Хотелось бы предложить два… не столько внешних описания Симбирска второй половины XIX века (таких описаний предостаточно), сколько суждения о его атмосфере и нравах. Написаны они примерно в одно время, с разницей менее 10 лет. Одно составлено человеком приезжим, первый раз попавшим в Симбирск; другое – местным жителем, хорошо знающим быт и привычки местных обитателей, хотя, возможно, чрезмерно строго судящим их. Несмотря на полярную разницу в оценках, кажется, что они не противоречат друг другу, а, скорее, дополняют. И мы порой привычно ворчим, бичуем недостатки, действительные и мнимые, и не придаем значения хорошему вокруг себя, давно знакомому. Со стороны, как говорится, виднее… Понятно, что авторы говорят о жизни не всех жителей города, а лишь небольшой их части – «общества». Хотя и в нем, конечно, люди разные… Оба текста приведены с сокращениями.
I.
Евгений Иванович Рагозин – экономист, общественный деятель – совершил в 1888 г. путешествие по России. Его путевые заметки были опубликованы в журнале «Русское обозрение». Здесь приведен отрывок из «Путешествия…», рассказывающий о Симбирске. Рагозин в поездке собирал статистические данные, и значительная часть его записок посвящена их результатам. Эту часть текста (с массой цифр) мы пропустим, а наблюдения автора, касающиеся города и его обитателей, приведены полностью.
***
Е.И.Рагозин
ПУТЕШЕСТВИЕ ПО РУССКИМ ГОРОДАМ
(«Русское обозрение», литературно-политический и научный журнал, т.4, 1891, № 7)
Я выехал из Москвы 8 августа 1888 года…

