Для начала  кратко поведаю о том, как лет двадцать тому назад  пытался я отыскать  городок Спасск, в котором  судьба определила мне родиться.

Итак…

Июль,жара, безлюдные проселки  недалеко от Старой Майны.  Зачем я тащусь по следам моего детства, зачем травлю душу? Дался мне этот Спасск – городок, которого  нет!  Он  давно исчез под водами  так называемого Куйбышевского водохранилища.Конечно, мне хотелось бы неким чудесным образом воскресить хоть часть того, что некогда окружало моих предков: здания, дороги, улицы, мосты, ручейки, леса, луга, кладбища, деревни, города.

Ночлег у костра.. Теплой летней ночью эти мечтания обретали черты реальности. Мне мерещились обсаженные деревьями дороги, ухоженные городки среди зелени, уютные деревни, аккуратные домики, прибранные улицы, спокойно текущие в своих берегах реки… Я видел встающие над холмами колокольни и минареты. Совершенно реальными представлялись мне и добротные сельские школы, деревенские музеи, хранящие биографии местных земель и людей… Уставясь в малиновое пятно затухающего костра я видел прибранную, ухоженную землю, на которой основательно живут спокойные, памятливые и деловитые люди… И темнота вокруг, тревожащий душу ветерок с полей, мерцающие по горизонту огни сильно способствовали моему самообману, моему самообольщению, с которым я и впал в полудрему под уже светлеющем на востоке небом…
Реальность возвратилась ко мне от шибкой тряски за плечо. Я увидел слегка подопухшее лицо . Услышал:
— Плесни полечиться … Я  потопаю… А ты езжай на Никольское, там и Спасск рядом…
Булькнуло, звякнуло, поехал… И вновь разворачивалась передо мной моя раскатанная, объелозенная, нелепо застроенная  и плохо обжитая земля. Снова тяготили сердце полуразрушенные церкви и обмызганные «сельмаги», возле которых толкался небритый, плохо одетый и угрюмо –недружелюбный  народ

…И добрел-добрался я в конце-концов до симпатичной речки Бездны впадающей в Каму. На берегах ее пастухи стерегли стада местного кооператива с потрясающим имением «КИМ» (Коммунистический интернационал молодежи).
«КРС» (крупного рогатого скота) было немало; он бродил-лазал по обширной речной пойме, опустошая, превращая в выгон, естественный родильный дом природы, ее жемчужину… Но кого это волновало?
И тут сквозь туман забвения, сквозь шелуху прожитых лет до меня дошло, пробилось что это, верно, и есть те знаменитые Кураловские луга, о несказанной красоте которых когда-то мне рассказала мать… Бедные  исчезнувшие луга!

За рекой бродили все те же вездесущие «КРС». На низкой луговине, среди бесчисленных мелких озер раздавался густой пастушечий мат…
Где-то тут стоял мой Спасск?..
Там, где речка Бездна подбегала к широкому камскому простору, горбились печалистые холмы. Несколько старых могучих тополей уже изрядно побитых временем, шелестели на взгорках. Вылезал кое-где среди полыни и прочей травки битый кирпич, камень. Обросшие дерном пологие ямы навели на мысль, что брожу я по месту, некогда обжитому людьми…
— А верно, тут город стоял! — подтвердил мои догадки пастух.
— Спасск?!
— А кто его знает! Уж ничего от него не осталось. Во-он тополя, кирпич битый, камни, да старый мост возле кладбища. — Где кладбище?
— А вот коровы топчутся…
Побитые надгробья, ободранные кусты, коровьи лепешки… выбитый копытами толчок; осколки разбитых бутылок…
Таким было место успокоения тех, кто когда-то ставил городок среди ошеломляющей красоты ввиду двух рек, бескрайних лугов и пойменных перелесков. Тех, кто возводил дома, ставил храм; тянул улицы, строил мосточки , нянчил детей, открывал школу… Тех, кто и предполагать не мог, что над их гробами будет топтаться скотина, означенная сельскозчиновниками таинственной аббревиатурой «КРС»…
тут место упокоения и той акушерки-повитухи, которая подняв на руках, впервые показала меня моей матери?
Исчезнувший город. Неужели я никода не увижу,не пойму,не почувствую тебя?

