Жильцам аварийного дома по улице Маяковского пришло «письмо счастья» — оказывается, снос собственного дома — это их прямая обязанность.

В этом году дому №12 по улице Маяковского исполняется 60 лет. Возраст приличный, особенно если учесть, что двухэтажное здание возводилось как экспериментальное, и этот эксперимент строителям не удался, о чём говорится в акте приёмки.

БЕЗ КАПРЕМОНТА И НОВЫХ КВАРТИР

Шесть десятилетий без капремонта довели здание до состояния катастрофы — входная дверь болтается на честном слове, крыша течёт, лестница покосилась. По словам Татьяны Чистиковой, проживающей здесь с 1975 года, в начале восьмидесятых проблемный дом чуть было не отремонтировали. Но капитальные работы предполагали временное переселение жильцов, и это не всем понравилось. В итоге два пенсионера покидать насиженное место наотрез отказались, а дом так и остался без ремонта.

Здание постепенно просаживается, из-за чего не открываются окна, проблемы с дверями. Последние остатки здоровья здание потеряло в 2011 году, когда рядом развернулось строительство 18-этажного «небоскрёба». Подробно об этой истории «АиФ» писал в 2013 году (что называется, по горячим следам). О том, как целый дом стал жертвой обмана, пенсионерка Валентина Горячева и по прошествии шести лет вспоминает с горечью:

— Застройщик, когда начинал строительство, собрал нас — пообещал дать в новом доме квартиры, а на месте наших руин возвести ещё одно здание. Мы терпели всё — и что строительный кран в 40 сантиметрах от стены работает, и что к нам в окна летят кирпичи, и что треск целыми днями стоит — ни вечером отдохнуть, ни в выходные. А вот, оказывается, зря терпели — собрал нас застройщик за углом: «Так, мол, и так, прогорел я, квартиры не дам». Обращались в прокуратуру, в суд, а толку-то — устные обещания к делу не подошьёшь.

ДОЖДАЛИСЬ!

С программой расселения тоже срослось не сразу. В 2013 году жильцы скинулись по 2000 рублей с квартиры и заказали экспертизу состояния дома в БТИ. Результатов ждали два года, вывод был однозначен: несущие конструкции находятся в непригодном для эксплуатации состоянии, есть опасность обрушения, жилой дом подлежит сносу. Однако межведомственная комиссия, решавшая судьбу строения, предпочла с выводами не торопиться и потребовала провести ещё одну экспертизу — инструментальную. Жильцам она оказалась не по карману — шутка ли, 56 тысяч рублей с 12 квартир, населённых в большинстве своём пенсионерами и инвалидами.

За обитателей лачуги вступилась прокуратура, усмотревшая в действиях чиновников нарушения и потребовавшая аварийный дом расселить. Суд с надзорным органом согласился, однако межведомственная комиссия поняла решение Фемиды по-своему и постановила аварийное здание… отремонтировать. Разбирательства продолжались не меньше года, и, наконец, 1 декабря 2016-годом № 12 по улице Маяковского был официально признан аварийным и подлежащим сносу. Здание включили в областную программу переселения граждан из аварийного жилья, долгожданное событие запланировано на 2021 год.

ОСЧАСТЛИВИЛИ…

В надежде приблизить час икс жильцы обратились в администрацию города с просьбой переселить их пораньше, и в марте получили ответ — такое возможно, но при наличии дополнительного финансирования. Нетерпение людей понятно — многие из них разменяли седьмой и даже восьмой десяток, и жить в доме, от которого отказалась даже управляющая компания, им с каждый днём всё сложнее.

А несколько недель спустя ведомство «осчастливило» жильцов ещё одним посланием — требованием о сносе своего аварийного дома за подписью начальника городского Управления имущественных отношений, экономики и развития конкуренции Татьяны Горюновой. Документ поверг Валентину Горячеву в шок:

— Как это понимать? Нам что, экскаватор пригнать или по улицам ходить — спрашивать, не снесёт ли наш дом кто-нибудь?

К счастью, волновалась Валентина Васильевна напрасно.

— «Требование о сносе аварийного дома» — вполне стандартный документ, который орган местного самоуправления обязан направлять собственникам жилых помещений, — говорит адвокат Григорий Калёнов. — Обращать на него внимания не стоит — вне зависимости от того, отреагируют на него жильцы или нет, когда подойдёт очередь, дом расселят.

Тот факт, что любая официальная бумага с непонятными формулировками вызывает у жителей аварийного дома стресс, вполне объяснимо. Когда обманули один раз, обманули второй, невольно возникает ощущение, что обманут и в третий.