Зашумела вода в переулке.

Темный снег у забора осел.

Тихим звоном упавшей сосульки

Колокольчик весны прозвенел.

 

Покатилось несмелое эхо

Над простором весенних полей.

Началась в перелеске потеха

Домовитых и важных грачей.

 

Шумный город на старых березах

Занят делом с зари до заря.

При холодных полуночных звездах

Улетают от нас снегири.

 

Улетают…

А в полюшке светлом

На чернеющий пласт борозды

Тихий свет проливается пеплом

Отгоревшей далекой звезды.

 

 

         Весны начало

 

                                        Внучке Агате

Сверкает облака излом,

Как пласт морозной соли.

Кричат вороны за селом

В пустом и гулком поле.

 

Сквозь редкий тощий березняк

Просвечивают ели.

Ещё не тронут спящий злак

Щекоткою капели.

 

Но разыгрался ясный день,

И солнце жарко дышит.

Отпотевает свежий пень,

И снег съезжает с крыши.

 

В саду у каждого куста

Следов сорочьих строчки.

И клейкой зеленью листа

Заряжены все почки.

 

Заметно стали дни длинней,

Живётся легче птицам.

Вчера напился воробей

Из козьего копытца.

 

И первый раз заворковал

Вокруг голубки голубь.

Июлем пахнет сеновал.

Морозом дышит прорубь.

 

И полынья, дымясь во льдах,

Качает солнце в зыбке.

Резвятся «зайчики» впотьмах,

Как золотые рыбки.

 

Сияет лучик на полу

И забавляет кошку.

И мальчик выдумал игру –

Поймать его в ладошку.

 

Схватил разок – не горячо.

Схватил другой – и мимо.

Пусть подрастёт весна, ещё

Она неуловима.

 

 

*  *  *

Лик весны проглянется  в тумане.

Юный гром откликнется вдали,

От полей ночная тьма отпрянет.

Облаков засветятся кремли.

 

Над рассветом, что настанет вскоре,

Поплывут они в одном строю.

Станет легче жить в родном просторе

Певчим птицам, людям и зверью.

 

Отогреет душу и отнежит

Вешний ветер, чудо-ласковей.

Скоро, скоро сбудутся надежды,

Жить мы станем проще и родней.

 

Вижу – на плечо садится птица,

Без боязни лижет руку зверь…

И кому, не знаю, поклониться,

Чтоб свершилось это всё теперь.

 

 

* * *

Всех тянет на улицу – март!

На взгорке оттаявшем сухо.

Спешит ребятня из-за парт

Встречать птиц, вернувшихся с юга.

 

У марта в глазах огоньки

Сверкающих луж и проталин.

Вприщурку глядят старики

На солнце с нагретых завалин.

 

Как баня, нагревшийся хлев

Стоит нараспашку и парит.

Суббота. У всех свежий хлеб,

Всех мамы краюшкой одарят.

 

По-птичьи рубанок свистит.

Запаклен и поднят скворечник.

И пухом цыплячьим сквозит

Ивняк, распускаясь, у речки.

 

В овраге ручей-снегоед

Сугробы тяжёлые рушит.

И зелен лесок на просвет,

И золотом плещутся лужи.

 

 

* * *

Весна чуть-чуть замедлила разбег.

Пахнуло мерзлой сыростью, туманом.

И выпавший под утро бледный снег

Был самым настоящим, не обманным.

 

Затлел рассвета хлипкий огонек.

День обещал быть тусклым, непогожим.

Потрескивал пузырчатый ледок

Под жесткими подошвами прохожих.

 

Весна казалась хмурым ноябрем,

Засыпав снегом избы, огороды.

И под ее распахнутым крылом

Еще таились вьюги, непогоды.

 

Поторопились радоваться мы

Погожим дням. Увы, права примета,

Что ранняя весна берет взаймы

Тепло и свет у будущего лета.

 

И жизнь не забывает никогда

О вечных должниках и ждет расплаты.

Мы платим грустью в зрелые года

За то, что были счастливы когда-то.

 

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.