаций, когда учителя разных субъектов Российской Федерации смогут обмениваться своими наработками друг с другом напрямую, без участия каких-либо дополнительных структур. Наша задача – создавать площадки для коммуникации, используя, в том числе, возможности дистанционных технологий, и поддерживать такое взаимодействие.

Журналист: Правильно ли я понимаю, что реализация проекта «Базовые школы РАН» предполагает использование новых форм обучения, новые педагогические технологии? Как они будут соответствовать существующим федеральным стандартам?

Соломатин: Современные государственные образовательные стандарты включают в себя так называемую «вариативную» часть, формируемую участниками образовательных отношений (педагогами, обучающимися и их родителями). Как раз за счет этой части (не забывая, конечно, об обязательной для всех школьников составляющей стандартов) мы и планируем внедрять различные проектные практики, лабораторные научно-учебные занятия и другие педагогические технологии. Это значит, что одна из важных идей проекта – нахождение оптимального сочетания обязательной и вариативной части содержания образования и педагогических технологий. Каждая школа имеет для этого все необходимые нормативно-правовые ресурсы, и вероятно, в каждом конкретном случае появится авторская, уникальная модель базовой школы РАН, включающая в себя гармоничные части общего и особенного.

Журналист: Вы сказали, что «Базовые школы РАН» — это совместный проект РАН и Министерства просвещения Российской Федерации. Предполагается ли финансирование данного проекта из федерального бюджета?

Соломатин: Федеральное финансирование будет осуществляться в рамках государственно-частного партнерства. Это значит, что мы предусматриваем использование различных ресурсов для поддержки проекта. Детальные механизмы финансирования в настоящее время прорабатываются.

Журналист: Александр Михайлович, есть еще одна проблема, которую я хотела бы с Вами обсудить. ЕГЭ, как механизм итоговой аттестации имеет свои преимущества и недостатки, я не хочу их обсуждать. Но именно ЕГЭ стал стимулировать отток талантливой молодежи из региона. Те ребята, которые получают хорошие результаты по итогам его сдачи, подают документы в центральные вузы страны и на время учебы уезжают туда. А вот возвращается их мало. Не получится ли так, что проект «Базовые школы РАН» усилит этот отток?

Соломатин: Не думаю, что ЕГЭ оказывает такое негативное влияние на разные сферы нашей жизни, причины проблем, как правило, имеют многоаспектный характер. Но я бы хотел сказать о другом.

Вы знаете, во время своего визита в г. Ульяновск, мы с коллегами из представительства РАН на территории Ульяновской области побывали в ULNANOTECH (ООО «Ульяновский Центр Трансфера Технологий»). Это уникальное место, где реализуется множество проектов, аналогов которым нет не только в других субъектах Российской Федерации, но и в мировой практике. Так вот, там мы познакомились с выпускником Московского государственного технического университета имени Н. Э. Баумана, который закончил школу в Ульяновске и после окончания вуза вернулся на свою малую Родину. Причиной его возвращения стали не меры государственной поддержки, а желание реализовать свои научные интересы. В студенческие годы он занимался проблемами ветроэнергетики и именно в его родном городе появилась возможность на практике реализовывать свои теоретические наработки. Поэтому он не остался в Москве и не уехал за рубеж, хотя, по его словам, предложений было достаточно много.

Можно сделать предположение, что для того, чтобы молодежь не уезжала из своих родных мест, необходимо создавать условия для ее самореализации на территории региона. Проект «Базовые школы РАН» — это один из элементов той глобальной трансформации экономики страны, которая должна осуществиться в ближайшие годы. Другими элементами являются национальные проекты. Насколько мне известно, ваш регион представил документы на участие в национальном проекте «Наука», в рамках которого планируется создание научно-образовательных центров мирового уровня. Думаю, что эти проекты удачно дополнят друг друга: один будет стимулировать интерес школьников к науке, а второй позволит создать такие дополнительные условия, в которых молодые люди смогут себя реализовать в сфере научной деятельности и останутся работать и жить в Ульяновской области.

Журналист: Если позволите, последний вопрос. Три лучших школы г. Ульяновска получают статус «Базовой школы РАН», в них внедряются новые педагогические технологии, запускается работа с вузами региона, в рамках национального проекта «Наука» создается научно-образовательный центр мирового уровня, налаживается взаимодействие с промышленными предприятиями. Мне кажется, что для осуществления всей этой работы необходима организация с определенными полномочиями, которая сможет выстроить необходимую систему взаимодействия. Думаю, что Российская академия наук не сможет дистанционно управлять этим процессом. Кто будет оператором проекта у нас в регионе?

Соломатин: В Ульяновской области создано Представительство РАН, оно и будет оператором проекта. Возглавляет Представительство профессор, д.э.н. Асмус Олег Владимирович. У него сильная профессиональная команда, хорошие контакты с органами власти региона, с вузовским сообществом, с промышленными предприятиями. И уже оператор проекта будет определять порядок и механизмы взаимодействия базовых школ РАН с научно-образовательными организациями региона.

Журналист: Большое спасибо за интервью, надеюсь, что мы будем с Вами встречаться в процессе реализации проекта.

Соломатин: С большим удовольствием я готов информировать Вас об особенностях реализации каждого этапа проекта.