Я навсегда потерял тебя,Спасск?

Вот такой был сюжет.такими были мои горестные  чувствования…

Но бывают   иногда  на свете мистические неожиданности! Вот одна из них.

На минувшей неделе  в  ульяновском Дворце книги  состоялась  презентация книги  доктора  историческмх наук,профессора  Е.А.бурдина «Спасск(Куйбышев) Были и легенды старого города).  Ну, такого рода «мероприятий» в областной библиотеке бывает немало,  книги  здесь чтут ,авторов  по мере возмождности поддерживают… Событие  в общем-то  ординарное – но для меня  оно явилось неким озарением .Ибо?

Ибо   книга  Евгения Анатольевича-  это и есть  то самое чудодейственное возрождение  города Спасска! Явление  не совсем обычное, можно сказать  исключительное.

Этот  том  в триста с лишним страниц .щедро снабженный  иллюстрациями,  статистикой, воспоминаниями очевидцев, открытиями   и умозаключениями автора   не только чудесным образом возрождает городок и все  то .что с ним связано.  Он  обнажает нам в кажущейся  локальности  всю грандиозную  и трагическую судьбу Волги и волгарей  в связи с  созданием каскада гидростанций на  великой реке. Обнажает   судьбу одного  небольшого городка  и его жителей;  всей той «малой родины»   на которой – как совершенно правильно  подчеркивает автор-  держится вся «коренная ,настоящая Россия» —  а видим мы как бы всю проблему  сооружения плотин на равнинных реках яроссии….

Сегодня мы начинаем публикацию некоторых   страниц  исследования  Евгения Бурдина – они не просто интересны; ОНИ КАК БЫ НАПОМИНАЮТ НАМ .КАК ВАЖНО БЕРЕЧЬ ,ХРАНИТЬ И ПОЧИТАТЬ  ТО.ЧТО БЫЛО ДО НАС…

Итак, говорит  историк  Евгений Бурдин. Я позволю себе лишь некоторые  сокращения (учитывая формат публикации).  Добавлю еще:  я считаю   данное исследование  не просто заметным- но и выдающимся достижением  региональной истории  нашего Средневолжья..

Жан Миндубаев.

***

Евгений Бурдин.

Пролог, или мысли о terra incognita.

Спасск, в советское время Спасск-Татарский и затем Куйбышев – небольшой город, уездный и позже районный центр, которому было отмерено всего лишь 174 года – с 1781 по 1955 (начало будущему городу положила основанная в первой половине XVII века деревня Чертыковская, находившаяся сравнительно недалеко)

В народе его до сих пор называют «Старый» город или Старый Куйбышев. Спасск, в 1781 году превратившийся из села в уездный  город  ,стоял на реке Бездна, в 12 км от её впадения в Волгу, на второй надпойменной террасе, то есть, рядом с привольно раскинувшейся и самой большой в Европе Волжско-Камской поймой, заливаемой только в весеннее половодье . На всём протяжении своей короткой истории он являлся центром одной из основных сельскохозяйственных житниц Среднего Поволжья – Западного Закамья, тихим и небольшим провинциальным городком, в котором жизнь текла размеренно и неторопливо.

Спасск стоял  рядом с чистой рекой, лесами и заливными лугами, на чернозёме, отчего порой в городе была непролазная грязь.  Спасск-Куйбышев, как и некоторые другие поволжские города – Молога и Корчева на Верхней Волге, Ставрополь на Средней Волге, оказался в зоне затопления крупнейшего на Волге Куйбышевского  гидроузла. Но так и не был полностью залит, и сейчас под водой находится примерно треть города. Большая же его часть сохранилась и сейчас представляет собой довольно значительную территорию с западинами и холмами от строений, местами заболоченную и окружённую со всех сторон водой… Это самый большой остров  входящий в состоящий более чем из 60 островов Спасский государственный природный комплексный заказник (всё, что осталось здесь от поймы).

Спасск- Куйбышев до сих пор остаётся в тени и незаслуженно почти забыт (за исключением редких публикаций и воспоминаний немногих оставшихся в живых старожилов).

