Чиновники из минздрава Ульяновской области никогда не чурались громко, открыто и искренне заявлять о том, что плевать они хотели на какие-то там законы, права и социальные гарантии каких-то там пациентов, инвалидов, льготников, врачей, своих же сотрудников и кого бы то ни было.

Сергей Панченко, министр здравоохранения Ульяновской области
Сергей Панченко, министр здравоохранения Ульяновской области

Закон и суд для министерства откровенно не указ. Министерские клерки за последние годы недурно наловчились в созидании собственной правовой реальности.

Руководство медицинский учреждений давно взято бюрократами под заботливое крылышко. Главных врачей и заведующих перестали интересовать больные с их нуждами. Важно лишь, чтобы минздрав не пожурил, пациенты уж бог с ним.

Врачам без отмашки из министерства и рецепт выписать не позволено. Теперь это признано самоуправством, за которое лишают премии, делают выговор, увольняют.

Многочисленные исполнительные производства и судебные приставы тоже не тревожат чиновников от здравоохранения. Решения судов, оказывается, можно просто не исполнять.

Закономерно, что в условиях полнейшей безнаказанности, вседозволенности и ощущения собственного неуязвимого могущества чиновникам становится тупо скучно. Тогда они начинают развлекаться с пациентами, как кот с мышкой.

Вот еще один хрестоматийный пример типичного для министерства самоуправства.

Человеку с хроническим заболеванием по закону положены бесплатные медицинские изделия: тест-полоски для измерения уровня сахара в крови. И это не диспозитивное право минздрава (ходим дадим, а хотим не дадим), а непосредственная и прямая обязанность. Льготники должны быть обеспечены бесплатными лекарствами. Точка. Другого не дано.

Однако, писаки из министерства не стесняясь нам заявляют. Мол, вот если аукцион будет признан состоявшимся, то тогда…

Парадоксально, для чиновника из минздрава выдача жизненно важных лекарств пациенту не более, чем дело случая. Повезет, тогда дадим, а нет, так и черт бы с ним.

Ситуация ужасным образом напоминает русскую рулетку, где барабан револьвера с одной заряженной пулей все время крутится в непосредственной близости от виска пациента, который раз за разом зажмуривается при каждом щелчке бойка, ожидая, что этот щелчок станет последним.

В это же время уполномоченный экзекутор от министерства прекрасно себя чувствует, довольно осознавая себя единственным вооруженным субъектом в ситуации, где остальные лишь безропотные безоружные наблюдатели, не обладающие никакими правами или возможностями для их защиты. Ужасное, мучительное положение.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.