Популярный паблик “Изнанка” (Вконтакте), публикует авторские интервью, которые, по сообщению самого сообщества, “на изнанке новостной картины. О них не расскажут традиционные медиа”. Недавно там было опубликовано интервью со “смотрящим одной из ульяновских группировок”. У сообщества хорошая репутация и, кроме того, в тексте мы опознали многие нюансы, характеризующие подлинность текста. Все так. Представляем вашему вниманию.

— В каком населённом пункте учитесь?
— Учусь я в городе Ульяновске. В школе на самой черте города.

— Чем вы занимаетесь именно по «криминальному» направлению.
— Обычно рэкет, мелкое хулиганство, воровство.

— Что это за группировка вообще? Давно она орудует в вашем городе?
— Группировкой никто не называет, это даже оскорбляет, называют коллективом, точной даты создания нет, но примерно с 1990.

— Как относитесь к АУЕ?
— К самой этой культуре не слишком хорошо, это на самом деле лишь мода, которая скоро пройдёт. То, что происходит у нас в городе, началось ещё в 80-х.

 Сколько вам лет, и какие ваши обязанности?
— Мне 16 лет, в мои обязанности входит сбор средств с людей, дабы их не «трогали», поддержание порядка и спокойствия в учебном заведении.

— Кто эти люди, которым приходится платить за спокойное существование?
— Те ученики, у которых нет связей, «крыши», либо сами не с «района». Хотя, в большинстве своём, сейчас родители у них много кого знают из «криминала», но они боятся сказать.

— Как заполучить связи и стать «своим» без платы?
— а) Пойти на «район»;
б) Подружиться с пацаном с «района», но это обычно делается в классе 5-6.

— Зачем вам это?
— Это приносит неплохой доход, но, если честно, после окончания школы хочу уехать из города и забыть об этом.

— Сколько получаете?
— В неделю с одного рублей 200-500, в зависимости от того, как он себя ведёт. В месяц выходит от 7000 до 10000.

— Вы делитесь выручкой с кем-то?
— Да, всё отдаётся «старшим», дальше они распределяют.

— Вообще, откуда у школьников деньги?
— Им дают на обеды, они и копят.

— Органы правопорядка попустительствуют?
— Нет, они бы рады нас поймать и посадить, но суть в том, что:
1) Им нужны свидетели и доказательства, а таковые могут дать лишь жертвы, которых запугиваем;
2) Большинству совершающих «палевные» преступления нет 16 лет.

— Как вы пришли к такой должности?
— Показал себя «старшим» толковым «пацаном», поэтому после того, как моя школа стала «наша», меня и сделали тем, кем я являюсь.

Ещё в шестом классе я знал про весь этот движ, и в седьмом классе уже сам пошёл на «район» в связи с тем, что понимал, чем для меня может обернуться бездействие

 Как происходит процесс «прихода на район»? Вам достаточно было пойти на какую-то точку сбора коллектива и попытаться наладить контакт там?
— По сути, да, это просто, только нужно встретиться не на точке, а просто с человеком, который уже с «района», и всё.

— Вы выбрали это для того, чтобы обезопасить себя от нападок со стороны пацанов, или вам приносит удовольствие быть чуть «выше» других школьников?
— Думаю, да, я и защитился от нападок и чувствую себя чуть-чуть выше остальных, но всё-таки, если бы у меня был выбор не заниматься этим и быть в безопасности, и заниматься этим и тоже быть в безопасности, я бы выбрал первое.

— Как часто приходится бить, чтобы получать деньги?
— Не очень часто, информация о том, что делают с несогласными, очень быстро разносится.

— Лично сдаться органам не планируете, пока есть возможность за мелкое сесть, а не за создание ОПГ?
— Я не создавал ОПГ, оно было образованно ещё до моего рождения, сдаваться не планирую, поскольку по факту на это нет причин.

— А преступные деяния — не причина?
— Их никак не доказать, а против себя никто играть не будет. Те, кто отдаёт деньги, делает это лишь по собственной воле (в моём случае), а факт моего участия в «коллективе» никак не доказать. На моей памяти ещё ни одного случая с летальным или критичным исходом не было, а, поскольку мой отец полковник (смешно, да?), мне опасаться нечего.

— Не боитесь, что отец с вас шкуру спустит, если узнает о ваших деяниях?
— Я продумывал каждый сценарий поворота событий, поэтому на этот счёт не беспокоюсь.

 Учащиеся каких классов принимают участие в этой деятельности?
— От 7 до 11.

— Были конфликты с полицией?
— Бывали, но дальше предупреждения не заходило.

— Если кто-то не дает деньги, вы сами избиваете или кого-то посылаете?
— Нас в школе восемь, поэтому в туалете присутствуем все.

— То есть вы избиваете парней в туалете ввосьмером?
— Ни в коем случае, это делает лишь один, толпой нельзя.

 Как проще всего провиниться перед «пацанами»?
— Если сам с «района», то способов масса: не прийти на «сборы», предать, оскорбить свой «коллектив».

— Какие самые жесткие наказания за такое?
— Был случай, когда на сборах один пацан хотел «отойти». По сути, в этом нет ничего страшного, если на то есть веские причины, или он может откупиться, но прикол был в том, что он сказал: «И вообще, у нас тут ловить нечего, мы — говно». За это его жёстко избили.

— У вас проблем из-за должности не было? Может, вас били, грозили отчислить, девушка бросала?
— Меня свои ни разу не били, поскольку не было косяков, отчислением не грозили, поскольку учусь я хорошо, ну а с девушкой проблем нет, она даже не знает про мою деятельность.