По моему маршруту я должен был следовать в Симбирск, а потому в 4½ часа 5 сентября сел на пароход «Некрасов» и поплыл вверх по Волге мимо Жигулевских гор, а 6-го рано утром приехал в Симбирск. Общество «Самолет» назвало четыре своих лучших парохода именами русских поэтов: Пушкина, Лермонтова, Жуковского и Некрасова, и на каждом из этих пароходов поместило в первом классе в рубке портреты поэтов и на скромной полочке томы их произведений.
Симбирск стоит на очень высоком берегу, до 80 сажен поднимающемся над меженным уровнем реки Волги, и чтобы добраться до этой горы, приходится объезжать четыре версты. Симбирск с первого раза поражает своею опрятностью, прекрасно шоссированными улицами и каким-то уютным характером, невольно вас успокаивающим. Гостиница, в которой я остановился, дополнила первое впечатление, так что я почувствовал себя в Симбирске как будто в гостях у хорошего приятеля.
В Симбирске, как известно, был огромный пожар 29 июня [речь о пожаре 29 июня 1888 г., начавшемся на Дворцовой улице], и я тотчас поехал осматривать место пожарища, чтоб уяснить себе хотя немного причину таких сплошных пожаров в наших городах.
При этом объезде я еще более был поражен тишиной и спокойствием, царствовавшими в городе. Полное отсутствие жизни на улицах, какая-то мертвая тишина в городе невольно озадачивали нового человека, и если бы не гимназисты, пробиравшиеся с сумками за спиной изучать классические языки, я мог бы подумать, что в городе вовсе нет жителей.
Действительно, Симбирск необыкновенно тихий город, и его можно серьезно рекомендовать как курорт для нервно-больных. Шоссированные улицы и отсутствие почти всякой езды по ним – условия весьма хорошие для больного человека, и если Венеция рекомендуется врачами потому, что в ней нет улиц и езды, то Симбирск может вполне заменить Венецию, так как в нем тоже езды нет, а улицы хотя и есть, но при отсутствии езды по ним шума никакого не производят.
Тишина города до такой степени поразительна, что я часто забывал, что живу в губернском городе, в котором обитают губернатор и архиерей и существуют губернское правление, губернское акцизное управление, удельная контора, казенная палата, земская и городская управы и банки: Государственный, Дворянский, Крестьянский, Волжско-Камский, Городской и Взаимного Кредита, и, кроме того, гимназия, кадетский корпус и проч. Когда представишь себе все эти учреждения с массой служащих в них чиновников, то покажется просто невероятным, как ухитряется вся эта масса людей не ходить вовсе по улицам, и каким способом сообщаются они с местом своего служения.
Знакомясь еще более с городом, я только укреплялся в моем первом впечатлении и убедился, что спокойствие на улицах имеет связь и с душевным состоянием жителей.
Побывав в восьми городах Тамбовской, Пензенской и Самарской губерний, я везде слышал жалобы и замечал какое-то беспокойство за будущее, и, изучив все русские беды, я не знал, как отделаться от напоминаний о них. В Симбирске же я встретил такое спокойствие и удовлетворение, что мне даже хотелось бы послушать о неурожаях, так как исключительные разговоры об охоте с собаками и без оных, о винте с прикупкой или без оной и о женщинах просто озадачивали меня. Каким чудом Симбирск выделился из Русской земли и образовал на высокой горе оазис, населенный счастливыми людьми! Я всюду толкался, чтобы проникнуть в этот заколдованный мир, и везде встречал спокойствие: все были довольны начальством и товарищами, все хвалили друг друга, и эпитеты «прекраснейший», «добрейший» не сходили с уст.
Городской голова, по словам моих приятелей, имеет один недостаток – скуп на общественные расходы. Но это – достоинство, а не недостаток. Секретарь статистического комитета не давал мне статистических сведений без разрешения губернатора и потребовал, чтоб я продиктовал ему, в каких обществах я состою членом, что я писал, и аккуратно занес все это на бумажку. Но это опять не недостаток – и указывает лишь на строгую подчиненность и сознание своих обязанностей. Словом, как я не добивался отыскать дурные стороны в некоторых людях или хотя недостатки, но от всех слышал один ответ: прекраснейший, добрейший. И думалось мне: уж не потомки ли Манилова заселили этот город и задались мечтой построить мост через Волгу, чтобы заключить оба берега в свои объятия? В дополнение к этим впечатлениям, укажу еще на одну особенность Симбирска. В Самаре дворяне называют себя земцами, а в Симбирске земцы называют себя дворянами, что очень характеризует Симбирскую губернию – это старое дворянское гнездо. …