Немного отвлекусь. Во время пребывания в апреле 2011 года в Рыбинске я самолично убедился, как трепетно и с огромным уважением там относятся к памяти города Молога: с 1997 года официально существует землячество мологжан, там уже не только дети, но и внуки и правнуки старожилов, причём это реально и активно действующее общество, имеющее свой сайт , издающее краеведческие книги и регулярно проводящее различные встречи, презентации —  и многое другое

Довелось мне по приглашению данного землячества посетить и День памяти Мологи, который ежегодно с размахом проводится в Рыбинске и неизменно привлекает огромное количество местных жителей, а также иногородних.

Но вернемся в Спасск. Если информация о Мологе вышла на всероссийский и даже мировой уровень, то Спасск-Куйбышев до сих пор в известной мере является белым пятном. Правда, в 1990–2000-е годы вышло несколько десятков публикаций в местной и казанской прессе (в том числе автора этой книги ) — и даже издана монография «Волжская Атлантида: трагедия великой реки», в которой немало места занимала информация о Спасске-Куйбышеве (Ульяновск, 2005). Но этого явно недостаточно, особенно по сравнению с деятельностью ярославских историков и краеведов, а также мологжан и их потомков..

. А ведь русский город Спасск по сути дела стал преемником (по крайней мере, административным) средневекового Болгара и родителем современного районного центра! Почти 200 лет интереснейшей и важнейшей истории пока выпадают из цепочки времён…

Уроки истории напоминают нам о том, что нельзя изучать историю одной эпохи в ущерб другой. Иначе у людей создается искажённое представление об исторических и культурных процессах, которые шли в данном случае на Спасской земле, бывшей территории Волжской Болгарии.

Кстати сказать, сейчас на территории Болгарского музея-заповедника заканчивается создание музея истории города, который, надеюсь, в значительной степени заполнит образовавшийся вакуум.        До настоящего времени не выходила в свет ни одна книга, посвящённая именно Спасску-Куйбышеву. Я уже не говорю о серьёзных документальных и тем более художественных фильмах. Создано Спасское землячество, но у него нет пока своего сайта, да и действует оно не так активно, как хотелось бы. В общем, много чего нет.

Но не всё так уж плохо. Ради справедливости надо сказать, что первый, естественно, любительский фильм о Старом городе, я снял 10 сентября 2010 года, в основном в виде рассказа о нём и его окрестностях старожила Александра Александровича Корчагина, проживавшего в селе Куралово (к сожалению, через год он скончался). Второй сюжет был отснят третьего июня 2013 года съёмочной группой канала «ТНВ» во главе с Михаилом Любимовым с помощью автора этой книги и Николая Марянина.

К счастью, Спасск-Куйбышев, несмотря ни на что, остался в памяти немногих уцелевших старожилов, а также в архивных документах и фотографиях… Он смотрит на нас из окон перенесённых из зоны затопления деревянных общественных и жилых домов, многие из которых украшены резьбой. Их всё меньше и меньше, поэтому в октябре 2015 и июне 2017 года по моей инициативе была проведена фотосъёмка старинных зданий Спасска (некоторые из них представлены в книге).

В своей книге я старался отойти от изложения истории города в традиционном, т.е. хронологическом понимании, сделать его максимально интересным, «живым» и разнообразным, привлекая для этого проблемно- хронологический, культурологический и географический (история, наложенная на территорию) принципы. И наконец, лично для меня Старый город, куда я впервые попал в далёком 1984 году ещё подростком, стал по сути дела знаковым, символическим местом, которое вызвало сильнейший интерес к нему и позже серьёзно стимулировало начало исследований этой уникальной во всех смыслах земли – осколка замечательного прошлого, нашей Волжской Атлантиды. Более того, во время изучения в 2000-е годы семейной истории выяснилось, что в Спасске-Куйбышеве в 1904 году в Троицком соборе была крещена моя прабабушка по матери – баба Настя Шихина (в замужестве Панчугина), всю жизнь прожившая в селе Никольское9 (дело в том, что до неё все рождавшиеся в семье дети умирали в младенчестве, и прабабушку, видимо, решили крестить в городском соборе, после чего смерти прекратились)….

А во время Великой Отечественной войны в спасской  тюрьме умер мой прапрадед по матери Ерофей Панчугин, которого посадили за горсть зерна, взятую на складе, где он был сторожем.

Итак.впереди  путешествие по исчезнувшему городку Спасск…

(Продолжение следует)