 Какие особо изощренные измывания над «виновными» совершали?
— Был случай, когда мы опустили парня, заставив его трогать краны в туалете, поскольку те были облиты мочой.

— Вы сможете оставить эту должность и назначить другого ответственного?
— Будете смеяться, но бывали случаи в других школах, что один проигрывал другому школу в «камень-ножницы-бумагу», поэтому думайте сами.

— Как руководство школы относится к подобному? Наверняка оно догадывается обо всех делах учеников.
— Да, но, пока нету чего-то «громкого», они не лезут.

 А громкое было когда-нибудь?
— При мне — нет, а раньше, особенно в 90-е, постоянно. Например, одного парня закопали заживо за то, что он слил данные на всех людей из своего окружения.

 Есть ли какие-то собственные понятия, кодекс или правила поведения, которых все члены коллектива придерживаются?
— Есть. Например, нельзя «докопаться» до юноши, идущего с девушкой, нельзя собирать «дань» с детей из малоимущих семей, ну а остальное секрет. Суть в том, что «коллектив» не любит отморозков и не потерпит таковых в своих рядах.

 Есть ли в коллективе кто-то, кто лично вам кажется отморозком?
— Да, но они, опять же, держат себя в определённых рамках.

 Вам не кажется, что, если бы не криминализация школ, то там было бы спокойно и без «крышевания»?
— Мне самому вся эта «пацанская» тема не шибко симпатизирует, но это такая система, которую сложно сломать, поэтому как-то так.

— Встречали ли вы организованное сопротивление со стороны несогласных с вашей «крышей»?
— Нет, их и не будет. Тех, кто с характером, и сам бастует (даёт сдачи), тех уважаем и не трогаем.

— Сколько в школе старших? Сколько они зарабатывают в месяц?
— «Старшие» не в школе, а вообще на «районе», зарабатывают они много, поскольку, помимо школ, они держат рынки и ларьки.

 Какой средний возраст у «старших»?
— От 23 до 50. Но нас не посвящают в их дела, там уже дела ГОРАЗДО крупнее.

— Что если ваша ОПГ задумает начать действительно серьезный бизнес? Продажа наркотиков, например?
— Насчёт наркотиков: действует жёсткий запрет на всю эту лабуду, бывали случаи, когда находили «закладчиков» и наказывали их, хотя даже если «старшие» что-то удумают, я с этим дерьмом связываться не буду ни в коем случае.

— Были ли когда-то стрелки район на район, школа на школу?
— Естественно, это в порядке вещей.

«Стрелу» забивают даже тогда, когда один пацан повздорил с пацаном с другого «района», на время «разборок» вводят «комендантский час» у тех и у тех, если кого увидят — наказывают

 Почему в одних городах есть подобное явление, а в других — нет?
— Всё зависит от власти и общего уровня жизни населения, в нашем городе полный упадок, хотя власть говорит, что она что-то да делает, в данный момент идёт отток из «коллектива», поэтому, думаю, они работают.

— У вас не было мыслей все же изменить систему?
— А смысл? Мне осталось жить в этом городе год, после чего я уеду в более крупный населённый пункт.

— Переезд в другой город — это достаточно убедительная причина для того, чтоб вас отпустили с миром?
— Сам переезд — нет, а вот учёба — да.

 Как родители учеников относятся к вашей деятельности? Действительно ли никто из них не в курсе происходящего?
— Если у кого-то они и в курсе, то они знают, что с эти вопросом нужно обращаться к конкретным людям, поэтому они не беспокоятся. А те, кто не знает, значит тем не рассказывали их дети. Все родители, жившие в 90-е, знают, к кому обращаться, поэтому смысла жаловаться в школу тоже нет.

— Как вся эта система влияет на девушек?
— Как известно, девушки любят «опасных» парней, поэтому и бегают толпами за ними, а раньше были и женские «коллективы», но, насколько мне известно, они распались.

— Страдает ли ваша моральная составляющая от того, чем вы занимаетесь?
— Мне лично кажется, я никак не изменился: как был добрым, так им и остался — просто так никому плохого не сделаю. А совесть нечиста абсолютно у каждого человека, но моя загажена чуть больше.

— Какие изменения в повышении качества жизни города криминальные структуры приветствовали бы? Если где-нибудь благоустроят парк и т. п., будут ли его вандалить?
— Вандализм конкретно у нашего «коллектива» запрещён, за другие отвечать не могу, ну и факт постройки парка или сквера нечего не решает — решает строительство новых предприятий и роста зарплат.

— Насколько образованы участники «коллектива»? Вам интересно общаться с ними или совсем не о чем?
— Большинство повязаны на теме АУЕ и блатной романтике, поэтому с ними, как правило, помимо «рабочих» отношений, стараюсь больше нечего не иметь. К слову, среди «старших» принято быть культурным, и сами они довольно умные люди.

— Как, по-вашему, будет развиваться ситуация в ближайшее десятилетие?
— Могу сказать, что всё это идёт на убыль, у молодёжи сейчас другие интересы, да и время уже не такое.

— Какие средства самообороны выбираете/считаете лучшими?
— Язык и больше ничего. Из любого конфликта можно выбраться, используя лишь красноречие и дипломатичность. Ну и маленький молоток.

— А в редких случаях драк использовали только кулаки?
— Да, но один раз молоток. Только запугать, да и то «чужих».

— Есть какой-то коронный приём красноречия у вас?
— 1) Без мата;
2) Культурно;
3) Спокойно;
4) Ловить на слове.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.