***
Далее Е.И.Рагозин описывает состояние страхового дела в Симбирской губернии, стоимость построек и т.д. В частности, упоминает о посещении колонии для малолетних преступников с садом на волжском склоне. Вероятно, это исправительный приют, с 1880 г. размещавшийся в бывшем доме Д.М.Карташева (Рылеева, 41)
***
…В заключение, покидая тихий город, стоящий далеко от железнодорожного пути и торгового движения, я не могу не пожелать ему продолжения его мирной жизни и, вместе, предложить подумать об устройстве от берега на гору, в город, зубчатой дороги для подъема и спуска товаров и пассажиров, как единственного средства, могущего вывести город из летаргического сна. Я думаю, что если дорога эта не будет сделана в непродолжительном времени, то Симбирск совершенно зачахнет и растеряет все грузы, которые теперь собираются к Симбирской пристани…
II.
В 1879 году Василий Васильевич Черников издавал первую в Симбирске частную газету «Волжский вестник». Газета выходила недолго: в ночь с 17 на 18 июля 1879 г. типография Черникова сгорела, и позже издание «Волжского вестника» возобновилось в Казани. Но за этот короткий срок в газете появилось немало любопытных статей о городской жизни, в т.ч. весьма нелицеприятных для симбирского общества. Большинство публикаций не имели подписи или выходили под псевдонимом, но известно, что почти все материалы в газету писал сам В.В.Черников. Вероятно, его перу принадлежат и эти «Очерки», подписанные «Это не я». Кстати, заметим: активный процесс создания в Симбирске разного рода обществ и кружков происходил в конце XIX века и продолжился в начале ХХ. Возможно, и критика Черникова сыграла свою роль…
***
СИМБИРСКИЕ ОЧЕРКИ
(«Волжский вестник», 14 марта 1879 г., № 11)
В Симбирске, как и вообще в провинциальных городах, нет определенного времени для безделья, как, например, в Петербурге, где люди, не имеющие ровно никаких занятий, стараются все-таки казаться занятыми. У нас и этого нет: с утра до вечера нескончаемые визиты, завтраки, обеды, ужины, утаптывание Большой улицы, да картежная игра – вот почти всеобщее времяпровождение. В самом деле, зайдите вы хоть в пресловутый пассаж – этот центр стремлений героев кия и домино, – и вы постоянно найдете там массу праздного люда, усматривающего в удачно положенном шаре чуть ли не цель человеческой жизни. Загляните вы затем в Троицкую гостиницу, – тут тоже масса народу, упитывающегося и упивающегося, но приехавшего, однако, вовсе не для подкрепления физических сил, а только ради того, чтобы хоть как-нибудь убить время, да передать друг другу городские новости и сплетни, которыми Симбирск изобилует в достаточном количестве. Но, Боже мой, как все эти сплетни ничтожны, мизерны!.. Ничего серьезного, ничего выдающегося, ничего указывающего хоть на какое-нибудь стремление жить, а не прозябать!.. Нечего сказать, весело живется в городе!
В других провинциальных городах устраиваются хоть различные общества, правда, незначительные по предпринимаемым задачам, но все же сближающие между собой общество не в одних только взглядах на покрой новомодного платья или на качество того или другого вина. Нет у нас ни литературных, ни музыкальных кружков, ни даже кружка любителей драматического искусства, хотя стремление к сцене существует во многих обитательницах города…
Правда, есть и у нас несколько любителей музыки, но, во-первых, их очень мало, а во-вторых, их музыкальная деятельность ни в чем не проявляется; а отчего бы этим гг. любителям не организовать из себя серьезного кружка и не устраивать даже публичных концертов в пользу, да хоть бы нуждающихся жителей города, каковых найдется немало. Эти музыкальные вечера могли бы быть в непосредственной связи с литературными, и тогда жителям города была бы доставлена возможность не только есть, пить и играть, а проводить время с большею пользою…
Нельзя поэтому от души не приветствовать вновь зарождающегося кружка любителей хорового пения, правда, небольшого, но хорошо организованного и руководимого опытным в этом деле человеком, г. Л. 6 марта кружок этот дал первый пробный концерт в зале Соединенного Собрания… Концерт имел характер семейного вечера. Никаких афиш и публикаций о нем не было, но, несмотря на это, зала Собрания к 9 часам вечера едва вмещала всех посетителей. По постановлению Совета старшин на этот вечер допускались и дамы, на общих с гостями правах, и, надо отдать им должное, составляли в массе собравшейся публики хотя и меньшинство, но все-таки весьма значительное. …
Театральный сезон закончился довольно скромно, и говорить о разъехавшейся труппе было бы поздно, но нельзя все-таки добрым словом не вспомянуть ее деятельности. …
Одновременно с этим г. Прянишников, содержатель Троицкой гостиницы, занят, опять-таки по слухам, постройкой нового каменного театра, рядом со своей гостиницей. Г. Прянишников замышляет эту постройку в очень больших размерах. Как слышно, им будут устроены большие фойе и даже зал для танцев… Постройку г. Прянишников хочет окончить к началу сентября нынешнего года и в сентябре же открыть спектакли. По нашему убеждению это, по меньшей мере, невозможно, т.к. возвести в какие-нибудь полгода такое здание, как театр – трудновато*… Во всяком случае – дай Бог, чтобы слух оправдался. Старому театру пора и на покой: на слом, да в печку.
Быть может (чего на свете не бывает) эта постройка и состоится, а пока будем ждать да бездействовать, ибо больше делать положительно нечего… Человеку, который не чувствует особого влечения к игре, да к водке, приходится в свободные от безделья часы хоть столоверчением заниматься… Ах, кстати! Столоверчение и вызывание духов у нас в Симбирске имеет много адептов, в особенности из среды прекрасного пола. Между ними есть даже медиумы, которые при помощи разных духов, в роде штабс-капитана Урюпина (дух, очень часто являющийся медиумам), производят чуть ли не чудеса!..
В заключение не могу не привесть стихотворения, присланного моим другом-поэтом**…
КАРТИНЫ СИМБИРСКОЙ ЖИЗНИ
1.
Спит Симбирск, покрытый мглою,
Мирно жители храпят,
Лишь в Пассаже пред бильярдом
Двое витязей стоят.
Лица бледны, губы сжаты,
По кию у них в руках…
Все их помыслы, желанья,
Все надежды их в шарах.
И сражаются с азартом
Ночь, бедняжки, напролет,
Позабывши сон и пищу, –
Экой труженик – народ!
2.
Вот Дворянское Собранье:
Перед ломберным столом
Заседают очень важно
Завсегдатаи кружком.
«Черви, бубны, пики, трефы!
Пас! Вистую! Вам сдавать!
Я куплю! Ремиз! О Боже!»
Слова больше не слыхать.
И играют до рассвета,
Хоть давно уж штраф идет***,
Но ведь штраф для них пустое! –
Экой труженик – народ!
3.
В шумном Троицком отеле
Разношерстный пестрый сброд
С чувством, с толком, с расстановкой
Ест, болтает, курит, пьет…
В водке цель его стремлений
И цель жизни всей земной!..
Если б водки вдруг не стало, –
Прекратился б род людской!
Пьют до той поры, покуда
Хмель вконец не разберет,
И заснуть не приневолить, –
Экой труженик – народ!
4.
Вот Большая перед вами,
По мосточкам целый рой
Дам, девиц, военных, статских
Ходит пестрою толпой.
Раз пройдут, назад вернутся,
Ходят все вперед и взад
И с усердием похвальным
Каждый день мостки гранят…
Только в сумерки вся масса
На покой домой идет,
Чтоб гранить назавтра снова…
Экой труженик – народ!
_____________________
(*) 25 апреля 1879 (№ 16) в газете:
«Волжский вестник» должен покаяться за свои фельетонные грехи и взять назад все сказанное в «Симбирских очерках» относительно предприятия г. Прянишникова. Что предполагалось невозможным, теперь быстро осуществляется. Громадное здание на 400 кв. саженях растет с каждым днем и, как нам достоверно известно, приготовлен уже весь материал и все средства к тому, чтобы быстро довести сооружение до конца».
Первый сезон в театре М.Ф.Прянишникова открылся 23 ноября 1879 года.
(**) Не исключено, что автором стихов является Д.Н.Садовников, опубликовавший в июньских номерах «Волжского вестника» свою «Губернскую поэму» за подписью Д.С.
(***) Налагался штраф за игру в карты в неурочное время.
_____________________
P.S. К В.В.Черникову, его типографии на Московской улице и «Волжскому вестнику» будет повод вернуться в самые ближайшие дни.
________________
Симбирск.
А.С.Размадзе, «Волга от Н.Новгорода до Астрахани», Киев, 1896.

На Венце. Вид на Волгу.
Фото Г.Степанова, 1890-ые г.г.

1) Дом дворянского собрания.
2) Верхняя набережная. Фото Ф.А.Каганина.
УОКМ

Большая Саратовская улица.
Фото Б.Р.Бика, 1880-ые гг.

Большая Саратовская улица и Гостиный двор. 1890-ые гг.
УОКМ.

Большая Саратовская улица. 1880-ые гг.

Дворцовая улица. 1880-ые г.г.

Вид Симбирска с севера (Казанского тракта).
Фото Б.Р.Бика, 1880-ые гг.

Объявление о литературно-музыкальном и танцевальном вечере в зале Дворянского собрания 11 апреля 1893 года.
Музей «Симбирские типографии», ГИММЗ «Родина В.И.Ленина»

1) Проект на постройку здания театра М.Ф.Прянишникова. 1879. Фасад по Спасской улице.
2) Здание Троицкой гостиницы и театра. Вид с Соборной площади. ГАНИ УО, фонд И.Д.Гладкова.
Здание было построено с весны по осень 1879 года. 23 ноября 1879 г. в нем открылся первый театральный сезон.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.